На днях или даже раньше Генеральной прокуратуре поручили разобраться с российским филиалом Transparency International — Transparency Россия на предмет ее подрывной анти- чуть не сказала «советской» деятельности. Глава местной транспарентности — Елена Панфилова — не выбирая слов, публично назвала предстоящую разборку «прямолинейным идиотизмом». То есть, с ее точки зрения, организация, цель которой — бороться с коррупцией, априори не может действовать против государственного устройства России. Я думаю так: либо это непростительная наивность, либо это отчаянная попытка отвести подозрения от себя, обвиняя другую сторону в отсутствии ума и здравомыслия.

Человек, окончивший исторический факультет МГУ, каковой является Елена Панфилова, не может не знать: коррупция была и остается движущей силой прогресса в России. Советская  власть, чуть было ее не искоренившая, в итоге привела к краху не только коррупцию, но и само государство российское, довела экономику до тотального дефицита всего, а страну — до колоссального отставания от мирового прогресса.

Чиновники брали на лапу всегда, со времен царя Гороха, и заметьте, не только в России. Само слово-то «коррупция» совсем не русское. Русские синонимы гораздо приличнее: приношения, дары, гостинцы, приносы, ну, максимум негатива: поборы. И опять же четыре первых слова подразумевают добрую волю дающего и только одно последнее — диктат берущего. И ведь слугам государевым просители несли, согласитесь, не из альтруистических соображений: прощение вымолить, казенный заказ получить, отрока своего бестолкового к государевой службе пристроить. Несли добровольно, из корыстных побуждений. И приговаривали: «Возьми, Христа ради, гостинчик. Не побрезгуй! Не обидь отказом!» И как тут не взять?

Богатый пласт пословиц и поговорок о коррупции вошел в сокровищницу русской культуры: «Не подмажешь — не поедешь», «Пчелка — и та взятку берет», «В суд ногой, в карман рукой»... Коррупция обессмертила себя в величайших произведениях русских писателей: Грибоедов, Гоголь, Островский; Салтыков-Щедрин постарался на этой ниве особо плодотворно. Искорени мы коррупцию — и целый культурный пласт на свалку?! Но это еще бы ничего. Судьба культурных пластов заботит только специалистов. Остальных же гораздо больше волнуют проблемы сегодняшнего дня.

Заботливое российское государство поставило на пути каждого гражданина,  куда бы он ни шел, целую армию надзирателей, инспекторов и контролеров. ВО ИМЯ ВСЕОБЩЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ. А пути при этом постаралось сконструировать узкими и извилистыми; каждый чиновник приложил руку к созданию барьеров и шлагбаумов. Зачем? Ради национального самосохранения. У нас категорически нельзя делать дороги прямыми, а правила — понятными. Мы же выродимся как нация! Где же мы будем тогда оттачивать нашу знаменитую смекалку? Как же мы тогда найдем выход из безвыходного положения? Ведь именно за это ценят российских специалистов за границами страны. Ну, а внутри страны, когда гражданина поймают за руку или за ногу за несанкционированное пересечение барьеров, наступает момент для обмена: гражданин добровольно, по собственной инициативе, вкладывает в карман контролера денежный эквивалент свободы дальнейших действий. Нет, конечно, иногда ему называют цифры, но это сугубо для ориентировки!

Но ладно — свобода. Гражданин при наличии наличности готов подкупать направо и налево. Он хочет получить справку, допуск, пропуск, регистрацию, прописку, паспорт, наконец, не за тридцать дней, а за пять! Нет, он уже не тычется с коробкой конфет и бутылкой коньяка по окошечкам, как это было в далеком советском прошлом. Нет, в окошечко у него ничего не возьмут — кругом камеры. Гражданин заходит в интернет и ищет посредника. Платит согласно тарифу (эквивалент пяти-десяти бутылок французского коньяка) и получает искомое. И разве виноват чиновник в нетерпеливости гражданина? Но заметьте — в целом движение ускоряется: гражданин уже получил новый паспорт, прописан по новому адресу, получил справку о несудимости и принят на государственную службу!

Взятка была и остается смазочным материалом экономического прогресса. Если бы  предприниматели, например, не заносили денег, чиновники могли бы годами рассматривать досье претендентов на строительство дорог, мостов, зданий и сооружений, поставку для государства труб, мебели и скрепок. Взятка — это мощный толчок к принятию решения. Да, чиновник начинает покупать квартиры, строить дачи, кушать в дорогих ресторанах, но он таким образом создает рабочие места и вкладывает деньги в российскую экономику (в иностранную ведь уже запретили)!

И неужели Елена Панфилова считает, что российская прокуратура нуждается в помощи дочерней структуры иностранной некоммерческой организации для выявления чиновников-мздоимцев? Да у прокуратуры столько материалов и на стольких чиновников, что если всех посадить, в государстве наступит кризис управления. Но такого нельзя допустить! Прокуратура, надо отдать ей должное, регулярно возбуждает уголовные дела, а вместе с ними и все российское общество, против выдающихся коррупционеров. Но дозированно и согласованно с первыми лицами. От передоза известно что бывает — смерть! А всякая несанкционированная информация о коррупции, вышедшая в медийное пространство вне государственного контроля, может нанести непоправимый ущерб стране и сыграть на руку нашим планетарным недругам — бывшим партнерам. И нужно быть слепой или подкупленной, чтобы усмотреть «прямолинейный идиотизм» в желании отстоять государственную безопасность казалось бы родной для Елены Панфиловой страны!