Сегодня выпал первый снег, вокруг всё бело и тихо, и стало так спокойно и чисто на душе.

     Только в этом году я поняла, что моя обычная осенняя тревожность, недовольство, беспокойство, охота к перемене мест -- просто древний инстинкт.  Когда солнце с каждым днем всё ниже, а дни короче, срабатывает тот же самый рефлекс, что заставляет креветок танцевать в лунном свете, а журавлей сбиваться в клинья.  Хочется куда-то ехать, всё равно зачем и даже всё равно куда, лишь бы на солнце, на полдень. На юг.

     Дорога накатана -- через Пенсильванию и Мэриленд на мои любимые пляжи Делавера, потом через Каролины и Вирджинию -- и остановка в Джорджии, а потом до самого конца,  до Майами. Жалко, что в Майами такой тяжелый климат: короткое и очень жаркое лето всего три месяца в году -- декабрь, январь и февраль, а остальное время нестерпимое адское пекло, венерианская погода. В октябре там всё ещё очень душно и жарко для человека из средней полосы.

     Лучше всего в Майами в январе, а сейчас даже не получится мечтательно вздохнуть про себя "тепло сейчас в Майами!". Да и вздыхать не надо. У природы нет плохой погоды. Каждая погода -- даже не благодать, а благословение. Если вспомнить, как нам дико повезло.

     У нашего Солнца много планет, но на Венере еще хуже, чем в Майами, а Марс холоднее, чем   рождество в Канаде. Но повезло нам, землянам, не только в этом. И на Марсе, и на Венере есть какая-то вода, и температура в принципе не противопоказана для любой белковой жизни. Но там нет смены времен года. А на Земле -- есть. Повезло! Ударилась какая-то комета, образовалась луна, земная ось наклонилась, и с тех пор всё так и завертелось!

     Но просто смены времен года, воды и подходящей температуры для образования жизни было бы недостаточно. Наша планета -- третья, и у нас есть ядро из тяжелых металлов, и поэтому существует магнитное поле, чтобы защищать нас от безжалостной ко всему живому  радиации. Вот уж повезло так повезло! Ценить надо!  Памятники ставить повсеместно тем первым протовирусам, отдельным митохондриям и прочим органеллам, которые за миллиарды лет развились до высших животных!

     Вот дальше кто-то может не согласиться, но я всё равно считаю, что нам, людям, повезло еще раз, что наши дикие прародичи слезли с баобабов по причине вымирания таковых и смогли приспособиться к саванне, а потом научились ходить по песку и питаться ракушками, и  пошли по берегу -- все дальше, и дальше. Вот как птицы у нас осенью, или те, кого называют snow birds. Правда предки наши шли не на юг, а на север, на полночь, они тогда от нехватки солнечого света не страдали, а страдали наоборот, от избытка, от жары и радиации. Как бы то ни было, дошли и до Азии, и до Европы... Ну, остальное все знают.  Но уже не все согласны, что повезло. Несогласные большей частью недовольны тем, что повезло не только лично им, но и другим человекообразным, не слишком, по мнению несогласных,  достойным такого везения.

          А я вот смотрю на первый снег и думаю... Ну, вы уже прочитали. jИ еще я чувствую, как мой далекий предок в ледниковом периоде вот также смотрит на первый снег и понимает: это всё. И ему становится также спокойно и хрустально светло на душе, как мне сейчас.  Идти, бежать, лететь больше никуда не надо. Не успеешь, не добежишь.. А надо просто жить, там где ты есть, здесь и сейчас. Просто выжить самому и сохранить детей, просто дождаться весны и встретить новое солнце. Если повезет, конечно. Я знаю - ему повезло. Знаю, потому что доказательство этому -- я сама, моя собственная жизнь.

    Только добавлю, что в последний раз каждому из нас дико повезло, когда наши родители встретились и понравились друг другу, и даже  смогли присутствие друг друга переносить какое-то время. Неважно насколько короткое. Важно, что достаточное для того, чтобы каждый из нас мог появиться на свет. Ну, повезло же! А ведь они могли и не встретиться, могли друг другу не понравиться, могли не случиться вместе там и тогда, и каждого из нас ведь могло и не быть. Но повезло!

    Давайте скажем им, родителям,  спасибо. А еще скажем спасибо первому снегу.  И нашей планете, и нашему дикому везенью. А потом еще раз -- нашим родителям. За то, что мы есть, здесь и сейчас, и что мы можем  увидеть  этот первый снег.