Все записи
19:46  /  7.12.15

4604просмотра

Хаг самеах всем, кого это касается, и гостеприимных еврейских друзей всем, кого не касается

+T -
Поделиться:

Ханука – это казалось бы самый простой из еврейских праздников. Мидраши говорят о нем немного, и достаточно прямолинейно – Ханука это праздник освобождения от греческого правления, праздник двойного чуда – победы малых и разрозненных сил над лучшей армией мира и одновременно – победы желания и веры над суровой реальностью: малого сосуда с маслом священной меноре хватило на много дней, свет меноры не прерывался, пока новое масло не было изготовлено.

Но волшебство Торы и еврейской традиции в целом состоит в абсолютной фрактальности и вневременном характере событий, морали и смыслов текстов и преданий. То, что описано в Торе, происходит всегда, каждый раз, и со всеми и каждым – вместе и по отдельности. Чтобы понять это, надо погрузиться «внутрь» исходной истории поглубже.

За некоторое время до ханукальных событий Израиль попал под контроль эллинистических государств (конкретно – эллинизированной Сирии, вотчины Селевкидов, осколка империи Македонского), и под духовное влияние эллинистической культуры. Просвященные греки были схожи в своей политической, этической и эстетической позиции с современными американцами – европейцами – русскими: национально и сексуально толерантны, любили и открыто пропагандировали красоту голого тела, меркантилизм и культ удовольствий, исповедовали политеизм, носивший больше характер социальной идеологии, чем внутренней веры, считали науку главным двигателем прогресса, уделяли большое внимание спорту. Они были совершенно открыты к дискуссии – строго до момента, когда им казалось что чужое мнение не отвечает их принципам или экономическим интересам.

В Израиле того времени господствовала культура, выросшая из смешения древнего монотеизма времен «до вавилонского плена» и мистических верований позднего Междуречья, существенно больше напоминающая сегодняшний радикальный ислам, чем европейскую культуру (из древнего же иудаизма выросшую). Нельзя сказать, что эта культура и до прихода эллинов чувствовала себя полноправной хозяйкой – замкнутость, суровость ограничений и сложность обрядов были привлекательны далеко не для всех – хроники времен от царя Давида и до событий, в честь которых празднуется Ханука, в основном посвящены борьбе верных апологетов иудаизма с попытками реформации, упрощения и часто – перехода на менее обременительные политеистические культы соседних племен – борьбе далеко не всегда успешной. Но даже соседские культы конечно не могли сравниться по привлекательности с греческой системой ценностей и мировоззрением. Процесс эллинизации начался задолго до оккупации, и шел далеко не только принудительно. Можно спорить, какая доля евреев выступала за эллинизацию Израиля, обсуждать, что в те времена было эквивалентом джинсов, что – кока-колы, а что – порножурналов, но мы точно знаем - как формальные противники эллинизации, так и ее сторонники к моменту восстания Маккавеев зачастую носили греческие имена, что является свидетельством моды на эллинизм, захватившей страну.

Конфликт идеологий (как это всегда бывает) подкреплялся финансовым интересом. Иерусалимский храм и священники собирали существенные (хотя и постоянно преувеличиваемые в фантазиях греков) суммы налогов и пожертвований, за контроль над потоками и без греков сражались различные «группы влияния», а греки-селевкиды, которые вели бесконечные войны с греками из других «кланов», в деньгах нуждались всегда. В этом смысле эллинизация перенаправляла бы финансовые средства в понятное и управляемое русло эллинских храмов, открывала бы доступ к росту сборов в казну императоров. По дороге (в отличие от ситуации с Иерусалимским храмом, где, судя по косвенным данным, финансовая дисциплина была жесточайшей) большая часть потока прилипала бы к рукам чиновников, и это соображение делало эллинизацию не только удобной для населения, но и приятной для готовых к трансформации начальников.

И тем не менее, Израиль не поддавался эллинизации. Опять же можно обсуждать, что было в те времена эквивалентом хиджаба, что – джихада, и как спорили прушим и цдуким о том, надо ли убивать неверных, или только убеждать их в их неправоте, но по тем мерам, которые греки принимали дабы эллинизировать территорию, можно судить об уровне сопротивления, а по контрмерам – о готовности сопротивляться.

Греки действовали вполне современными методами – организовывали PR компании, продвигали к власти неграмотных евреев, не знавших Тору и готовых к принятию эллинизма (вот когда придуман Уралвагонзавод!), обязывали нарушать законы кашрута и заповеди публично. Не сомневаюсь, что все это делалось с декларируемой целью цивилизовать отсталый народ, принести ему современное политическое и социальное устройство, разделить с ним завоевания прогресса (и немного заработать) – целью не менее благородной, чем была в Ираке у США или в Афганистане у русских.

Евреи – радикалы воевали методами ИГИЛ/Талибана/Аль-Каиды (или, если хотите, белорусских партизан, или – французского сопротивления). Предателей и неверных публично казнили, греческие статуи и храмы безжалостно разрушали. Поведение же основной массы евреев служит ключом к пониманию того, как может выжить личность, если инстинкт самосохранения требует предать убеждения. Был издан приказ писать на дверях домов декларацию отречения от монотеизма. Не написавшие могли быть казнены греками (написавшие могли быть казнены патриотами, правда с меньшей вероятностью). Евреи, не желавшие писать, нашли выход: они снимали двери с петель и выбрасывали: нет двери - нет надписи, все законно. Тысячи домов годами стояли без дверей, открытые ветру и грабежу, но владельцы домов не предавали своего выбора. Греки так и не решились издать указ о установке дверей или обязательном написании отречения на стенах.

Ханука в буквальном переводе с иврита означает что-то типа «завершения обучения», «выученного урока». В этом смысле Ханука это универсальный урок свободы. Каждый человек и народ имеют право выбирать во что верить, как жить, чего хотеть. Все наши выборы условны (как условно то, что «мы» носим трусы на пляже, а «они» – хиджабы в школу), но делать их – наше высшее право, которое даже самая мощная армия в мире не может отнять, просто потому что эти выборы и есть – мы, и именно за них мы готовы умирать, а оккупанты воюют в конечном итоге не за себя (где бы ни был «их» мир, но он далеко от поля боя: за океаном, как у американских солдат на Ближнем Востоке, или – в Монако или Ницце, как у российских чиновников). Ханука – это правда о том, что какой бы ни была армия (американская армия на Ближнем Востоке, несущая демократию, террористическая бригада в Париже или Тель-Авиве, несущая шариат, эскадроны смерти в Аргентине, несущие любовь к хунте, завуч в школе, требующий почитания властей или короткой стрижки, отец, добивающийся чтобы ребенок пошел по его стопам), ей не победить наше исконное личное право выбора – чему верить, чего хотеть и за что умирать.

Урок Хануки еще и в том, что свобода выбора далеко не всегда требует свободы физической, своевластия и независимости. Евреи после побед Иуды Маккавея не обрели суверенитета, они лишь добились права жить по своим законам – да и то, после гибели Иуды потребовалось более 30 лет чтобы это право было признано. Тем не менее праздник (да и Тора) момент формального признания автономии Израиля игнорирует, сосредотачиваясь на неформальном акте свободного выбора народа «в душе своей», приведшего к зажиганию новой меноры в Храме. Для свободы выбора не надо ни революции, ни перестройки, ни бегства в страну «себе подобных». Достаточно сделать выбор, и он реализуется, и появляется новая менора, и даже если неоскверненного масла собственной веры и возможностей осталось совсем чуть-чуть, Б-г дает ему гореть столько, сколько требуется. В конце концов, для свободы выбора достаточно выбросить дверь – в конкретном случае ей может оказаться выгодная должность, прибыльная сделка, удобное знакомство, комфорт, спокойствие или удовольствие.

Ханука является иллюстрацией и еще одного важного закона – и ты сам и твой выбор не остаются незыблемыми в процессе борьбы за свое право решать. Ханука «опоздала» к включению в Тору, на момент тех событий Тора уже была сформирована, все правила и уложения сформулированы. Однако Ханука празднуется не вполне по классическим законам. В Хануку (как и в Пурим, еще один «опоздавший» праздник) не произносится Кидуш и нет запрета на работу. Похоже что завершением идеологической борьбы между иудаизмом и эллинизмом в Израиле 2200 лет назад стала победа иудаизма… до известной степени подвергшегося эллинизации.

Наконец, урок Хануки не был бы универсальным, если бы не говорил (нет, если бы не кричал!) о том, что свобода выбора ни в коем случае не является гарантией счастья или процветания, а собственный выбор вовсе не обязан быть правильным, даже если вы за него шли на смерть. Победа Хасмонеев не сделала Израиль процветающим царством всеобщей любви. Война фарисеев и саддукеев не закончилась, а лишь усилилась. Израиль за короткий период времени пережил множество «внутренних переворотов» - всегда кровавых, всегда завернутых в иллюзию выбора, а на самом деле реализовывавших лишь стремление к власти. Постэллинский период Израиля запомнился постоянными убийствами и мятежами, брато- и матереубийством Иоанна Гиркана, агрессией Александра Янная (и да, греков победили, а цари продолжали носить греческие имена – как джинсы с кока-колой в СССР), союзом с римлянами против греков, который в итоге привел к новой оккупации, а затем – катастрофе и галуту. Ханука – свидетельство того, что, хотя Б-г всегда дает тебе силы для собственного выбора, ответственность за него он с тобой не разделит. Это, мне кажется, главное, что надо помнить в Хануку, да и в любой другой день. Хаг самеах!

Перепост