А сейчас, мои дорогие друзья, расскажу вам о событиях трёхлетней давности, приключившихся со мной во время съёмок «Хозяйки тайги-2» в Крыму.

Как-то во время обеденного перерыва в актёрский вагончик зашёл пиротехник Миша. Это был коренастый человечек с землистого цвета лицом и шеей, в камуфляжной форме и кепочке с козырьком.

Во время поедания кинокорма он пристально посмотрел на меня пронизывающим взглядом ворошиловского стрелка, потом со словами «Я вижу, тебе можно доверять» разоткровенничался и похвастался о профессоре-археологе из Москвы, который по его, Мишиной, наводке нашёл в древнем сарматском городище меч-палаш VII века до н.э. Это было настоящее сокровище: ножны были инкрустированы драгоценными и полудрагоценными камнями, а рукоятка выполнена в виде волчьей головы с малахитовыми глазами.

От усталости и голода не осталось и следа. Поперхнувшись, я стала выпытывать у Миши подробности. Тот нехотя принялся посвящать меня в тайны своего чернокопательского промысла, а к концу обеда внял настойчивым уговорам и согласился в ближайший выходной прихватить меня до городища, до того самого места, где был найден клад. В качестве подмоги он разрешил взять кого-нибудь надёжного. Мой выбор пал на второго режиссёра Полину. Поля – девушка проверенная и порядочная: три раза мы обедали с ней в севастопольском кафе «Якорь», и каждый раз счёт платился пополам. Любила Достоевского и поорать на операторский цех.

Мы прослушали подробный инструктаж: держать всё в строжайшей тайне, мобильные телефоны с собой не брать, дабы избежать прослушки спецслужбами, охотящимися на чёрных археологов, и вообще всячески скрывать факт нашего общения с Мишей. В качестве экипировки нам было велено приобрести в военторге «Витязь» камуфляжную одежду, армейские берцы и компас. В магазине «Мой любимый огород» мы оснастились садовыми перчатками, штыковыми лопатами, совками, тяпками и щетинными малярными кисточками на случай работы с древней керамикой.  Обязательным атрибутом нам были предписаны пластиковые очки, необходимые для защиты глаз от веток при побеге от конкурентов через заросли на квадроцикле.

Мы с Полей еле дождались выходного. Ни свет ни заря, в полной боевой экипировке, мы вышли из гостиницы в расчёте остаться незамеченными – вся съёмочная группа в выходной спит до позднего обеда. Но навстречу нам попался непьющий Витя-Звук, который удивлённо посмотрел на нас, одетых не по погоде (за бортом - +28°C). На его вопросительный взгляд мы нервно хихикнули: «За эдельвейсами в горы идём».

Согласно конспиративному плану, мы вышли на автобусную остановку и спрятались за ларьком. В условленное время подъехал на «Ниве» Миша и в полном молчании довёз нас до подножья горы. Там он выволок из кустов квадроцикл, на котором мы помчались к заветному месту. Дорога была извилистой и каменистой, но иногда мы выезжали на участки с брусчаткой. Миша объяснил нам, что это остатки Великого Шёлкового пути.

Преодолев с дюжину километров мы вылетели на плато, и взгляду открылся необычайной красоты пейзаж. Прямо под нами шумел водопад. На скалах гнездились орлы. И повсюду торчали остатки стен древнего городища. Вся земля была испещерена ямами – следами раскопок.

Миша повёл нас к месту, где был найден профессорский меч. Мы взялись за работу: достали свой археологический инструментарий и, дабы развить успех профессора, рьяно принялись снимать культурный слой за культурным слоем.           - Помните: десять сантиметров – это сто лет, - компетентно мотивировал нас Миша.

- Да не вопрос, - хмыкнули мы, - этак через минут двадцать до рождества Христова докопаемся!

Копали долго, упорно, во рту и в ноздрях скрипел глинозём… Тут мой глаз остановился на камне необычной конусообразной формы высотой с метр.

- Надо убирать камень! – уверенно сказала я. Миша окинул объект взглядом и отказался было, сославшись на больную спину. Но я была настойчива, и мы втроём, кряхтя, опрокинули камень на бок.

Я буквально вгрызлась в открывшуюся землю тяпкой и через несколько ударов услышала глухой звон керамики. Я замахнулась ещё раз, но пальцы быстро подскочившего Миши сжали моё запястье:

-       Не вздумай! Разобьёшь! Дальше – только руками!

Отбросив тяпку я по-собачьи принялась рыть руками и вскоре нащупала что-то продолговатое…

(продолэжение следует)