Друзья! Одна из моих любимых актрис – Вупи Голдберг – прежде, чем получить своих «Оскаров» и «Грэмми», сменила несколько профессий: укладывала кирпичи на стройке, была ночным сторожем. А ещё – визажистом-гримёром. Только не в глянцевом журнале, не на съёмочной площадке и даже не в салоне красоты: её клиенты были не совсем живыми, вернее сказать – совсем мёртвыми – Вупи работала в морге.

Мне тоже довелось поработать и водителем у бывшей заведующей бакалейного отдела омского гастронома, и администратором у поп-звезды (как-нибудь расскажу), и тоже визажистом, в фотостудии при болгарском культурном центре в Чертаново. Но, в отличие от Вупи Голбдерг, мой клиентель был вполне себе живой и разнообразный: актёры, танцовщики Большого театра, модели, жёны и не совсем жёны олигархов, хористы монастырской капеллы и так далее. Даже разношёрстные лающие мыши, по какой-то причине относящиеся к подвиду «собака», захаживали в студию, чтобы сняться со своими свеженамакияженными хозяйками на глянцевый плакат или календарь «а-ля Пирелли» в подарок любимому Малышу.

Помню, часто в фотостудию захаживала Виолетта Бруни (это был её псевдоним, а как она писалась в паспорте, я так и не узнала). Захаживала она каждые две недели – для свежей фотосессии. Виолетта не стесняла себя в средствах и в фантазии: перед объективом она представала то в образе Клеопатры, то в роли греческой аристократки. Пару раз даже устраивала себе выездные фотосессии: в усадьбе «Архангельское» на фоне скульптуры «Давид и Голиаф» она представала в образе Екатерины Второй (в кожаном бикини), а в русской бане изображала кустодиевскую Венеру, при этом из одежды на ней был только веник и ромашковый венок на локонах «Дженниферлопес-стайл».

Поначалу я ломала голову, стесняясь задать Виолетте вопрос о её профессии: ни актрисой, ни моделью она не была. При этом у неё было четыре мобильных телефона, которые постоянно звонили. При каждом звонке она прерывала фотосессию, отходила в сторону и шептала в трубку.

Когда я отважилась спросить Виолетту, для чего наши частые съёмки, она ответила: «Надо постоянно обновлять портфолио на популярном портале «Элита Москвы». О специализации портала я догадалась только после того, как до меня донеслись обрывки фраз из очередного телефонного разговора: «Половое… орал…доминация… 250 в час».

Виолетта была из элитных. Позже она мне рассказывала про трудности профессии, про трудовые будни и милицейские субботники. Она гордилась, что была индивидуальным предпринимателем, что self-made, что по ипотеке купила себе двушку в Королёве, что тянет на себе шестилетнего сына и родителей. Никакого традиционного душещипательного бэкграунда (умирающая мать в закарпатской деревне, отчим-насильник и т.п.) у неё не было – своей предпринимательской деятельностью она действительно наслаждалась, работала по-стахановски. Находила свою профессию интересней, чем предыдущую работу бухгалтером в страховой компании «Пегас и партнёры» и даже полезной обществу. Часто повторяла: «Я, между прочим, семьи спасаю!». И перспектив больше.

Насчёт перспектив Виолетта не ошиблась. Размещённое на сайте «лучшиежёныизроссииточкару» портфолио виртуально впечатлило настоящего английского лорда Джеральда Харгривза из-под Оксфорда, и с этого момента жизнь мисс Бруни потекла по голливудскому сценарию. Лорд встретил её в Хитроу на Роллс-Ройсе, распахнул багажник с тысячей белых роз, покатал на вертолёте, свадьбу сыграли в замке Уорвик-касл в окружении восковых фигур и многочисленной челяди.

Но ещё одну фотосессию – последнюю, на память -  Леди Харгривз всё-таки заказала, когда приехала в Москву уладить формальности с Британским посольством. За неделю до своего прибытия она дала объявление на родном портале, поэтому её пребывание в Москве было расписано по часам. Телефоны во время съёмки разрывались.

Глядя на моё удивлённое лицо, выражавшее немой вопрос, леди сладко вздохнула: «Скучаю по работе».

Другие коллеги Виолетты по цеху мне запомнились меньше. Они, не будучи индивидуальными предпринимателями, приезжали на фотосессии со своими импрессарио и особой фантазией в плане композиций не отличались.

Ещё запомнилась мне субтильная особа Дина с отрицательным индексом массы тела. Она была из профсоюза доярок. Как водится среди этого контингента, её интересовал исключительно надой, то есть доход жертвы. А технологией доения Дина владела в совершенстве и не боялась делиться своим ноу-хау.

Одним из её излюбленных приёмов было с томно-расслабленным видом разгуливать по Столешникову переулку. Перед этим дома она набивала своим старым тряпьём новые блестящие брендовые пакеты „Прада», „Шанель“, „Валентино“. Это создавало иллюзию успешной тёлки прет-а-порте и автоматически поднимало соискателю планку инвестиций.

А худосочная конституция Дины побуждала партнёра её хорошенько накормить. Всем женихам она объявляла, что питается исключительно в «Деллосе» или, на худой конец, в сети «Новиков-групп» (оставаясь же без свидетелей, Дина отнюдь не брезговала акцией «Неограниченное число подходов за 350 рублей» и сметала полтелеги в популярной мишленовской сети «Ёлки-палки»). Кроме того, Дина исправно посещала все кулинарные мастер-классы, где до отвала дегустировала всё: от припыленных пищевым золотом лягушек, завёрнутых в листья кубинского табака до мочёных в карамельном сиропе корней калифорнийской секвойи.

Для поддержания чемпионской формы по спортивной булемии, Дина заказала себе у ювелира специальный инструментарий, в состав которого, например, входил серебряный шпатель с длинной ручкой. Дина страдала от отсутствия официальных вомитариев в ресторанах и завидовала римским патрициям, которые могли обжираться нон-стоп без всяких премудростей и ухищрений.

Для раскрутки кавалера в арсенале Дины была пара убойных театральных трюков.

№1. «Горе от невосполнимой утраты»

Посреди романтического ужина, где-то между антре и секонди пьятти, Дина удалялась в powder room и возвращалась зарёванная. После настойчивых расспросов и гусарских посулов спутника а-ля «детка, да мы сейчас всё решим!», она признавалась, что при мытье рук утратила семейную реликвию в полтора карата. «С большим трудом» припоминала Дина про работающий круглосуточно ювелирный салон «Дамиани», куда молодец немедленно отправлялся, дабы хоть как-то утешить свою спутницу в её горе.

№2. «Happy birthday мою»

С четверга по воскресенье Дина, в компании двух-трёх товарок по ферме, отправлялась в люкс-рестораны типа Ла маре-Марио-Кантинетта Антинори, где они заказывали десерт и имитировали празднование дня рождения (именинница назначалась по скользящему графику). В момент, когда соседние столы уже были заполнены состоятельными джентльменами, гас свет, девушкам выносились на подносе кусочки чизкейка со свечкой и громко пелся хит „Happy Birthday To You“. Через считанные мгновенья именинный стол заполнялся правильными яствами – устрицами, икрой, «Вдовой Клико». А позже в зале появлялся чей-нибудь водитель с корзиной роз и вожделенным пакетом «LV»…

Так что, дорогая Вупи Робертовна, при встрече нам будет, что рассказать друг дружке.