Все записи
14:47  /  6.06.14

7265просмотров

7 историй о девушках, которые ждут

+T -
Поделиться:

Когда моего друга забрали в армию, я пошла в «Ашан» и купила кофеварку. В критические моменты своей жизни я всегда иду в «Ашан» и покупаю ерунду. Я сидела на  кухне и слушала, как булькает кофе. В тот день я раз и навсегда запретила себе бигмак, сырный соус к картошке фри и сладкие слойки из перехода. Я выкурила пачку сигарет и, покашливая, пошла в круглосуточный за второй. Друга я не провожала.    

У девушек из интернет-сообществ, посвященных грусти и нежности в ожидании «любимого солдата», все совсем не так. У них своя субкультура. Они не жалуют людей вроде меня. «Не ждала, мол, не плакала, ну и не суйся». Да ждала я. Но не так.

О том, как Маша неделю плакала

Маша живет в Москве, ей 19 лет, учится на программиста. Уже почти полгода она ждет из армии своего Диму и мечтает, как накормит его, исхудавшего в нечеловеческих условиях, теплым куриным бульоном.

— Жду уже 5 месяцев и 13 дней. Когда его забрали, я неделю плакала, двое суток не спала. Читала по губам «Я люблю тебя!» через стекло уходящего поезда. Ждать солдата – это воспитывать себя. Вот вернется, а у меня и прическа новая, и французский я знаю, и стол накрыть смогу. Я знаю много историй, как парней после армии приходилось перевоспитывать. Ну, там, нож — в правой, вилку — в левой… Так часто бывает: уходил любимый, а вернулся крокодил какой-то. Но я в это не верю! У нас с Димой все будет хорошо, я его с детства знаю. Мы познакомились на дне рождения у моей подружки классе в четвертом, у меня тогда еще зубы молочные не выпали, а он брекеты носил…

Истории про крокодилов и других земноводных, на которых стали походить Петечки и Ванечки после службы, увы, не редкость. Отпускают интеллигентных мальчиков, а через год — на, получай: вернулся пьяница и балагур, и руки у него слишком мускулистые и волосатые.

О мальчишках и утраченной романтике

Катя — из Питера, 23 года, диплом переводчика. Ее парень Слава после армии перевоспитанию не поддается.

— Слава — бывший одноклассник. Провожала после последнего звонка, чуть ли не на следующий день. Он в классе был всегда самым скромным, но очень красиво ухаживал: каждый день цветы, шоколадки, игрушечки мягкие. У нас не было никаких «люблю, женюсь» — просто договорились перед присягой, что я буду его ждать. Отслужил на Дальнем Востоке разведчиком, вернулся — без мата раскрыть не может, старшим хамит и курит постоянно, а у нас в семье курить не принято! И с «этим», ну, понимаешь, по-другому стало. Не так.

Мама говорила, что в день, когда мой мальчик полюбит авиацию и мужские разговоры больше, чем меня, он станет мужчиной. И не надо удивляться. В конце концов, наши мальчишки-одноклассники тоже покрутили пальцем у виска, когда мы, тринадцатилетние, оставили куклы младшим сестрам и отправились искусственно увеличивать грудь с помощью ваты и носовых платков, чтобы за день стать на годы старше. Я уже завивала жидкие волосы и заглядывалась на студента-химика Витьку с четвертого этажа. А мальчишки еще пару лет гоняли босыми пыльными ногами по двору мяч, пока гормоны не взяли верх над честной пацанской дружбой.

О том, как свобода заканчивается замужеством

Вика – девушка, свободная от предрассудков. Ей 23, она играет на тромбоне и заканчивает Гнесинку.

— Я ему сразу сказала: ничего обещать не могу. Встречались мы до отъезда всего два месяца, планов на будущее не строили. Садясь в автобус, он вручил мне конвертик с билетами на Кубану и сказал: «Не смей скучать». Скучать у меня времени не было. Сначала я уехала в импровизированный гастрольный тур с группой по Подмосковью, потом ухаживала за котом, который ухитрился сломать три лапки из имеющихся четырех, потом грянула сессия. Мы с Никитой созванивались раз-два в месяц, о чувствах не говорили. А потом он вернулся и позвал меня замуж. Уже почти год живем. Ничего так, нормально.

И о том, как замужество вдруг отменяется

Зарина ждала Леву из Хабаровска. Ждала, потому что любила, потому что думала о свадьбе и представляла, как они выберут кровать и кухню из «Икеи» для их совместной, своей квартиры:

— Лева вернулся, и две недели все было, как в сказке. Он планировал продолжать военную карьеру, я гордилась и воображала себя женой офицера. А потом он сказал, что нам нужно расстаться. Это все сослуживцы. Они говорили: «А вдруг она изменяла тебе, а ты и не знаешь. Лучше сам уйди». Ну, он и ушел. Хотя про друзей, это я со слухов знаю, фиг пойми, что там на самом деле было.

О культе, бабах и вольных хлебах

От чужих историй трещит голова. В гости надумал зайти университетский друг — золотая жила армейских сплетен. Лет пять назад он служил в Президентском полку, позировал у Вечного огня китайцам.

— Когда еще служили по два года. Ждали и дожидались процента четыре девушек, ну, у меня такое впечатление сложилось. Это сейчас ожидание парня из армии возвели в культ, снабдили слезливыми подписями и картинками, а тогда все по—другому было. Я своими глазами видел, как за два года и Он и Она менялись до неузнаваемости, становились чужими людьми. И мужики сами отпускали своих баб на вольные хлеба, не жди, мол, время не трать.

О том, какими хорошими бывают плохие девочки

Я пожимаю плечами и начинаю искать. Ее, ту, что не дождалась. Она представляется мне черноокой бестией, бунтаркой с баррикад всех французских революций. Таких должно быть пруд пруди, каждая вторая — разрушительница судеб и покорительница сердец, ходит по трупам своих несчастных поклонников, оставляя за собой шлейф из дорогих духов и злобного шепота старушек у подъезда.

 Найти ее непросто. Дождавшиеся готовы рассказывать свои истории, перекрикивая друг друга: «Подвинься, я счастливей!». А она — шифруется.

 В реальности Оля оказывается не черноокой и не бестией. На аватарке — толстая русая коса и бесхитростные глаза, как у Бэмби, обыкновенной двадцатилетней девушки. Оля – Наташа Ростова, которая переврала Толстого, убежала с Курагиным и не раскаялась. Только ее Анатоль оказался не трусливой сволочью, а самым настоящим принцем, который, разве что, подоспел немного не вовремя. Скоро Оля родит ему сына.

— Миша ушел в армию, а через полгода я встретила Дениса. Нас тянуло друг к другу, но изменить я долго не решалась. В какой-то момент поняла, что люблю, и во всем призналась Михаилу. Он злился, просил передумать, не мог меня простить. А я не могла простить себя, мучилась. Правильно ли я поступаю? Не светит ли мне в аду свой собственный котел за чужое разбитое сердце? Успокоилась, когда услышала от знакомых, что Миша счастлив с другой девушкой и скоро женится. Выдохнула – просто камень с души. Значит, все правильно, значит, судьба.

О сожженной на костре Соне и возвращении чугунного автобуса

Брошенные мальчики гораздо словоохотливее брошенных девочек. Мне рассказали много историй о предательстве и измене, но пересказать я решила только одну — ту единственную, в которой не было слов «б...ь» и «шлюха». 

— Увидел в метро красивую девушку, решил познакомиться. Соня сразу сказала, что у нее есть молодой человек, который служит в армии, но продолжить знакомство вечером в кафе не отказалась. У нас завязались отношения, но Соня не торопилась расставаться со своим солдатом. Поначалу слушать, как она при мне мурлычет в трубку: «Коти-и-ик, я скуча-аю». Было даже забавно, потом – начало раздражать. Навязалась мысль, что меня тоже обманывают, и я прекратил отвечать на ее звонки. Так и не знаю, дождалась ли она своего «котика».

Я представила себе мир, где девушки из сообщества ждущих и любящих по вечерам собираются, караулят в подворотне таких, как эта Соня, и сжигают на пустыре за городом. Посмеялась, пошла варить кофе. Я хотела вывести единый рецепт, формулу, вроде «как дождаться и не облажаться». Но в  очередной раз убедилась, что человеческие отношения не поддаются математике. Через год чугунный автобус привез моего друга обратно. Он приехал взрослый, красивый, в тельняшке. Кофе я варю все такой же дрянной.

Комментировать Всего 2 комментария

Как-то стало немного обидно за Соню. Она, насколько я поняла, вашего собеседника как раз не обманывала. 

А вообще очень кинематографично написали, Александра, спасибо.

Татьяна, Вам спасибо!