Все записи
20:48  /  30.12.16

2235просмотров

НОВОГОДНЯЯ ИСТОРИЯ (для родителей взрослых детей)

+T -
Поделиться:

Когда дети были маленькие, мы получили щедрый подарок от нашей соседки старой француженки.

После войны Жаннин с родителями переехала из Франции в Канаду. Она привезла с собой коллекцию антикварных елочных игрушек, которые начала собирать в тринадцать лет не только из любви к предмету, но и в надежде на большую дружную семью в будущем.

«Как ваша» – говорила она.

 

Но все вышло иначе, она осталась незамужней и бездетной. Со своей страстью Жаннин не рассталась, и всю жизнь продолжала выискивать на блошиных рынках старые квебекские поделки – патриархальные, грубоватые, порой очень занятные.

Каждое Рождество 24 декабря она звала нас в гости и дарила детям по маленькой игрушке. Через неделю мы добавляли их к нашим стандартным из магазина и наряжали елку.

Незадолго до смерти Жаннин подарила нам всю свою коллекцию!

Перед Новым годом начинался обряд украшения елки. Из старинной коробки, достойной самой висеть на ветке, вынимался жестяной клоун Жак с петухом на голове; обмотанная в вату хрупкая балерина спала до поры до времени в пенале от перчаток; в упаковке из-под яиц хранились стеклянные расписные яйца; очаровательные птички с настоящими перышками были готовы взлететь на елку...

Иногда на праздники из Москвы приезжала бабушка. Была она шумная, красивая, затейливая. Она хватала внуков, и они плясали вокруг елки, распевая во все горло – «Битте-дритте, фрау-мадам, я урок вам преподам» или – «Разрешите мадам, заменю я мужа вам…». Она организовывала детей, и они готовили каждому сюрприз. Один такой подарок до сих пор хранится у меня в шкатулке, – пронзенное стрелой картонное сердце, со стихами на обороте: «Медаль дана за длинный нос и пук растрепанных волос». Мы тоже не оставались в долгу. Если из Флориды приезжали англоязычные бабушка и дедушка, они легко подключались к общему веселью.

 

Дети выросли. Со словами: «Дорогие родители, наслаждайтесь свободой», вылетели из «родительского гнезда». Какое-то время они еще приходили на Новый год со своими очередными возлюбленными, но вскоре по западной традиции семейный праздник превратился для них в вечеринки с друзьями. Мы тоже последовали их примеру, но кураж прошел, и вместо елки мы ставили в вазу хвойную ветку.

Дети позванивали, реже приезжали, дела у них всегда, по их словам, были ок.  Да, мы наслаждались свободой! Только каждый год в конце декабря меня мучало неприхотливое, на мой взгляд, желание вернуть те невинные времена, когда они дарили нам подарки-самоделки, где каракулями чертили: «Mom & Dad you are the best».

В общем, странная у меня была мечта, я бы даже сказала – старинная, как наши елочные игрушки.

Однажды позвонила дочь: «Mom and Dad, давайте соберемся на Новый год! Я уже договорилась с Ежиком (брат). С вас елка, а мы нарядим».

Наконец, после долгих лет несовпадений, наши желания совпали! Пышная ель была куплена сразу после католического Рождества. В ожидании праздника она стояла на заднем дворе, прижавшись к старому клену, собирая на ветках мерцающий иней и тонкие сосульки. Накануне Нового года все съехались ее украшать.

Мешок с игрушками хранился в подвале. Этот черный мешок для строительного мусора всегда стоял в углу подсобки, став привычной деталью интерьера. Сейчас его нигде не было! Я лазила по подвалу под аккомпанемент поторапливающих меня сверху голосов, уже догадываясь, что произошло.

Несколько лет назад на нижнем этаже делали ремонт. Рабочие укладывали строительный мусор в мешки, и в «мусорный день» выносили их к дороге. Так и уплыл мой мешок с бесценными игрушками.  

Мы немного грустно справили Новый год, нацепив на елку, чтоб не казалась она такой неприкаянной, конфеты, жалкие мандаринки, несколько разноцветных прорезанных салфеток. Такое сельпо вместо наших изысканных нарядов!

С тех пор на зиму мы с мужем стали уезжать в теплые страны и встречать Новый год без снега, но с елками, которые казались там противоестественными и даже вульгарными.

***

А этим летом я нашла игрушки! Все коробочки, контейнеры, сундучки и ящички – хранилища чудесных игрушек, были переложены из черного мешка в ярко-оранжевый с лыжными комбинезонами. Все эти годы он торчал сигнальным боком с антресолей, но мы больше на лыжах не катались. Убей меня, но я не помню, как, зачем и когда я их туда переложила. Черная дыра открывается передо мной, когда я думаю об этом.

 

 

Этой зимой я соберу всех, чтобы отметить воскрешение наших игрушек, вкуса детства и простосердечия отношений.  Так что из трех заветных желаний, останется только два!

«А эти еще откуда взялись?» – спросите вы.

А вот этого, уж извините, я вам не скажу.