Все записи
13:16  /  3.01.17

10660просмотров

Фэнтези или триллер? Странный случай в Португалии

+T -
Поделиться:

Часть первая

Сразу предупреждаю, что это всего лишь сон. Некоторые детали сюжета были додуманы за утренним кофе, некоторые — за вечерним пивом. Но в целом эта история просто приснилась.

Она приснилась в виде книги о девушке Сью, которая живет в Эдинбурге. Точнее, она уже не совсем юная девушка, ей под сорок. Все жизненные достижения — это развод, подобранный кот, скучная работа. Однажды Сью купила на выходные почитать роман, который рекламировали книжные обозреватели. Неожиданно ставший популярным дебютный роман какого-то неизвестного автора, которого критики уподобляли современным Троллопу, Остин и Вудхаузу.

Книга называлась «Без нас нет Лузитании». И правда, действие происходило в Португалии, на побережье, в маленькой рыбацкой деревушке. Там проживало сложившееся сообщество: анклав британцев, преимущественно ушедших на покой с хорошим капиталом — с яхтами и симпатичными прибрежными коттеджами. К ним на сезон присоединялись туристы, заполнявшие единственную гостиницу и несколько коттеджей, построенных специально для сдачи. Также в деревне были и местные португальцы. Те, кто работал в инфраструктуре, на почте, в ресторанах, убирался в домах. И, конечно же, рыбаки — главное и самое колоритное сообщество деревни.

Сюжет строился на том, что девушка из приличной британской семьи, дизайнер на удаленной работе по имени Эмма втрескалась в мужественного португальского рыбака по имени Жоао, причем не без взаимности. Полкниги они не могли признаться друг другу в своих чувствах, а еще полкниги — шли к своему счастью, несмотря на деревенские сплетни. Самобытность и дополнительную трудность для чтения книге придавало то, что она была написана фактически на двух языках, английском и португальском. Местные британцы говорили по-английски с португальскими словечками и смеялись над туристами, которые их не понимали. Местные португальцы говорили на своем языке с британскими словечками. Смысл этих «словечек» у тех и у других иногда сильно различался, из-за чего возникали различные двусмысленности и курьезные ситуации. Языковые барьеры были главным источником шуток в «Лузитании» и причиной того, почему Эмма и Жоао так долго шли к общему счастью в виде совместной жизни в белом приморском коттедже.

«Какая ерунда», — подумала Сью и зашвырнула книгу в самый дальний угол стеллажа. Вскоре книга перестала быть новинкой, из обзоров исчезли хвалебные рецензии. А поскольку автор так больше ничего и не написал в духе Троллопа или, скажем, Ивлина Во, то о нем быстро забыли.

Прошло два или три года. В жизни Сью ничего особо не изменилось, кроме того, что она стала старше и решила сделать ремонт в гостиной. Когда разбирала книжный стеллаж, нашла «Лузитанию». Сью смутно помнила, в чем там было дело, и пока ждала грузчиков, чтобы вывезти старую мебель, решила книжку перечитать, тем более что та была по-старомодному небольшой.

Вскоре у Сью появилось смутное чувство, что в книге что-то не так. Вроде и сюжет тот же, и персонажи те же, и реплики похожие. Но что-то не то. Впрочем, Сью справлялась с этим чувством до тех пор, пока не наткнулась на Brexit. Все было именно так, она перечитала: наутро после референдума британские колонисты сидели в португальском кафе и взволнованно обсуждали, насколько это повлияет на судьбу их накоплений и на их статус в Португалии. Один из постоянных персонажей, полковник, яхтсмен, бывший телеведущий утверждал, что всегда был уверен в независимом духе англичан, готовых сказать твердое «нет» политиканам и евробюрократам.

«Ах, ты ***», — подумала Сью, потому что четко вспомнила, что, когда она читала книгу в прошлый раз, полковник говорил прямо противоположное — что англичанам выгоднее оставаться в Евросоюзе и его шантажировать, что англичане не полные идиоты, чтобы отказываться от беспошлинной торговли. Ну и все в таком духе.

Сью призадумалась. Вначале она решила, что сошла с ума или кто-то над ней подшутил. Она еще раз уже совсем внимательно перечитала книгу и обнаружила, что помимо Brexit в ней встречаются еще три очевидных факта, которые могут относиться только к сегодняшнему дню. При этом на книге по-прежнему стоял год издания двухлетней давности.

Сью сходила в магазин, где ей с большим трудом разыскали еще пару экземпляров этой книги. Она проверила заложенные места — везде текст поменялся на современный. Тогда Сью позвонила в издательство, чтобы уточнить: не переиздавалась ли книга «Без нас нет Лузитании» в последнее время, и, может быть, печатники просто напутали с годом выпуска. В издательстве очень удивились и сообщили, что книга была издана небольшим тиражом, поскольку автор был совершенно неизвестен, но его рекомендовал проверенный агент. Несмотря на хороший прием у критиков, книга продавалась вяло, так что даже решили не допечатывать тираж. Автор не вел никакой кампании в ее поддержку, не раздавал автографы, не выступал на телевидении, не вел блог, не написал больше ни строчки.  

Нет, в издательстве не могут дать никаких его контактных данных, просто потому, что связывались с ним через агента. Агент, как оказалось, вышел на пенсию, в его офисе сидел другой человек, который ничего не слышал о «Лузитании».

Сью перечитала биографическую справку об авторе, помещенную на задней обложке. Первый опыт в большой литературе. Живет отшельником в небольшой португальской деревне. Списывает своих героев с натуры. На Сью смотрела фотография загорелого упитанного человека средних лет с бородой и небольшой проплешиной надо лбом, похожего одновременно на Хемингуэя и Паоло Коэльо. Такой вполне может жить отшельником в рыбацкой португальской деревушке, решила Сью.

Несколько месяцев она не возвращалась к странной книге, продолжала жить своей обычной жизнью, закончила ремонт. Но потом все же не удержалась и решила проверить: не изменилось ли там случайно еще что-нибудь.

К своему удивлению, Сью довольно быстро обнаружила изменение: первое неловкое объяснение героев, ставшее завязкой романа, произошло не на заросшем колючками пустыре за бакалейной лавкой, а на автостоянке около нового мини-маркета. «Ничего себе, — удивилась Сью, — как они быстро стоянку закатали».

Она уже начала воспринимать деревню как свою. Теперь Сью читала книгу уже не ради взаимоотношений Эммы и Жоао, а чтобы по крупицам собрать местные новости. Как оказалось, открытие мини-маркета действительно существенно изменило ряд сцен и диалогов в книге. Также Сью обнаружила, что в деревне установили дополнительный новый банкомат, а церковную колокольню (проеденную ржавью от постоянных морских ветров, как она помнила) отреставрировали.

Наконец, Сью решилась. Она взяла отпуск, заперла квартиру, погрузила кота в арендованную машину и поехала в Португалию.

Сью была уверена, что деревня существует в реальности. Раз книга реагирует на изменения, происходящие в настоящей жизни, значит, новая стоянка, банкомат и колокольня отражают перемены, по-настоящему произошедшие в деревне. Поэтому Сью не сомневалась, что с хорошей картой побережья и описанием деревни, тщательно зафиксированным по фактам из книги, она в конце концов сумеет найти нужное селение, а в нем — загорелого человека с бородой, похожего на Хемингуэя и Коэльо. И спросит его, что, черт возьми, происходит!

Для верности Сью запаслась двумя коробками экземпляров книги «Без нас нет Лузитании» — последними, купленными на Amazone. Не то чтобы она боялась, что с ее экземпляром что-то случится, просто ей нужно было доказательство, чтобы окружающие, если что, ей поверили — доказательство в виде реально изданной книги.

В результате предпринятых поисков Сью вскоре нашла свою деревню. И в ней все оказалось точно как в книге, включая не только банкомат, отель, новый мини-маркет и автостоянку, но и Эмму, Жоао, полковника, священника на покое, всех обитателей. За единственным исключением — никто в глаза не видел таинственного автора с фотографии на книге, не знал его по имени, и все в один голос утверждали, что такой человек никогда не жил в их деревне, ни сейчас, ни два года назад.

К сообщению о том, что никогда не живший в деревне человек написал о ней подробную книгу, обитатели отнеслись сдержанно. Эмма сказала, что у нее много заказов и нет времени читать. Жоао пожал плечами, а Сью показалось, что он незаметно покрутил пальцем у виска. Бармен в местном пабе, главный собиратель деревенских слухов, сказал, что он поглядел книжку и, несмотря на некоторые явные сходства, не считает, что она буквально списана с жителей деревни. Где-то автор просто приврал, потому что характеры переданы неточно, и ничего такого, что он описывает, по мнению бармена, никогда не происходило, а ему, безусловно, видней.

Сью уже было подумала, что ей самой это все примерещилось. Можно найти множество правдоподобных объяснений совпадению с местом действия и героями (например, автор останавливался в деревне проездом и история Эммы и Жоао произвела на него неизгладимое впечатление). И книга могла быть дописана и случайно переиздана два года спустя, просто у секретаря издательства не было достаточно информации. В общем, отпуск у Сью заканчивался, и она стала собирать вещи.

Но как-то вечером, по привычке перелистывая любимую книгу, она обнаружила, что в ней появился новый второстепенный персонаж: сумасшедшая шотландская тетка с котом. Она участвовала в дискуссии в пабе, а также скандалила в очереди в мини-маркете. По описанию и некоторым оборотам речи Сью с удивлением узнала себя.

Это, конечно, меняло дело. Теперь Сью раздумала уезжать. Вместо этого она сняла коттедж в деревне на три месяца с целью понять — раз она стала персонажем книги, может ли она повысить свой статус до одного из главных героев и как она может повлиять на сюжет.

С завидным упорством, несвойственным ей в обычных обстоятельствах, Сью стала принимать участие в деревенской социальной жизни. Она подружилась с барменом, стала устраивать вечеринки, собирать местные сплетни. У нее появилось больше друзей и знакомых, чем за всю жизнь, прожитую в Эдинбурге. И вскоре она узнала то, что было секретом Полишинеля для большинства местных португальцев: на самом деле Жоао был женат. Его супруга с тремя детьми жила с родственниками в деревне в глубинке, а он нанимался на сезонную рыбацкую работу, чтобы обеспечивать их заработком, при этом проводил с семьей праздники и каникулы. Сью немедленно рассказала об этом Эмме и всем, кому могла. Разразился скандал. Сью в предвкушении побежала домой, налила рюмку портвейна и села перечитывать книгу.

К ее большому сожалению оказалось, что новая информация изменила фабулу, большинство диалогов и интриг, но совершенно не сказалась на основном сюжете. Теперь Жоао уже на втором свидании с Эммой признавался той, что женат: женился в молодости согласно традиции, но жену давно не любит, вместе с ней не живет, а только поддерживает семью опять же согласно традиции. После ряда объяснений, слез и размышлений Эмма принимает Жоао в таком статусе, и они вместе живут в белом приморском коттедже. В ужасном грехе. «Лузитания», надо сказать, стала живее и динамичнее. Кроме того, роль сумасшедшей шотландки с котом значительно расширилась — от эпизодической к постоянной.

Хотя Сью и расстроилась, что ее действия в конечном счете не могут изменить сюжет книги, она решила продолжать эксперименты. На этом мы ее и оставляем.

Часть вторая

Вот и все. На этом разборчивая часть книжки про Сью закончилась, дальше пошла обычная сонная дурь.

Естественно, окончание истории очень интригует. Поэтому пришлось обратиться за помощью к понимающим людям. К благодарным читателям, которые могут додумать конец. Читатели же обожают додумывать. Например, помню, в детстве какая-то газета печатала рассказы Агаты Кристи из серии «Тринадцать загадок» без концовки и предлагала читателям самим дописать детективную развязку. У многих забавно получалось.

Продвинутый автор сегодня сразу выложил бы историю в блог и стал ждать комментариев. Но в Лузитании так дела не делаются. Вместо того чтобы предлагать решение, въедливые читатели сразу начинают придираться к мелочам. Можно было бы потонуть в злобных комментариях.

Даже на слух уже заметили много технических нестыковок. Например, была ли сама книга (раз уж она попала в списки бестселлеров, хоть и на время) выложена где-то в сети? Если да, то меняется ли электронный текст вместе с изменяемыми событиями в жизни. Только в онлайне или скачанный в формате fb2 тоже? А если скачать «Лузитанию» просто в формате txt и начать по ходу допечатывать разные предложения — будет ли от этого обратная связь с реальностью, начнет ли она тоже меняться.

Пришлось отвечать на эти дурацкие вопросы. Книга не меняет жизнь, в каком бы формате она ни была опубликована. Если приписывать к ней строчки на страницах, вырывать страницы или добавлять текст в формате Word Office, то будет просто испорченный текст. Бракованный. Книга — это только носитель информации, а не агрегатор.

Да, текст меняется везде: в онлайне, офлайне, а не только в бумажном экземпляре. Остается невыясненным вопрос с переводом. Насколько известно, книга «Без нас нет Лузитании» была переведена на немецкий, голландский и датский языки, но среди героев истории нет ни одного немца, голландца или датчанина, который мог бы пролить свет на этот вопрос.

Кроме того, известно, что другие страны не приобретали права на «Лузитанию», также не дошло дело и до экранизации.

И это только малая часть вопросов, которая возникала у наиболее сочувствующих людей. Большинство, кстати, просто выслушивало рассказ, а когда узнавали, что развязки не то что не предвидится, а им еще и самим надо придумать, просто очень разочаровывались во всех авторах.

Чтобы не мучить людей абстрактным фантазированием на тему, чем же заканчивается история про Эмму, Жоао, неизвестного автора и Сью, я решила сформулировать три наводящих вопроса.

Первый: почему реальная жизнь влияет на книгу только в одном конкретном португальском поселке? Второй: встретит ли Сью Автора? И третий вопрос, которого я немного стесняюсь.

Дело в том, что, когда я читаю книгу, я обычно пропускаю все описания и лирические отступления, стараясь не упустить интригу. Так что я не знаю, как выглядит большинство героев мировой литературы. Каким-то чудом заметила усики у Анны Карениной, а то так бы и думала, что она похожа на Грету Гарбо.

Так что, если бы это был фильм, я бы очень хорошо представляла всех героев в лицах. Но так получилось, что мне приснилась книга. Поэтому я понятия не имею, как выглядит Сью. Или Эмма. Еще хуже обстоит дело с Жоао, потому что он какой-то босой оборванец в соломенной шляпе, что, безусловно, далеко от реальности. Да и еще я не запомнила имя автора «Лузитании», но это не так важно.

Итак, третий вопрос звучал следующим образом: как выглядят Сью и Эмма?

Приведу самые разумные ответы друзей и родственников:

  1. Да что тут думать — это же матрица!
  2. Неужели Автор — это Архитектор?
  3. Эмма милая такая, как Натали Портман, Сью похожа на Тринити.

Спасибо, сестры Вачовски.

  1. Там должна быть какая-то кротовая нора из будущего.
  2. Автора нет никакого, это Сью сама себе из будущего пишет книгу, только так можно объяснить, почему центральный сюжет книги не меняется, что бы она ни делала: ведь он уже написан.
  3. Она начала с посторонних персонажей, а потом стала уже конкретно писать о себе, поэтому вначале Эмма выглядит как полная ее противоположность, а с приближением будущего должно быть понятно, что Эмма и Сью — одно лицо.

Объяснение складное с некоторыми допущениями, остается неясным ключевой вопрос: зачем? Зачем Сью сама себе из будущего пишет книгу о скучнейшей жизни в скучнейшей деревне?

  1. Не имеет никакого значения, меняется книга по ходу жизни одной конкретно взятой деревни или нет, если этого не видит никто, кроме Сью. Эй, она что, не может поделиться с кем-то? Ну так только в плохом кино бывает, когда героиня знает какой-то секрет и ни с кем им не делится. Да хотя бы в той же деревне. Она там что, совсем не может найти никого, кто этим бы заинтересовался? Не может такого быть.
  2. А зачем ей встречаться с Автором? Сью все это надоест, и она тихо уедет домой. Или она убьет Эмму и займет ее место как романтической героини...
  3. ...поэтому они должны быть похожими.

То, что Сью обязательно должна найти единомышленника, —очень разумная мысль. Он и сюжет разнообразит. Но почему всем так хочется, чтобы Сью заняла место Эммы? Эмма же милая.

  1. Никакой деревни в реальности нет, Сью это все привиделось, ей бы к врачу все-таки.
  2. Да, это должно быть как раз душераздирающей развязкой, когда она поймет, что Автор – обычный чудак-графоман, а суперкнига — плод ее фантазии.
  3. Эмма красотка, а Сью похожа на Тильду Суинтон.

Это какой-то прозрачный намек на то, что человек, увидевший всю эту историю во сне, тоже слегка подвинулся рассудком.

  1. Деревня существует только на страницах книги, в жизни ее нет.
  2. Сью и есть Автор. Она написала книгу и забыла об этом, а книга была отражением ее сексуальной неудовлетворенности, поэтому она вообразила себя некой Эммой, которую постоянно имеет горячий португалец. Но, когда она забыла о том, что сама написала, то захотела убить Эмму и занять ее место. У нее ничего не получилось, потому что, когда она уничтожила Эмму, то обнаружила, что Жоао, вместо того чтобы обратить внимание на нее, стал ухлестывать за продавщицей из мини-маркета. То есть Сью не контролирует свою фантазию и все время остается одна. В ярости она уничтожает деревню. Финал должен быть очень кровавым. Как в «Догвилле». Или в «Кэрри».
  3. Эмма как Эмма Уотсон, а Сью похожа на главную героиню сериала «Родина».

И тебе привет, Чак! Но почему все думают, что женщина сорока лет с сексуальной фрустрацией будет непременно писать как Колин Маккалоу, а не как Айн Рэнд?

  1. Никакой фантастики, финал должен вообще быть открытым, аллегорическим.
  2. Встреча с Автором, безусловно, будет. Но она не даст желаемых ответов. Открытый, открытый финал, говорю, сплошная аллегория: вся история — это эманация наших желаний, нереализованной жизни, экзистенциального одиночества. Да, друзей у героини нет, и всем наплевать, что она там с книжкой своей носится, и то, что она наконец-то хоть на что-то может повлиять, хотя бы на пару строчек, — величайшее достижение ее жизни.
  3. Главная героиня вообще не Сью. Ее зовут Мойра, и она рыжая.

Ну что ж. Те, кто дочитали до этого места и не нашли себе дел поинтереснее, могут продолжать чтение.

  1. Книжка — портал, который каким-то образом оказался открытым этой Сью, она его открыла, таким образом, соединив два параллельных мира, и один стал доминировать и оказывать влияние на другой, причем в нашей реальности. А то, что это португальский поселок — чистой воды случайность.
  2. Встретит, иначе какой во всем этом смысл? Только это будет не какой-то там реальный мужичок, а некто типа Табаки, хранителя времени из «Дома, в котором».
  3. Сью, она такая немолодая европейка. Въедливая, короче, одинокая тетка. А Эмма красотка, но какая-то вялая, никакая, в общем, смазливая и только.

Наконец-то! Освежающий глоток милой доброй мистики. Прямо глаз радуется. Но вот интересно: почему никто слова доброго не скажет про главных героинь? Например, что одна Беляночка, а вторая Розочка?

  1. Автор написал про этот поселок, а не про весь свет. Сам он живет на соседнем мысу, в старом маяке, смотрит на них всех в подзорную трубу, похохатывает, чешет толстый живот (или заросшую седыми кудрями круглую голову), пьет вино верде и иногда вносит коррективы в свою книгу, стряхивая пепел куда попало. И ужас как веселится, видя, какой переполох может поднять изменение в одной фразе. Это не то чтобы какая-то волшебная книга, а этакий символ того, что все на все влияет. Круговорот штанов в природе и тому подобное.
  2. Конечно, встретит! И они, может, даже поладят. Он будет над ней подтрунивать и поить вином, а она будет бурчать и все равно периодически приходить помогать ему по хозяйству, потому что он страшный неряха, а у нее шило в жопе. И вообще, тут должна быть романтическая линия между Сью и Автором.
  3. Сью мне представляется похожей на Сьюзан Бойл, но до того, как той выщипали брови и накрасили. Не слишком привлекательный вариант, особенно для Автора, но что поделаешь. А Эмма, по-моему, скучная и костлявая, как актриса Сандрин Кимберлен.

Сразу видно, этот вариант писал представитель чуждой культуры. Во-первых, впервые пришлось погуглить имена, приведенные для описания героинь. Во-вторых, из всех персонажей был без колебаний выделен Автор-миляга, с брюшком, кудрями, вином верде и сигарами. А может, у него еще и гитара есть? Там, кстати, прилагалось еще подробное (и очень романтичное) описание Жоао, но, поскольку оно выходило за рамки вопроса, то и черт бы с ним.

  1. Место действия не имеет никакого значения. Главное — подальше от Эдинбурга. Потому что героине нужно было уехать из привычного места обитания, чтобы как следует спятить. Как мне кажется, развязка должна быть максимально драматичной. Книга методично преследует Сью. И она постепенно начинает сходить с ума. Но не фиксирует этот факт. А начинает экспериментировать, как в «Дне сурка». А поскольку Сью не профессиональный литератор и не профессиональный читатель, то ей не захочется отточить книгу до состояния шедевра. Ей больше всего интересно, как она сама будет влиять на жизнь этих жителей деревни, и вот тут неизбежно появится Зло. Сью будут уже не интересны ни герои, ни автор, никто и ничто. Только ее противостояние Книге. Скорее всего, Сью сожжет всю деревню. Получится как у Стивена Кинга, а что делать...
  2. Тут возможны два варианта развития событий. Первый — Сью встретит Автора, если предположить, что все жители деревни такие же психи, как она сама, заманенные в сюжет из своей обычной жизни книгой-приманкой. Второй вариант — не встретит, потому что спалит всю деревню раньше. Это даже предпочтительнее, потому что финал должен быть реалистичным. В нем не место колдуну-автору.
  3. Сью буквально «никакая». Бледное веснушчатое лицо, намечающаяся сеточка морщин вокруг глаз. Яркая губная помада не в тон, уголки губ слегка опущены. Крашеные рыжие волосы, не очень густые. Застывает. Вилку держит изгибом вверх. Эмма почти такая же, но сказалась жизнь в приморской деревне. Загар. Крутит жопой при ходьбе. Симулирует оргазм.

Часть третья

Итак... Четыре человека высказались за драматичный кровавый финал с убийствами и пожаром (видимо, так руки и чешутся сжечь какую-нибудь деревню), один предположил умиротворяющий финал с бытовым счастьем Сью и Автора (и, хочу напомнить, кота, про которого все забыли), остальные понятия не имеют, чем там все закончится.

Предлагаю сделать промежуточные выводы накануне жестокой развязки. По поводу внешнего вида все, кажется, определились. В современной литературе, чем страшнее героиня, тем лучше для современной литературы.

Автор — прекрасный веселый человек — пишет скучнейшую книгу, и никто ему не посоветовал заняться чем-то полезным. Эй, что значит «на себя посмотри»? У меня есть постоянная работа.

По сути, это все, конечно, пустая трата времени. И жизнь в Лузитании, и книга о жизни в Лузитании, и бесконечное переписывание книги о жизни в Лузитании, и даже приснившаяся книга о книге о жизни в Лузитании не имеют никаких существенных последствий. Но такова литература. Да, литература может быть глупой и скучной и не оказывать никакого влияния ни на чью жизнь. Книга, которую, дочитав, бросают на самую дальнюю полку или даже в помойное ведро, — это тоже книга, вот что я хочу сказать. Как неудачный брак — все равно брак. А ругань — та же беседа. Все зависит от интерпретации.

Ответ на первый вопрос — о месте действия — напрямую связан с выбором наблюдателя. А наблюдателем в данном случае является Сью. Когда она прочитала книгу в первый раз, ничего не произошло. И если бы действие происходило в каком-то знакомом для нее месте, например, в том закутке Эдинбурга, где она жила последние двадцать лет, то, скорее всего, Сью никогда не вернулась бы к прочитанной книге, с самого начала найдя в ней множество нелепостей и несоответствий. Точно так же жители деревни отрицали, что их деревня является Лузитанией. Потому что у каждого есть свой собственный непогрешимый взгляд на знакомое.

Но, значит, Сью решила книжку перечитать. И тут снова вступает в силу уникальность наблюдателя. Потому что слишком большой незнакомый город или даже несколько городов отвлекли бы внимание от деталей. Жительнице Эдинбурга до лампочки, что там меняется в Париже. А если бы наоборот, действие происходило в слишком дремучей глухомани, на тропическом острове или в сибирской деревне, ничто бы не привлекло ее внимания. Но так получилось, что героям книги пришлось обсуждать «Брекзит», и именно этот эпизод первым зацепил Сью. Интерес наблюдателя в данном случае полностью совпал с интересами наблюдаемого объекта.

Опять же, поскольку поначалу она не до конца поверила в правдоподобность прочитанного и несколько раз порывалась книгу бросить, нужно было, чтобы в описываемой деревне сложилось много факторов, пригодных для восприятия именно Сью. Автостоянка, банкомат, церковь — это просто запомнить, черта с два она бы стала отслеживать более детальные урбанистические изменения. И, если посмотреть дальше, то деревня очень удачно расположена. На побережье в Португалии. Ехать недалеко, на машине, визу оформлять не надо, при этом место достаточно экзотическое и с приятным климатом, чтобы поездку можно было рассматривать как увлекательное приключение. И там живут британцы. Такая девушка, как Сью, вряд ли нашла бы в себе смелость и душевные силы решать проблемы каких-то туземцев.

Так что получается, что «Без нас нет Лузитании» не является книгой, которая взволновала Сью, не той книгой, которая оказала на нее глубокое влияние или что-то в этом роде. Но, видимо, это единственный приемлемый вариант чтива, который способен побудить к действию такого персонажа, как Сью.

И то, что она вполне органично вписывается в сюжет, еще раз свидетельствует, что вот она — ее единственная книга.

Хороший еврей тут же начнет голосить, что каждый получает такую книгу судьбы, которую заслуживает. Вот у Сью книга скучная. Что, в конце концов, произошло, кроме того, что она бросила надоевшую работу и переехала с котом в экспатскую португальскую деревню? Что тут особенного? Ну да, переехала. Может быть, на время, а может, навсегда. Если найдет симпатичного рыбака с сигарами и бутылкой верде. Так поступают тысячи утомленных одиноких секретарш. Возможно, так поступила и Эмма, когда решила уволиться оттуда, где бы она там ни работала, и стала удаленным веб-дизайнером. И встретила своего Жоао.

Вот что я думаю. Если Сью достаточно порезвится в своей Лузитании, то изначальная книга существенно изменится. И кто может гарантировать, что эта книга — изначальная? Может, она существует уже много лет, просто каждый раз серьезно перерабатывается, когда в нее кого-то засасывает. Тут где-то промелькнуло замечание, что Сью — не профессиональный писатель. Так ей и не нужно ничего писать, вот в чем фокус. Достаточно просто хорошо повеселиться. А потом взять получившийся текст и отослать его в издательство. Под псевдонимом.

Автор… так и поступил. Ну, неужели никто не думал, что автором «Лузитании» может быть сама Эмма?