Воронцовский парк. Стайка малышей с родителями в ожидании "гусеницы-паровозика". Среди двух-трехгодовалых детишек немного странно смотрится высокая худенькая девочка лет семи-восьми в не по размеру длинном, мешковатом пальто и в очках с толстенными линзами. Девочка дергает маму за руку и взволнованно спрашивает: "Мама, а нам точно хватит места?" Полная женщина средних лет с добрым усталым взглядом терпеливо отвечает: "Точно. Только вдвоем мы с тобой на паровозик не сядем, ты большая уже. Одна поедешь".

Мама явно понимает, что ее дочка производит на окружающих впечатление отстающей в развитии. Другие мамы-няни-бабушки поглядывают на "великовозрастное дитя" с трогательным сочувствием, в котором читается тихая радость "Хорошо, что наши не такие!" Лихо подруливает паровозик-гусеница. Водитель-мигрант выключает двигатель, делает громче музыку, устраивает перекур. Из динамика разносятся ритмы советской эстрады, под которые из "вагончиков" выпускают одних и впускают других маленьких пассажиров...

- Мама, а кем придуман этот мир? - громко интересуется девочка в очках.

- Не знаю, доча, а почему ты спрашиваешь? - спокойно отвечает женщина.

- Ну как же, мама! Разве ты не слышишь? - и тут девочка, пританцовывая, чудесным голоском исполняет, - "Этот мир придуман не нами, этот мир придуман не мной!"  Смешно, правда? Кто же тогда придумал этот мир, если не мы?

Стоит заметить, что практически все взрослые, кто стоял в очереди на паровозик, к этому моменту, замерев, наблюдают за течением мысли нескладной девочки в неказистом пальтишке.

- Ну, дочка, многие люди считают, что этот мир создал Бог, - тоном заинтересованного собеседника рассуждает мама. - Я же тебе рассказывала про Бога. И в церковь мы ходили.

- Я помню, - кивает девочка. - Но ты мне и тогда не ответила, кто придумал этого бога...

- Садимся, поехали! - командует водитель паровозика, и малыши тянут родителей за руки,  чтобы поскорее забраться на борт.

Мама взрослой девочки слегка подталкивает дочь:

- Садись давай, потом поговорим...

- Пусть едет! - уверенным тоном принимает решение девочка. - Я сейчас хочу поговорить! Ты же сама говоришь, что про Бога говорят многие, но не все. А что остальные думают, кто этот мир придумал?

- Остальные по-разному думают, - вздыхает мама.

- Подрастешь, узнаешь! - пытается помочь маме какой-то дядя.

Девочка пару секунд смотрит на дядю сквозь толщу диоптрий, снова поворачивается к маме и резюмирует:

- Вот ты подросла, и люди все подросли, а никто не то, что про мир, даже, кто бога придумал, не знает. А я думаю, кроме нас этот мир никто придумать не мог. Мы его придумали, и бога тоже.

- Ну, допустим, - дипломатично соглашается мама. - А кто же тогда нас придумал? Тебя, меня?

- А никто! - сама улыбается собственному открытию девочка. - Я все и придумала! И тебя тоже я придумала, и вообще всех! И, когда меня не было, ничего тоже не было. И потом тоже ничего не будет... когда меня не будет. Ну, или будет совсем другое. Я не решила пока, что. Но я обязательно придумаю. Сама!

Тут девочка выдерживает паузу и меняет тему:

- Мама, а пойдем теперь на лошадок? А то из этого паровозика тётя совсем глупые вещи поет...