Все записи
16:59  /  24.11.15

1995просмотров

Куда прилетит стрела?

+T -
Поделиться:

Сходил вчера на «Голодные игры» с дочкой. Самая идеологически нагруженная и потому самая интересная для меня там линия с президентшей Койн (Джулианна Мур). С точки зрения сценаристов, она представляет собой ленинско-робеспьеровский тип политика, нежелательный результат революции, революционного диктатора. Койн была идеальна для эпохи сопротивления, она – лучший инструмент свержения власти Капитолия, но в послереволюционном будущем ей места нет, потому что после победы она готова отложить свободные выборы на неопределенный срок, не верит в коллективный разум освобожденных людей и мечтает провести новые кровавые «голодные игры» с участием детей свергнутой элиты. Ей не дает этого сделать Китнисс, которая воплощает по сценарию правильный результат революции т.е. американскую демократию. Более того, президентша Койн сознательно пошла на жертвы среди гражданского населения ради скорейшего свержения президента Сноу, типа, цель оправдывает средства и всё такое, и это не может ей быть прощено. Китнисс выпускает свою стрелу и всё становится на свои места – выборы состоятся, кровавой и публичной мести бывшим господам не будет. Койн – бесчеловечная сторона  и грязная работа народной революции, а Китнисс её этическая сторона и непорочный ангел. В последней сцене мы видим достигнутую цель революции и многолетней борьбы – муж и жена у своего уютного домика играют со своими детьми на семейном пикнике, разложив еду на скатерти в траве. Эта сцена радикально отличается от всего остального фильма и выглядит как реклама сыра, йогурта, памперсов, стирального порошка или вообще чего угодно. По-настоящему массовый фильм должен быть таким вот двухслойным. С одной стороны – романтика неповиновения, войны с имперским центром и личных жертв ради революции. Этот слой заряжает энтузиазмом и дает надежду на то, что всё можно радикально изменить, всему можно бросить вызов. С другой стороны, целью борьбы всегда должно оказываться нынешнее положение вещей, норма жизни современного американца, а точнее, рекламно-схематичное изображение этой нормы. Т.е. в этом кино есть две идеи:

  1. Революция это круто.
  2. Вы живёте не ДО, а ПОСЛЕ революции, помните об этом и цените ваше статус-кво, многие люди в мире могут о нём только мечтать и будут ещё не раз гибнуть ради его достижения. Революционная энергия, вырабатываемая капиталистическим обществом, должна быть подчинена задачам сохранения имеющегося порядка как воплощенной утопии.  Соответственно, чем дальше от "стран Запада" ("золотого миллиарда", центра валлерстайновской "мир-системы") находится кинотеатр, в котором этот фильм смотрят, тем менее конформистским и более радикальным получается его изначальное послание.