Все записи
16:49  /  18.03.16

6981просмотр

Как все устроено

+T -
Поделиться:

Как наше общество вообще устроено? 1% (даже меньше) всё решает и полностью контролирует доступ для остальных ко всем ресурсам.

1% — наиболее успешная часть правящего класса, приватизировавшая государство и превратившая его в комитет по решению своих вопросов.

Есть ли у них идеология? Общался я с ними, конечно, эпизодически, но все же какое-то представление имею. Основа их идеологии — избранность и незаменимость: без нас начнется конец света (в России точно, а может быть, и во всем мире вслед за этим). Мы катехон, удерживающий реальность от провала в ад, на нас всё, никто кроме нас, радиоактивный пепел или мы, поэтому нам всё можно. Мы НАД всей этой системой и  потому с нас некому спросить, мы не подвержены никаким ротациям, а если у кого-то из нас персонально пойдут дела не очень, такого просто попросят уехать ТУДА и освободить местечко на Олимпе. Впрочем, дети, деньги, дела и т. п. у нас давно уже ТАМ.

Здесь они как бы на работе («смотрящие»), а там они как бы дома. Собственную избранность некоторые из них удобно объясняют себе особым расположением Бога, а другие, не столь религиозные, — своей гениальностью, штучностью, хорошей наследственностью и врожденным талантом управления страной.  

Это правящее меньшинство транслирует вниз идеологию, которую усваивают другие этажи пирамиды, те, что пониже. Если игнорировать оттенки и подгруппы, то таких идеологий и, соответственно, этажей всего-то два.

Нижний и самый широкий, базовый этаж — это те, кто уезжать отсюда не собираются, не к кому, да и представить себя в другой стране не могут, не позволяет квалификация, слабое знание языков, привычка и т. п. «Ширнармассы», как весело их называют на правящем Олимпе. Им предлагается усвоить самый примитивный идеологический набор «для прикипевших» (родившихся слугами): национализм, империализм, особый путь, русский мир, Запад — наш враг, против нас идет война, клерикализм, Бог на нашей стороне, гордость принадлежностью, кругом враги и все такое. Да, вариантов у этой идеологии несколько (от советизма до белогвардейщины), но мы договорились пропускать детали и описывать систему в целом. Усвоив этот эмоциональный, иррациональный и предельно примитивный (не совместимый с элементарной логикой) набор сказочных образов и вечных мифов, «ширнармассы» остаются вечно управляемыми, им просто нужно регулярно менять адрес ненависти (Кавказ, США, Турция, англичанка, Украина, Прибалтика, рептилоиды), и они будут послушно ненавидеть предложенных сверху врагов и делать всё, что от них требуется, обеспечивая бесперебойное потребление, накопление капитала и охрану правящего 1%. Низам предписана ментальность легко управляемых слуг.

Вторая идеология транслируется сверху (по более тонким каналам) для тех, кто теоретически готов уехать (по крайне мере в своих мечтах), получше образован, не так с детства зашуган, способен к минимальному анализу и самостоятельности, отличает свои интересы от интересов системы и т. п. Предлагаемая им сверху идеология тоже очень простая: нам нужна демократия, как на Западе, свободный рынок, личные свободы, терпимость к непохожим, свобода совести, неприкосновенность собственности, честные суды и т. п. Вопрос о том, откуда это все на Западе взялось, на чем держится и на смену чему там пришло, не ставится как слишком сложный и потому лишний. Вопрос: компромиссом между какими антагонистами является современная демократия европейского типа? — не задается, потому что ответ на него привел бы к критике системы как таковой. Мы просто хотим жить, как на Западе,  вот только «ширнармассы», которые пониже социальным статусом и образованием, нам мешают и никогда на такое не согласятся в силу своей варварской природы, так что за европеизацию страны мы, конечно, регулярно что-то мяукаем, но проще, наверное, все же однажды уехать. Или, если невероятно повезет, войти в правящий класс и презрительно посматривать сверху на всю эту пирамиду, делать серьезные дела, делиться с кем положено, а потом опять же уехать, но уже в другом статусе.

Эта вторая идеология для среднего этажа удобна тем, что основная критика в ней направлена не вверх (как могло бы быть) и не на всю систему вообще (самый нежелательный вариант), и не вовне (как у «ширнармасс»), а скорее вниз, на безнадежных «ватников» и «быдло», от которых нужно держаться на максимальной дистанции. Второй этаж нужен 1% для более сложной и тонкой работы. «Средним» предписана ментальность персонала с минимальными, хоть и не гарантированными, правами. Впрочем, этот этаж не должен слишком разрастаться, скорее наоборот, недурно бы (с точки зрения 1%) его и подуменьшить, поэтому доступ к образованию должен все время сужаться через коммерциализацию и деградацию этого самого образования. 1% подмигивает то нижним (чаще), то средним (реже), играя на их легко конструируемом недоверии друг к другу.   

Вот такая трехэтажная конструкция. Нельзя сказать, что в ней все гладко. Часть «средних» регулярно может собираться на площадях и шуметь против власти. Но с этим справляются. Вот на ближайших выборах у них даже Явлинский будет, чего еще-то нужно? Часть «нижних» в националистическом угаре тоже регулярно создают локальные проблемы, и их насилие приходится слегка трамбовать ментовским катком. Но в целом система работает и может работать неопределенно долго. Из «насилия низов» правящий 1% тоже извлекает кое-какую политическую пользу. Как только внизу начинаются брожения, средние, побледнев, жмутся поближе к 1%, просятся под его крыло в охраняемый периметр, понимая, что главная опасность находится снизу, а не сверху. В идеале нужно поддерживать постоянную взаимную подозрительность и некоторую агрессию между нижним и средним этажом, и тогда у 1% не возникнет никаких политических проблем с их слугами и персоналом.

Основным ментальным внутренним различием системы, как вы уже заметили, является отношение к отъезду. «Да, мы можем уехать в любой момент» — у представителей правящего класса. «Да, мы, наверное, можем уехать со временем, если напряжемся» — у среднего слоя. И «нет, мы не сможем выжить нигде, кроме как тут» — у нижнего базового этажа. Этот главный признак делает систему по-настоящему колониальной, позитивно или негативно привязанной к мировому центру. Возможность/вероятность/невозможность отъезда — наиболее очевидный маркер ментальной разницы.

Как эта система может сломаться? Есть несколько сценариев, все они связаны с мировым рынком, но это отдельный разговор.

Моя идеологическая альтернатива известна — марксистское просвещение, классовая теория, другая идентичность, альянс против системы всех, кто понимает, как она работает, и последующий передел собственности, расширение доступа ко всем ресурсам, коллективное построение принципиально иной системы с иными целями. Вероятность слабая. Других вариантов нет. Чур, не спрашивать: «А почему все-таки не сделать как на Западе, там же лучше?» Смотри, например, мир-системную теорию Валлерстайна. Политические возможности любого участка системы определяются экономическим положением этого участка в мировой обменно-производственной системе. Это фатум. Марксизм — единственный способ снять проклятие.