Все записи
21:12  /  6.05.16

2322просмотра

Тире пить

+T -
Поделиться:

Стоит сказать о последнем клипе Шнура про «тире». Потому что этот клип есть социальный манифест, раскрывающий и объясняющий политическую оптику «Ленинграда». Все мы где-то работаем, кто в офисе, кто в таксистах, кто в ментах, кто в магазинчике, а кто экскурсоводом в музее и все мы чувствуем, что в этом есть что-то по-настоящему не то, какая-то неустранимая бессмысленность и фундаментальная ошибка во всей системе властных отношений. Отчуждение. Какая-то очевидная х…я вшита во всём. Иррациональность капитализма – скажет социалист. Отсутствие национальной солидарности – скажет правый. Безблагодатное существование погрязших во грехе людей – скажет христианин. Острое переживание майи как условности всякого бытия – скажет буддист… И вот в какой-то момент каждый из нас шлёт всю эту безблагодатную сансару отчуждения куда подальше и красиво хлопает дверью или по крайней мере мечтает об этом. Совершает побег. Но бежать, собственно, некуда. Если ты не относишься к правящему классу (т.е. если ты не в доле), то тебя ничего не ждёт за пределами отведенной классовой роли. Ничего, кроме люмпенизации. То есть непонятно, что ты будешь есть и чем заплатишь за квартиру, если красиво пошлешь систему. Но это завтра будет непонятно. А сегодня у тебя праздник побега. То есть лучшее, что с тобой может случиться в жизни это состояние, когда деньги у тебя ещё есть, а из системы ты уже выпрыгнул и испытываешь солидарность с такими же веселыми и разбитными беглецами. Именно поэтому главной мантрой клипа и становится заклинание: «всё нормально – деньги есть!». Это маленькое восстание и карнавал тех, у кого нет никакого светлого будущего кроме возврата в проклятое прошлое. Ты летишь из системы как пробка из праздничной бутылки и этот полёт и есть «тире», про которое поёт Шнур. Этот недолгий эйфорический прыжок и есть «единственная альтернатива», которую романтизирует "Ленинград" и вот это меня всегда в их задорном творчестве смущало. Ранний рок-н-ролл 1960ых—70ых культивировал некое «место», в которое индивидуально или коллективно можно «прилететь», сбежав из зоопарка. Вариантов было много, от духовного бессмертия, психоделической шамбалы, нирваны и магической власти над стихиями до гуманистической революции, подлинно народной власти и долгожданного единения со всем сущим. В особо экстремальных вариантах такой альтернативой могло быть и само сопротивление, правильная война против неправильного мира, результат которой не так уж важен. Но потом эти надежды, конечно, ушли и Шнур очень точно озвучил оставшийся на их месте минимальный романтизм, лирическую поэзию бегства, у которого нет никакого другого адреса, кроме утреннего похмелья на дворцовой площади. Вот поэтому я так редко слушаю «Ленинград». Для меня он слишком реалистичен, слишком однозначен, безвыходен и не совместим ни с какой мобилизующей утопией. И да, это рецензия именно на клип, а не на песню. В песне нет ничего сильно выдающегося, у «Ленинграда» таких много.