Все записи
12:23  /  13.06.17

9804просмотра

Как я провел ночь после митинга

+T -
Поделиться:

Как сумели, отметили День Республики. В половине третьего я был на Тверской, где омон и росгвардия уже рассекали толпу на части и устраивали давку. Меня выхватили и потащили в автозак, когда я стоял на тротуаре и показывал пальцем на вертолет. Автозак был почти пустой, до меня там были только два веселых парня рок-н-рольной наружности. Через пару минут к нам вдруг вшвырнули Петю Верзилова (я не знал, что он тоже тут), это была приятная встреча, дальше стали торопливо наполнять автозак людьми, среди которых оказался актёр Паль ("Тряпичный союз", "Горько"). Всего в автозак запихнулось 21 человек. Самому младшему из задержанных в нашей машине было 16 лет. Самым старшим был я. Мы ехали сквозь митинг, который для нас уже закончился и с интересом смотрели сквозь решетки, как вокруг винтят и щемят всех без разбора. Автозак двигался очень медленно, потому что оказался в эпицентре всей этой полицейской каши. Деятельный Верзилов немедленно организовал трансляцию из нашего автозака в прямом эфире "Дождя". Паль рассказывал, что фильм "Горько" как раз заканчивается похожей сценой, только там у них автобус без решеток. Привезли в ОВД Марфино, но держали всех в автозаке ещё три часа. За это время в нём установилась очень дружеская, творческая и бодрая атмосфера гражданской солидарности. Потом всех выгрузили и развели по разным кабинетам отделения. Фото в анфас и в профиль. Дактилоскопия пальцев и ладоней. Вопросы о шрамах и татуировках. Художник-мультипликатор разъяснял, что это у него на руке изображено оригами в виде единорога. В отделении сотрудники (весьма доброжелательные и абсолютно аполитичные, кстати) сделали всё, чтобы я почувствовал себя исключительной личностью. У всех задержанных взяли письменные объяснения - у меня нет. На всех составили протокол задержания - на меня нет. Всех в итоге ближе к полуночи отпустили до суда - меня нет. Дружеская пирушка в отделении (волонтеры приносили вкусную еду) закончилась и заняться стало особенно нечем. Вообще-то они должны что-то предъявлять в течение трех часов после задержания, но прошло уже и три, и пять и даже целых десять часов, а решения по мне всё не было. Участковый задушевно обсуждал со мной, откуда именно пошло слово "милиция" и какую роль в революции-1917 сыграла партия эсеров и всё просил подождать, не торопиться. Наконец, в час ночи они вынесли протокол, чтобы отдать мне, но один из сотрудников тут же высунулся из двери и заявил, что это неправильный протокол и чтобы я его отдал назад, они сейчас переделают. Переделали, но тут другой сотрудник высунулся из другой двери и вновь сказал, что протокол нужно изменить и вернуть обратно. Потом это повторилось ещё раз. То есть они трижды выдавали мне протокол на подпись и трижды забирали назад, чтобы срочно внести изменения. Я с интересом наблюдал за этой кафкианской игрой. На четвертый раз написал (как и все, кто давно уже разъехались), что с протоколом не согласен. От дачи объяснений отказался, сославшись на 51 статью Конституции. Вышел из отделения в два часа ночи - оглушительно пели вокруг соловьи, пахло увядающей сиренью, небо намекало на рассвет - и решил немного прогуляться по ботаническому саду, не торопиться никуда. Будет суд, но это уже совсем не интересно. Я нашел поваленное недавним ураганом дерево и сел на него. Думая о том, что нужно с завтрашнего дня вернуться к своим публичным марксистским штудиям, издательским проектам, намеченным лекциям о политическом кино, запланированным выставкам и т.п. До следующего раза. Между тем, на "USA Today" писали: “These protests have a specific aim — defying the corruption of the authorities. This defiance is uniting everyone who is not getting a piece of the (corrupt) action,” Alexei Tsvetkov, a left-wing political activist, wrote in a Facebook post before heading to the protests Monday. “This defiance is becoming a national idea at this point, regardless of one’s specific views.” Уверенно рассветало и соловьи старались. Поваленное ураганом дерево было повалено не до конца, оно диагонально зацепилось за другое и каким-то необъяснимым образом на нём сохранилось хрупкое, трогательное и чрезвычайно уязвимое гнездо. Оно смотрелось тут настолько нелепо, как будто его свили уже после урагана и падения дерева какие-то сбрендившие птицы. День республики закончился. Впереди был миллион дел.

Перепост