— Это работа такая - вышла замуж.

— Женщина может возбуждать, ты можешь в неё быть влюблённым, но 24 часа в сутки ты ее не можешь выдержать. А если можешь - это и есть любовь.

— Все новое - оно сильнее, но хуже.

Я вчера (дважды) посмотрела интервью Екатерины Гордеевой с Надеждой Васильевой (Балабановой), женой Алексея Балабанова.

Она – жена, не вдова. То, как она мыслит, реагирует, формулирует, не монтируется с понятием «вдова» и ни с чем в нашем целлофановом времени.— Как можно жить с человеком, который пьёт, и не пить с ним?— Только так и можно.— Вы понимали, что это может плохо кончиться?— Да. И что?

Надежда Васильева произвела на меня беспрецедентно глубокое впечатление. Просто фактом существования. То, какая она мощная - будто ответила себе на главные вопросы, но не остановилась в поиске ответов. И это те же самые вопросы, которые я задаю себе с пятого класса. И хотела бы спросить, но не знала у кого. Например, про вечную любовь.

Стало очевидно, что она есть. И счастье тоже.

— Вы не хотели выйти замуж за кого-то ещё?— Нет. Я живу с тем же человеком, с которым жила. Я с ним все время общаюсь.Гордеева всегда глобально подготовлена к разговору, будто диссертацию написала по каждой своей героине. Вопросы задает предельно доброжелательно, с уважением, симпатией, даже любовью к предмету. И с горящими глазами. А вопросы при этом смелые. И в процессе этого интервью держало впечатление, что Надежда в любой момент может послать. Не только Катю, но любого. Может, но на этот раз решила так не делать.

— С одной стороны, он говорил, что он скоро умрет, а с другой говорил: давай дождёмся внуков. Вот сиди и думай теперь, культивируй чувство вины…— Я вообще не про это.— А я про это.— Вы думаете про чувство вины?— Конечно, каждый день.— Вы-то в чем виноваты?— Что не сделала все возможное.

— …

— Я ДАЛА ЕМУ ЖИТЬ, КАК ОН ХОТЕЛ. Но, по большому счету, могла сделать больше.

Мой вопрос: надо ли в любви позволять мужчине жить, как он хочет? Всегда думала, что только так и можно, а если его поступки расходятся с твоими представлениями о дозволенном, то не продолжать отношения. Но есть же и другая позиция – влиять. Бороться, направлять, советовать, ЗАСТАВЛЯТЬ к себе прислушиваться.

Совместимо ли это «заставлять» с гармонией в паре? Мама не выпускала папу из дома во вчерашней рубашке, и они разошлись. После чего он 25 лет прожил с женщиной, позволявшей ему ходить в китайском свитере, который пах дохлым котом. Так в чем сила?

— Мы мало ели. Мне бы в голову не пришло обсуждать с Лешей соус! Подходит он к блюду или не подходит? Балабанов говорил, монтируется яичница с помидорами или не монтируется?— Не помню, было ли тогда в городе какое-то едальное место. Он дома любил есть. Под абажуром. И суп из супницы.

Когда говорят, что за каждым великим мужчиной стоит великая женщина, значит ли это, что она в него молча верит? Или она говорит ему: или я, или бухня! Жена Маркеса вместе с детьми несколько лет сидела на грани голода, распродавая имущество, свой фен включительно, пока он писал «Сто лет одиночества», а Достоевский просил жену «продай юбку, пришли денег» (цитата не точная). Юбку!

«…и любить мужчину, не страшась, не каясь,

Поднимаясь до него, а не опускаясь».

Обязательно ли при этом готовить суп? Жареную картошку с котлетами... Самой заработать, приготовить, красиво сервировать? И не с прицелом, что он потом «за все заплатит», а просто по любви.

Из интервью я так поняла, что да. Обязательно.

— Женщины должны быть сильнее мужчин по духу.

— Надо дочерей воспитывать обязательно в том, чтоб они не были феминистками, а были сильными как раз со своим любимым человеком. Чтоб они могли его своей силой защитить.

Надежда Васильева дала мужу жить, как он хотел, защищала его своей силой, и я думаю, в том числе благодаря этому и появились его шедевры. Но теперь она спрашивает себя – все ли я сделала, что могла? И ей кажется, что не все, и что кто-то ей об этом все время напоминает и что он умер потому, что был трезв,

— Всем женщинам, которые потеряли мужей любимых, я советую на себя напяливать банку.В этой банке ты существуешь, и никто до тебя достучаться не может со своими взглядами, воспоминаниями. И в этой банке ты себя закаливаешь и остаёшься живой.Сейчас, когда каждую свободную минуту – в метро, в очереди к врачу, на берегу моря - мы достаем телефон, боимся задумываться, поворачивать глаза «зрачками в душу», этот человек проводит много времени один на один с собой (час пешком на работу), успевает все осмыслить, прочувствовать, объяснить, понять. Мне показалось, и в этом интервью героиня разговаривает сама с собой. Проговаривает интересное ей, много раз обдуманное, важное. И это вышак жанра.

Не помню, кто сказал: «Я спорю, не чтобы убедить другого, а чтобы уточнить свою позицию». Вот как-то так. У Надежды Балабановой жизненная позиция очень благородная. Напомнившая вдруг в нашем суетливом сегодня, что такое «высокий дух».

Поражает и то, ЧТО говорит Надежда, и то, КАК она это говорит. На внятном языке без электронных словечек и психологических терминов. Оказывается, все можно выразить так полно и без них. И жить насыщенно без соцсетей. Перпендикулярно тенденциям, особенно в межгендерных взаимодействиях.

— Он никогда на меня не сердился. Только когда я опаздывала.

— Если на земле остаются люди, которые за вас просят, то ещё можно все исправить.

Там еще про многое в этом разговоре – про быт и нравы, про отношение к детям и родителям, жизнь в профессии и привязанность к городу. Отдельная радость – образ Петербурга, возникающий и благодаря Надежде, и с помощью «картинки». Тут Петербург тёплый, нежный и совсем родной.

Спасибо Гордеевой за подробное знакомство с женщинами, которые подают кислород в безвоздушное пространство российской общественной жизни. Для меня будто мрак рассеивается, когда я вижу Светлану Ганнушкину, Елену Костюченко, Нюту Федермессер, Марину Лошак, Екатерину Шульман. Появляется смысл, вдохновение продолжать, пример для подражания.

И конечно, все-все в «Скажи Гордеевой», в том числе очень известные люди, неожиданно оказываются «про любовь». Потому что Катя сама про любовь. Это феноменально, и в этом-то и сила.