Все записи
12:05  /  22.09.19

2246просмотров

Птичьи права

+T -
Поделиться:

Каждый вечер я спускалась к озеру и сидела на маленьком пляжике, на самом деле в узкой прорехе в камышах. И это и была основная терапия. Как-то живительно - знать, что рядом колбасятся не только люди-гоблины, но и маленькие птицы и большие рыбы.

Слушала лай обыкновенных собак и потусторонние крики цапель. Любовалась на одно дерево на противоположном берегу - оно пожелтело первым и еще круглыми розовыми листьями на прозрачных кустах.

К немалому моему урбанистическому удивлению - на озере (и внутри него) кипела жизнь. Во всех направлениях, поодиночке и парами его пересекали ондатры: плавали и рулили хвостами. Иногда они вылезали на берег и какое-то время занимались своими делами, а потом замирали непонятно от чего и смотрели вопросительно в мою сторону. Я не шевелилась и, не получив ответа, ондатры бросались в воду, ныряли беззвучно. Потом опять вылезали и опять смотрели недоуменно. Я не придумала, как вызвать их доверие.

(«У нас одна пациентка хотела поймать ондатру, гонялась за ней, упала в озеро, колено повредила. Спрашивали, зачем ей это надо было, так она сказала: погладить хотела»).

Беззвучный режим телефона казался громыханием. 

-       Ну как дела, мам? – спрашивала Ася.

-       Тут ондатры, - шептала я направленно в микрофон.

-       Ты же любишь вомбатов и лам.

-       Я их никогда не видела.

-       Ну извинити.

Плавали маленькие, неразноцветные утки, ничуть не похожие на тех, которых в городе кормят батонами в парковых прудах. Иногда они на цыпочках бегали по поверхности озера, иногда перелетали с места на место, оставляя после себя узорную рябь на воде и легкие вибрации в моем сердце. В камышах постоянно что-то происходило – движение, шуршание, дикая возня, но снаружи тишь да гладь и убаюкивающий шум в сухих камышовых листьях.

Бывает, дети спрячутся и очень стараются не издавать ни единого звука, и делают друг другу знаки, и закрывают рты обеими руками, но энергия прорывается смешками, шорохами, пуками, хрюками и в конце концов извергается смеховой истерикой. От соседних камышей я ожидала чего-то подобного, казалось, их распирает от активной жизнедеятельности обитателей, которые держатся изо всех сил, ждут моего ухода. Кто они такие, я так и не узнала, но из-за меня у них там все останавливалось. Ненадолго.

Единственный звук кроме шелеста, что явственно слышался с берега – глухое, деликатное «пи» через рваные – то минутные, то секундные промежутки. Будто кто-то сидит за роялем, руки на коленях и иногда печально нажимает на клавишу – мягко, коротко, обрывая звучание, едва оно начнется. Пи. Каждое как последнее. Пи. И каждое будто короче предыдущего. Пи.

А моя любимая птичка даже не была водоплавающей. Кажется, называется водяная курочка. Она была самая пугливая, худенькая, подпрыгивала на каждом шагу, на каждом шагу трясла хвостом и показывалась только когда мне удавалось надолго замереть. В тех камышах они жили парой в личном шалаше, но вторая только раз выглянула из-за травинки.

Я и издалека все приглядывалась – ходит на озере в просвете между камышовыми зарослями курочка коленками назад или нет? И было хорошо, когда она ходила и хвостик качался.

Странно, но все эти всплески, печальное «пи», дорожки на воде, шебуршание в шалаше -  так жирно, так мощно подчеркивали тишину, так ее наполняли, что в ней хотелось остаться, пойти в ней на дно.

А сегодня к этому пляжику, к этой моей экосистеме, гляжу, подъехал эдакий джип. Вышли из него два мужика с понтовыми удочками, и дальше я не смотрела. Наверное, какие-то важные дядьки, может из администрации чего-то там, может, по другой линии начальство. Они сами себя пустили на закрытую территорию, прямо на машине к берегу озера, являющегося по слухам частью заповедника. Они же у нас главные. Владыки полей, цари зверей, рыб и птиц.

И они всё там вытоптали, включая курочкин шалашик, смяли камыши с обеих сторон, развели костер и вообще хорошо отдохнули. Мусор за собой собрали в высокий такой черный мешок, поставили посреди пепелища и свалили.

А я же там дышать стеснялась.

Контингент заведения на берегу озера этой трагедии не заметил, после ужина все кормят местных котов и обсуждают сериал «Сваты», говорят, очень жизненный.

Ночью какая-то птица тонким голосом охала, плакала, проклинала, мне кажется, эту гадскую жизнь.

B как после этого не пойти в пикет и на баррикады?