Все записи
19:28  /  1.11.19

6379просмотров

Качество смерти

+T -
Поделиться:

На пятом году жизни в Новокосине я выяснила, что прямо рядом довольно большое кладбище и крематорий. Вот и табличку обновили на повороте. Написали КРЕМАТОРИЙ жизнеутверждающе - на оранжевом фоне. Знак получился яркий, так и притягивает взгляд.

Тут же стала натыкаться на черные автобусики ритуальных услуг, напряглась, а потом подумала, что по-взрослому (а мы стремимся) будет с этой фобией договориться. По крайней мере, начать разговаривать. И от размышлений о качестве своей жизни иногда переходить к размышлениям о качестве своей смерти. Волнует оно меня с того времени, как я увидела на махачкалинском русском кладбище добротный надгробный камень с надписью «Умер проездом», в 1900 каком-то году. И это все, что можно было сказать о человеке. И если у него была жена и дети, то они не приходили на его могилу.

А в современности пугали безымянные могилы с номерами на табличках. В них лежат неопознанные люди из казенных домов, всегда вдоль дороги, в беспонтовых местах.

Где и когда это случится лично с тобой? Кто будет рядом? Перестать бы шарахаться от этих мыслей.

В конце концов, даже удобно, когда крематорий рядом. Даже стильно.

***

Увидела статью в Медузе о том, что родственников не имеют права не пускать к больному, вспомнила, как год назад у Клары Филипповны умер сын. Забрали на скорой без диагноза под праздник всенародного единства 4 ноября. Потом в реанимацию просто не пускали. 93-летнюю мать не пускали к 67-летнему сыну. Три дня не пускали, а потом сказали, что он умер и предложили забрать тело. Она его не узнала, сильно изменился. И еще не узнала, от чего он умер. Вооот.

Стала звонить Кларе, она печально сказала, что скоро «год смерти Сережи», но была рада просто поболтать о том, о сем – о моих детях, моем квартирном вопросе и личном фронте. С Кларой Филипповной можно очень насыщенно поговорить на тему «все мужики сво…» и получить мощную энергетическую и аргументированную поддержку наивысшей пробы. Это когда ты рассказываешь и в ответ слышишь уверенный посыл: «Все дураки, одна ты молодец». Именно из такого вещества состоит питательная безусловная любовь. Клара Филипповна почему-то никогда не сомневалась, что я молодец, а мы 10 лет знакомы. И все эти годы в каждом разговоре я получала прививку оптимизма, понимание и полное одобрение. А как живительно услышать от старшего товарища совет: «Наплюй!» Очень бодрит.

И в этот раз мы всем перетерли косточки, но настроение у Клары было не очень.

В конце она сказала:

- Как хорошо поговорить с живым человеком! А то я теперь только с мертвыми разговариваю.

Я так испугалась и молчу. А Клара засмеялась:

- В смысле, я 26-го года рождения! И все мои родственники, одноклассники, однокурсники, друзья – все умерли. Теперь вот и Сережа…

У Клары есть детские портреты сына Сережи - маслом, есть зарисовки с детской площадки еще со времен ее собственных прогулок в парке Динамо - с коляской и Серёжей в ней.

И вот он уже умер.

И я попыталась представить, как это - вот так жить, когда все твои знакомые – старшие, ровесники, младшие – все умерли.

Ходишь среди незнакомых, как на Марсе или в эмиграции.

***

Умерли несколько ровесников.

***

Я была беременная, не знала об этом, но сутками спала с отключенным телефоном. В этот момент умерла бабушка. Когда до меня дозвонились, к похоронам все было уже готово. Я бежала по лестнице в бабушкином подъезде, на стенах которого еще остались гравировки с меняющимися сведениями о моей личной жизни от 7-го, 8-го и 9-го класса и вдруг увидела крышку гроба. Она стояла на одном из пролетов и была такая… такая обыкновенная. Сделанная наспех, может, сегодня утром, обтянутая тканью, вся в скобках от степлера. Грубая неструганная деревяшка торчала изнутри.

Только тогда я заплакала. Никак у меня с этим гробом в подъезде не вязалась целая эпоха бабушкиной жизни, революций, войн, тяжелого труда, детей, внуков, ее историй, ее словечек.  И вот этим все заканчивается? Вязалось только горе от ее внезапной смерти, которую я проспала. А когда вошла в квартиру с задраенными зеркалами, первое, что увидела – три большие хризантемы, я их сама принесла бабушке, когда проведывала последний раз. Мы еще с ней поговорили  об обнадеживающих симптомах.

И надо было не забыть молоток и гвозди, меня за ними вернули из автобуса, уже выезжавшего на кладбище. Обыкновенный молоток и обыкновенные гвозди.

И как быть к ним готовой – для себя?

***

Еще такое про жизнь и смерть не могу забыть. Приехала кое-кого проведать в женской онкологии. И вот часы посещения, например, с 17.00, а я приехала в 16.50. Гардеробщица меня авторитетным тоном придержала – она тут была исполнительная власть. Попросила надеть бахилы и подождать, когда начнутся часы посещения, многозначительно показала на циферблат и продолжила разговор с мужчиной в байковой клетчатой рубашке. Рубашка его, конечно, была в катышках, на коленке была кепка, а дужки очков прикреплялись к ушам грязненькими бельевыми резиночками.

Дрожащей рукой мужчина придерживал две большие сумки, из одной торчал большой термос и пучок свежей мяты. По разговору я поняла, что он сидит тут примерно час – ждет, когда начнутся часы посещения. Он несколько раз звонил жене, которая тоже ждала его в холле через два лестничных пролета и наверное хотела чаю из клетчатого термоса.

А приехал он из Подмосковья, и у него самого рак легких, и одно легкое уже отняли. Теперь вот и жена в онкологии. И так он это рассказывал буднично, не драматизируя. Потом перешел к ценам на продукты, дурному качеству картошки в Пятерочке, расписанию электричек.

И вы только подумайте: жена больная наверху, он с сумками продуктов сидит внизу и ждет, когда его пустят. Нервничает и рассказывает гардеробщице про свою жизнь.  А она ему говорит, что он «зря так рано приехал». У него с женой дни общения вполне точно сочтены, а он сидит и послушно ждет, когда пик-пик-пик наступит 17.00 и можно будет пойти и обнять ее.

Бесчеловечность даже по отношению к тем, кто не ропщет и согласен умирать так тихо.

***

На скорой в приемный покой привезли старушку. Она спокойно села на краешек кресла, сняла шапку, взбодрила прическу – строгое каре, прямая челка, даже помотала головой – для создания объема.

Врачи скорой диктовали для внесения «в компьютер»:

-       Сопровождающих двое. Племянница и соседка.

-       А посещать ее кто будет? Кого записывать? Спросите!

Старушку спросили, она взвесила шансы и сказала:

-       Пишите соседку.

Дети – хорошо, но мало ли что. Надо хоть с одними соседями познакомиться.

***

А в конце коридора в больнице перед дверью с большим навесным замком сидит специальный охранник, который всем говорит, что тут «выхода нет». У него такая работа. И еще объяснять, как попасть на улицу – три раза налево, мимо лифтов, коридорами-коридорами - немножечко подъем и немножечко спуск - и через подвал наружу к свету.

А там, где выход прямо через дверь – нет выхода.

Ну почему всегда так?

***

Говорят, зрелость – это когда начинаешь осознавать свою смертность с тошнотворной поначалу определенностью. Когда начинаешь чувствовать ее шкурой. И ясно представляешь, что «… будет жизнь с ее насущным хлебом, с забывчивостью дня. И будет все - как будто бы под небом и не было меня!».

Оглядываешься однажды и понимаешь, что да-да так и будет.

И пытаешь отпустить это знание, но оно не отпускается, и ты начинаешь с ним жить. Задумываться о загробном мире и даже не знаешь, надеяться на него или лучше верить, что там ничего -  темнота и безмолвие. Мы дети и внуки атеистов, у нас нет определенности в этих вопросах.

А как же «Смерть Ивана Ильича», а как же рассказы переживших клиническую? «И он понял, что смерть закончилась». А как же Быков в разговоре с Константином Райкиным сказал: «Мы же с вами знаем, что смерти нет». И Райкин закивал и рассмеялся. И они правда знают.

Если так, реанимация и гвозди - когда они для тебя самой, это не так и страшно.

 

Комментировать Всего 5 комментариев

Мы почти ничего не знаем о смерти, нас пугают только собственные фантазии на этот счет и не очень умный фольклор. Нас пугает окончание суеты, которая составляла порой весь смысл нашей жизни. Нас тревожит то, что за всю жизнь мы так и не нашли время для чего-то главного, и теперь эта тревога перерастает в отчаяние по поводу упущенного времени, потерянных возможностей и нереализованных желаний. Сколько мечтаний было забыто, сколько тепла не роздано, сколько важных слов не сказано? Неужели все заканчивается? Нет.

Мироздание устроено мудро, и прожитые жизни никуда не исчезают. Все, что имело смысл, позволяло оставаться человеком, помогало любить, верить, все остается в нас и с нами и переходит в следующую жизнь. Все ошибки, неправедные поступки, измены и даже предательства, за которые мы раскаиваемся, но забыть в этой жизни не можем, будут забыты нами в вечности.

Мы прощены! Не потому, что в мироздании царит всепрощение, а потому, что Бог наш есть Отец милосердный, и он не раздумывает, прощать нас или не прощать, — он уже принял для себя решение на всю оставшуюся вечность — любить. И сын Его, Иисус, сказал: «Бог есть любовь». И Отец наш любит всех, а не только формально верующих, потому что Он источник Всего и Всех. Он любит нас, а любя — прощает, то есть в отцовской любви всегда есть и милосердие, и прощение.

Милосердие не означает отсутствие правосудия. Но высшее или Божественное правосудие нацелено не на вынесение приговора, а на демонстрацию нас самим себе и на раскрытие нашего божественного потенциала.

Любящий Отец не наказывает своих детей вечными муками за грех во времени — пусть эта ложь лежит на совести тех, кто торгует спасением.

В этой жизни с вами не произошло ничего непоправимого! Все, из значимого, что вы не успели сделать здесь, вы сможете наверстать в посмертии. Если вы стремились к чему-то настоящему и не получили этого, вы это получите не из-за того, что «там» все сбывается, а потому, что «там» ничего не пропадает, а тем более усилия потраченные по достижению чего-то светлого и настоящего. В посмертии можно получить любой важный опыт, недополученный при этой жизни. Не надо готовиться к смерти, надо настраиваться на продолжение жизни.

Там не будет ничего, что бы могло нас напугать своей непривычностью, и в этом есть проявление заботы о нас — никаких потрясений! Мы не готовы к серьезным переменам, и нас будут воскресать (пробуждать) там, где мы сможем без особого труда сориентироваться, освоиться, все вспомнить и продолжить рассуждать. Да, другие тела, да, другая обстановка, много нового, но ничего угнетающего или безразличного. Это просто более светлое продолжение бытия! Впрочем, одно потрясение нам с вами все-таки предстоит, но это будет потрясение красотой и великолепием тех мест, где мы с вами будем воскресать, но я думаю, что это потрясение мы с вами переживем.

В посмертии можно будет встретить всех тех, кто был вам дорог при этой жизни, но будьте готовы к тому, что вы можете воскреснуть раньше тех, кто ушел до вас. Если вы без промедления готовы к продолжению пути, — вас воскресят, но так происходит не с каждым. Воскресение может быть скорым (третьим днем), а может быть и не скорым: все зависит от «качества» вашей души, - инстанции, продолжающей путь. Когда мы умираем, то перестаем осознавать время, мы только закрываем глаза и открываем глаза, для нас проходит мгновение, но для всех остальных (и для тех, кто нас ждет в посмертии) могут пройти тысячелетия.

Смерть побуждает нас оставлять то, что было, и думать о том, что будет. В смерти есть смысл — переход к следующему этапу жизни. Единственный смысл умирания — подготовка к этому следующему этапу; да и опыт прохождения физической смерти доступен немногим, большинство существ в мироздании изначально бессмертны.  

Главное, не нужно впадать в меланхолию, панику или отчаяние по поводу приближающегося финала этой уникальной драмы — вашей жизни. Умирание — время потрудиться.                                                        1.  Жизнь человека — это подготовка к бессмертию, и если вы в вашей жизни занимались чем угодно, но только не этой подготовкой, не расстраивайтесь – время есть! Оно есть, даже когда его совсем не осталось. Мы — неразумные дети у нашего любящего Отца, и Он от нас многого не ждет.

Первое, и самое важное: не убивайте вашу душу, — это наш «пропуск» в посмертие, а убивается душа Злом. Тьма, ошибка, зло, грех, порок — ступени той лестницы, которая ведет в нереальность, — туда, где никакого продолжения не будет. Мы можем по ошибке заступить на территорию тьмы, но когда мы там осознанно остаемся, мы порождаем зло, оправданное и повторенное зло и будет грехом, любовь к греху приводит к пороку. Месть, ревность, зависть — тьма всегда рядится в эти одежды и проявляет себя гневом, нетерпимостью и страхом. Спасается душа светлыми смыслами и откликами на истину, красоту, добродетель, а взращивается любовью, милосердием, служением.

Второе: не отказывайтесь от своей небесной семьи, признайте членство в ней и не забывайте, что по происхождению мы — человеки, хотя и несем в себе животное начало. Мы можем сделать добровольный выбор в пользу света и тогда к статусу земного сына мы добавляем статус сына Небесного. Мы не мартышкины дети, не животные, а сыны-дочери Бога.

Да, в этой жизни мы не всегда вели себя достойно, артачились и упирались, не замечали света и очаровывались тьмой. «Убегая из дома», мы не почитали семейного уклада и Отцовского закона — мы забывали о нашем Отце, но Он никогда не забывал о нас. И, как земные родители, Он всегда держит свою дверь открытой, если кто-то из потерявшихся детей вдруг решит вернуться. Возвращайтесь, семья ждет вас и любит, «пароль» старый: я ваш брат, люди, и я твой сын, Отец.

Третье: говорите с Отцом. Это может быть простая беседа, на любую тему, которая вас глубоко трогает, это может быть молитва, содержащая вашу просьбу, а может быть то, что называется поклонением, — вашим безусловным и восторженным отношением к нашему Богу. Молитесь как умеете, можно своими словами; молитесь искренне и спонтанно, лучше молитесь о других людях и никогда не просите у Бога о том, что может кому-то навредить.                                                                                          2.   Не старайтесь ответить на вопросы: «а правильно ли я прожил свою жизнь?» или «тем ли путем я по ней шел?» — окончательного ответа на этот вопрос вы здесь не получите, только нервы себе попортите и сердечко надорвете переживаниями. Какой бы никчемной или бездарной ни казалась вам ваша жизнь, она была вашей и больше ничьей, и прожили вы ее так, как никто другой ее прожить бы не смог. Знак: с «плюсом» или «минусом» ставим не мы, и по сути, это значения не имеет, имеет значение то, что она в любом случае была уникальна, а любая уникальность нравится Небу.                                                                3.  Что делать с уже совершенным грехом? Порой нас мучают переживания, которые, ей Богу, того не стоят. Случайно причиненная кому-то боль, трагическое стечение обстоятельств, неисполненное обещание — во всем этом мы склонны искать и находить место для собственной вины. Но так ли это? Да, действительно: «поступки наши, а последствия Божьи», но последствия для нас не в поступках, а в мотивах! Что двигало нами, чего мы хотели добиться? Мы искренне заблуждались или продуманно шли на обман, усердствовали без меры в своей заботе или корыстно ограничивали чью-то свободу, честно делились своим опытом или подминали под себя? Все, что делалось от сердца, со светлым побуждением и ради другого человека, не может быть поставлено нам в укор и тем более отвернуть нас от Бога, ведь нас никто не учил как правильно, мы все познавали сами: с невеликими силами и так, как понимали, и вины в этом нет.

Если же вы действительно грешили, то есть осознанно повторяли известное зло, и вас это тяготит, то не надо искать этому оправдание, — его нет, но надо найти этому достойный ответ. Отец любит грешников и ненавидит грех, — откажитесь в себе от того, что вас понуждало грешить, и покайтесь в результатах.

4. За годы вашей жизни сколько солнечных, прекрасных дней прошло мимо вас, сколько детских улыбок вы пропустили, сколько веселья в себе спрятали, сколько желаний и талантов не раскрыли, а ведь все это было для вас… И если вам хватало воспитанности благодарить близких и далеких людей за кусок хлеба или подставленное плечо, то неужели вам не хватит мудрости найти слова благодарности Тому, кто дал нам возможность попробовать эту жизнь на вкус, испытать себя на человечность и смириться с результатом, каким бы он не был? Пусть эти слова благодарности родятся в вашей душе, пусть они согреют и просветлят ее. Поблагодарите Бога за все! Да, и неблагодарные дети остаются членами семьи, просто неблагодарность никого не красит.

5. Бессмысленно говорить об отдаче чего-то материального перед отбытием туда, где материальное ничего не стоит, но если вас что-то беспокоит, разберитесь с этим без сожалений и промедлений. А когда все материальное закончится, спросите у себя: а все ли вы успели отдать? Если осталась нерастраченная нежность — оставьте ее кому-то здесь, и несколько «порций» заботы бессмысленно забирать с собой, они не помешают любому человеку из тех, кто рядом, за смех и юмор вас особо поблагодарят, — не скрывайте их и не пытайтесь оставить при себе ваше обаяние и доброту! Отдавайте все без остатка — все приумножится и все вернется.

Замечательный русский писатель сказал: «Человек умирает не от старости, а от спелости», и пусть этот этап станет радостным ожиданием продолжения жизни.

Мы идем в дружественное мироздание. 

Эту реплику поддерживают: Полина Санаева

Когда умрёшь - уже не будешь мёртвым.

И не тебе лежать при свете дня,

былой души рисунок полустёртый

под веками прозрачными храня.

Когда умрёшь - узнаешь, может статься,

всё тайное, великое - зато

все будут с неподвижным, с тем прощаться...

С тобой не попрощается никто.

(Вадим Шуляковский)

Эту реплику поддерживают: Anna Bistroff, Полина Санаева, Дмитрий Синочкин

Смысл смерти

....не в качестве саморекламы, но прослушив этот подкаст одна женщина из Питера решила остаться "с нами" после смерти своего сына...

Эту реплику поддерживают: Полина Санаева

Полиночка, изумительный текст - впрочем, как всегда у Вас). Конечно, грустный, но это не отменяет его прекрасности, спасибо).

Эту реплику поддерживают: Полина Санаева