Мы все уже взрослые и, конечно, понимаем, что кукол по сцене двигают актеры. Но во время спектакля «Сказки роботов о настоящем человеке» со зрителями происходит такое, что невозможно объяснить рационально. Хотя многие пытаются.

– Как-то раз мы играли на выставке Hi-Tech-технологий, люди потом подходили, спрашивали: какое питание у вашего видео-проектора? Мы говорим – трехразовое!

Все привыкли: сильное впечатление обеспечивается не людьми, а спецэффектами. А спецэффекты – технологиями. Магия театра и магия таланта – даже звучит старомодно. И тем не менее, они существуют! «Сказку…» играют в маленьких залах, и там театральное волшебство разлито в воздухе в высокой концентрации. Литература и музыка, актеры и куклы, тени и свет, декорации и костюмы, слова и движения - все реальное, настоящее, творящееся здесь и сейчас. Чудо есть, спецэффектов нет.

– Мы показывали – вот лампа, вот экран, сюда светим… Даже взрослые верили с трудом. Тогда мы стали время от времени выглядывать в зал.

«Трикстер» – театр, который 12 лет назад создали режиссер и актриса, режиссер и режиссер, муж и жена, папа и мама… Короче, Слава Игнатов и Мария Литвинова. Это такое классное, крепкое «МЫ». Каждый говорит не о себе, а «о нас и нашем театре». Совместные спектакли они стали делать раньше, чем поженились. У них свой подход к воспитанию детей (без телевизора и гаджетов), реализуемый на практике в воспитании Евы (5 лет) и Елисея (2 года). А еще своя особая концепция «спектаклей для взрослых, которые могут смотреть дети» и своя особая концепция бесконфликтной драматургии для baby-theatre, которые последовательно реализуются в творчестве.

Актеры Данила Ариков и Мария Литвинова в "Сказках роботов о настоящем человеке"

Маша и Слава делают спектакли вместе и порознь, в России, Англии, Германии, в Ханты-Мансийске, Перми и Москве, в театрах «Трикстер», «Практика», «С.А.Д.»… И даже удивительно, что они учились в Петербурге (в Петербургской театральной академии) и Москве (Маша – во ВГИКе, специальность «режиссура и анимация», Слава – на высших режиссерских курсах). Потому что когда смотришь эти спектакли, кажется, что их придумали представители иной цивилизации.

Мария Литвинова и Слава Игнатов

И это отчасти правда. Так «Золотую Маску» Литвинова и Игнатов получили за спектакль «ЭПОС О ЛИЛИКАНЕ» в театре «Тень». Вот что они пишут о работе: «Углубившись в архивы лиликанских королевских библиотек и книгохранилищ, мы отыскали древнейшую рукопись, которая была переведена самим Гальбастро Мамарейно Гердайло Шефином, да продлятся дни его вечно, и открыла нам предания старины глубокой». И не врут. Они никогда не врут. Жаль только, что Эпос лиликанского народа мало кто увидит - этот спектакль рассчитан на группу не более чем из 5 (!) зрителей.

Ну, разве земляне такое делают? Спектакль для 5 зрителей!

А «Сказки роботов о настоящем человеке» - это вообще Лем в «стимпанке», в такой стилистике, подразумевающей альтернативный вариант развития человечества, цивилизацию, двигающуюся от паровых машин. А спектакль, тем не менее, о любви.

Сказки роботов о настоящем человеке

Кто-то думает: о! классная история, я бы рассказал ее так… И у него получается, например, новый спектакль «Колобок». Но Маша и Слава придумывают свои спектакли как-то не по-человечески – все у них наоборот: сказки пишутся с конца, собираются как головоломки. И свой театр «Трикстер» они называют театром формы. Потому что сначала видят образ того, что будет на сцене, придумывают форму спектакля, а потом ищут, что в эту форму можно поместить.

Когда мы познакомились со стимпанком, сразу захотелось перенести эту стилистику в театр кукол, который и есть наша изначальная профессия. И потом возникла мысль о «Сказках роботов» Станислава Лема. Первая в этой серии называется «Как Эрг Самовозбудитель бледнотика одолел». Мы их все перечитали. Они у него очень умные и дико-смешные!

Так роботы стали театральными куклами. И какими! Ведь стимпанковые предметы – любые, от сережек до мебели - состоят из миллиона деталей. Но все эти шестеренки, винтики и цепочки обычно не функциональны. А в театре у роботов все двигается, поскрипывает и четко выполняет свои функции. Стимпанк ожил, благодаря Лему и создателям «Сказок…». Теперь неправдоподобно обаятельные роботы играют на сцене, а «Трикстеру» пришлось нанять специального человека, который следит за исправностью их механизмов. 

– Роботы, они же - действующие лица пьесы, должны быть настоящими! Мы знали это с самого начала. И нам их сделали в питерской мастерской Александра Гецоя. Хотя собрать театральных кукол-роботов, которые живут по своим законам, было сложной задачей. Долго мы бились, чтобы у каждого нашего робота были характерные движения, жесты и одежда.

Это еще не все. В какой-то момент, когда деньги на спектакль кончились абсолютно (а ребята сами себе продюсеры), Маша написала в сообщество стимпанков в Москве. Так, мол, и так, нам очень нужны следующие предметы:

- рука короля Архитория, оторванная при урановом взрыве;

- машинка, которая делает все на букву Н.

И еще, не знаете, как бы сделать НЕВИДИМЫЙ ЛУЧ?

Никто не удивился. Среди стимпанкеров развернулась дискуссия, они включились моментально – все что-то предлагали! Например, было предположение, что нужен гиперболоид, который посылает этот невидимый луч. В конце концов, с Машей и Славой связался главный стим-панкер Москвы, и буквально за один уикенд рука короля и машинка были готовы.

Вся подготовка спектакля, включая сложный производственный процесс, заняла около двух лет, и где-то посередине Маша успела родить сына.

Художниками-постановщиками, художниками по свету и костюмам тоже были сами. И сами же подобрали музыку, которая звучит фоном на протяжении всего спектакля и очень помогает погружению в драматические события на земле и в воздухе. В этой фантастической головоломке нет ничего случайного. Все идеально подогнано, активно взаимодействует и в результате волшебно складывается.

– Помню, однажды выходим после «Сказок роботов» в театре «Практика», встречаем Ваню Вырыпаева. Сижу, говорит, в соседней комнате и мне кажется, у вас там блокбастер какой-то! Музыка-музыка и возгласы «Надо бежать!», «Держи его», «О, принц! Мы погибли!»

Но никто не погибает, все образуется, а спектакль, конечно, о том, кто же такой настоящий человек, о котором слагают легенды и помнят в веках. Что человек – это не тело, а содержание.

Взрослый детский театр

– Тени можно отбрасывать от чего угодно. Какие - то предметы хорошо смотрятся в тенях, какие - то плохо, но в принципе… Вот эта ваза отлично бы смотрелась в театре теней. И форма хорошая, и было бы видно, что она зеленая…

Маша и Слава из редкой породы творцов, людей, погруженных в искусство и верящих в безграничность его возможностей. Они словно вышли из собственных спектаклей, а не создали их. А может, и не вышли, может так и живут там внутри. Говорят, что дома они спорят исключительно из-за творческих вопросов.

– Мы делаем спектакли для взрослых, которые могут смотреть дети. И уверены, что самый удачный детский спектакль тот, который нравится родителям. Искусство есть искусство, и взрослый человек способен ощутить и понять разницу. А детям может понравиться все, что ему показывают на телефоне.

Для этих режиссеров принципиально важно, чтобы на их спектакли дети приходили со взрослыми. А то есть же традиция усталых предков – оставить ребеночка в зрительном зале, пусть его развлекают, а самим в буфет пойти.

– Особенно часто с унылыми лицами приходят папы, готовые отбывать наказание воскресного дня. А потом преображаются, начинают участвовать, хохотать на задних рядах! И мы очень надеемся, что когда они выходят из театра, им с ребенком есть что обсудить. Что у ребенка появляются вопросы, на которые родитель может подробно ответить. И вечер они проводят не каждый за своим компьютером, а в беседе.

Поход в такой театр – это шанс пережить совместное детско-родительское приключение, испытать почти одни и те же чувства. Вы видите на сцене живого человека, и даже живых кукол, и живые тени. Улавливаете эмоции, которые хлещут со сцены. Вместе ахаете, что-то кричите с мест, вздрагиваете и смеетесь. И все происходит здесь и сейчас. Что в наше время редко и ценно. И смотрится почти чудом в нашей технологичной, мультимедийной реальности, когда и дети и взрослые все чаще испытывают эмоции, только глядя в экран телефона, копма, телевизора.

– В fb мама пишет: «Моему сыну полтора года. Какие мультики вы советуете?» Ну, зачем в этом возрасте мультик подсовывать?!Книжки почитайте! Семейная культура рассыпается, потому что у всех гаджеты, и они разъединяют. Надо объединяться хотя бы иногда, хотя бы ради детей. Ведь взрослый сам может выбирать, спасаться ему или нет, и вообще, каким ему быть. А ребенок не выбирает, за него выбирают родители.

Их это действительно волнует. И потому, что сами родители и потому, что знают, какой прекрасной может быть альтернатива мультикам и электронным игрушкам.

– Мы не говорим, что мультфильмы – это отстой.Например, все что делает Pixar – просто шедеврально! Но показывать это двух-трехлетним детям, значит, как минимум, убивать их воображение.

У нас есть такая сверхзадача: показать, что театр – это не только высокое искусство для высоколобых и посвященных. Что театр - это весело! И доступно и открыто для всех! Очень хочется, чтобы в семьях вспомнили про общий досуг, про домашний театр, домашние спектакли… Чтобы вместе готовились к праздникам, а не приглашали аниматоров. Ведь это общение на совершенно другом уровне. Это удовольствие и энергия, которые вы не получите нигде в другом месте.

Если не понять этого вовремя, то и дело совать в руки ребенка планшет или включать телевизор, надо готовиться к тому, что и по жизни ему роднее и ближе будет телек и планшет.

Я на такое не согласна.

Спектакли театра «Трикстер»:

«Сказки роботов о настоящем человеке»

«Сказка, которая не была написана»

«Фермер и великанша»

«Как волк за счастьем ходил

«Зимний эльф» (совместно с театром PapperBallon, Лондон)

Взрослые спектакли

«Повседневный апокалипсис» (совместный проект театра «Трикстер» и ансамбля Светланы Фурер, Кельн).

«Части тела» по текстам Блеза Паскаля.

Фото Anatole Green