Все записи
22:47  /  17.09.14

7638просмотров

Корреспондент выжил

+T -
Поделиться:

Только и занимался тем, что рулил и посещал разнообразные казенные дома, чтобы с полной ответственностью притвориться израильтянином, пусть даже и на некоторое время.

 Как ранее решил по совету друга стать русским, то есть применить к себе и осознать как свое все культурное, историческое, этнографическое и какое угодно еще наше наследие, так сейчас я стал евреем, переживая забытое с момента отъезда последнего еврейского родственника ощущение вовлеченности в древний иудейский контекст. Дается мне вовлечение это очень непросто, и чувствую я горе и стыд за произошедшее тут, а одновременно чувствую, как засасывают меня иммигрантские ловушки: страховки, банки, туча всего еще.

Я считаю оставшиеся дни, дети спеклись на жаре и от наших постоянных разъездов. А иначе никак: мы живем с хозяйкой, работающей по ночам в нескольких хосписах психологом и медработником, а днем лежащей одновременно у всех телевизоров, которые находятся во всех комнатах, и смотрящей все подряд довольно громко. Мы платим немного, и сериалы «Бандитский Петербург» или клоны Петросяна, видимо, включены в стоимость, поэтому мы смываемся утром и приезжаем, когда она отбыла на вахту.

Зубы детям лечат бесплатно.

Дороги — невероятные: как в компьютерной игре.

Ездим на KIA Picanto — автомобиле меньше нашей печки, между тем, к большому удивлению, умеющем ездить, и довольно резво, так что порой кажется, что такого малыша вполне достаточно.

Мой друг детства всегда безалаберный Ленька накопил на красивый дом в предместье Натании, имеет троих детей и жену-эфиопку жесткого нрава. Уж эти восточные женщины! Ш-ш-ш…

На улице, в магазине, на парковке — словом, где бы ты ни оказался, тебе будут помогать советами и переводом. Люди очень сердечны, и я впервые, после довольно многих поездок по Европе, понимаю разницу: там давно никто никому не нужен — тут все друг другу сильно нужны, и на этом все и держится.

Иврит, наверное, можно выучить. Думаю: вот я так и помру, не сдав IELTS и не зная итальянского и иврита?

Первую неделю мы жили почти в гараже, причем гараже, в котором сгнила какая-нибудь старая «Волга» или, скорее, «Иж-Комби». Шестидесятилетняя, совершенно классическая полнотелая еврейская чета, полвека как из Кишинева, не утратила способности захламлять любое пространство, так что кран можно трогать только в резиновых перчатках. Россию называют «Союзом» — нормально. Познакомились с тараканами размером с iPhone, троих я жестоко убил и сложил останки в назидание прочим под электроплитку. В общем, TripAdvisor или Airbnb не всегда дают хорошие результаты. Нехитрый скарб поместился в шкатулку — багажник нашего KIA.

Море — невероятное. Все время немного штормит. Пляж метров двести шириной, не меньше. Есть дикие пляжи, а есть вполне цивилизованные. На некоторых, например в нашей Хадере, туча арабов, добродушно жгущих что-то в бочках и пляшущих брейк под бумбоксы Sharp, в интеллигентной Хайфе — пожилая профессура в роговых очках с диоптриями и молодые люди без признаков знакомства с модой. Это хорошо.

Побережье недалеко от Яффы. Там рядом рыбаки удят и молодежь целуется и раскуривает кальяны из багажников машин под громкую музыку.Вообще тут нет ничего, что бы укладывалось в современные московские тенденции.

Пока пользуются факсами.

Хасидов много. Моя борода для них чужая.

Все, кто может, бегают. Беговые кроссовки продаются везде.

Хадера, город, где мы случайно осели и получили «прописку» во всех документах, — это как Египет или Индия: есть заколдованные места, где невозможно находиться и сориентироваться одновременно.

В Хадере напрочь никакой культуры пространства (где урбанисты?), за исключением сквера с променадом из бетонного дека с подсветкой пальм, семейством попугаев и многоуровневыми бассейнами с цветастыми рыбами, зашуганной черепахой и гусятами. Кому-то посвящен. Русская тетя-кошатница кормит пятнадцатого подопечного котенка фаршем из русского магазина. Пакетики H&М со значком тотального сейла (видимо, цены уже перевалили за ноль).

Война никогда тут не кончится. Все так устроено, что это навсегда. Гордятся армией, плачут о погибших сыновьях. Как правило, семьи большие, значит, на следующий год черед среднего или уже младшего. Плач Израиля — это как война, тоже навсегда.

Иерусалим, большая площадь в Еврейском Квартале напротив Стены плача. Вход в Квартал охраняют около 30 военнослужащих с винтовками, что наводит тревогу. У самой Стены тревога диаметрально противоположная: намоленность места порождает сильнейшие вибрации в воздухе, сердце колотится и текут слёзы.

Люди живут скромно, много старых некрасивых машин: Mazda, Subaru, старые корейцы — сброд, в общем. Мото техники и великов умеренно; видно, жара мешает не только нам.

Каждый город не похож на другой составом жителей. Были в храме Архангела Гавриила (где источник Марии) в Галилее. Прям «Ягипт» какой-то! Судим по вывескам: арабский — самые большие буквы, потом — так и быть — латиница, впятеро меньше, потом, уж совсем мелким кеглем, иврит. Ехали туда два часа (жара 45 градусов, кондиционер еле справляется) — побыли час и не выдержали. Но у источника успели побывать и в базилику на месте, где был дом Иосифа, тоже сходили. Храм Гавриила — радость: сегодня же его Собор!

«Йом шиши» (יום ששי) — пятница. Уже с четырех почти никто не работает, все правоверные готовятся к шабату. Наша хозяйка, периодически появляющаяся в квартире, которую мы сняли по совету сотрудниц Министерства абсорбции (еврейской иммиграции), готовит нам угощения на вечерний стол: ее дети и внуки в этот день не приходят к ней. Они очень строгих правил: кошерная сковородка, кошерная вилка и тому подобное. Она неверующая, но не расстраивается, уважает. Одинокая и очень добрая. Возил ее в больницу на обследование по поводу онкологии. Тут много больных раком кожи, говорит.

Хайфа красива невероятно: половина города — на горе, в которой есть пещера пророка Илии. Или Яффо: основан сыном Ноя, а я тут паркуюсь, ем мороженое, глазею на экспонаты небольшой выставки украшений — мыслимо ли это? Или, что еще невероятнее, дворец Ирода, с фуникулерами и лифтами внутри. Музей, конечно; по назначению не используется.

Как же тут все устроено и почему все еще тут живо? Национальному самосознанию все века, думаю, и сейчас можно смело позавидовать.

Парковка у рынка Кармель, который виден справа. Чайки в ожидании еды. Чем ближе к выходу, тем ниже цены — коробка клубники за 4 шекеля.

Стыдно и горестно — вот с каким чувством я приехал. Радостно и вдохновенно — сейчас.

Наша хозяйка была замужем за сыном гениального художника Иосифа Капеляна. Его картины висят в гостиной, альбомы — на полках. Вот круть!

 В Иерусалим не попасть: стреляют совсем рядом, и в арабской части настроения нехорошие (граждане, а ведут себя как предатели).

Ни разу не испытав до конца чувства нужности кому-то, государству, и уж тем более в Европе, тут поражаешься тому, что до тебя много кому есть дело и это не мешает, а, наоборот, невероятно.

Комментировать Всего 2 комментария
Прям «Ягипт» какой-то!

Ну, Назарет (нижний) - полностью арабский город.

Дима, пишите, пожалуйста, чаще.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев