17:04  /  19.08.14

Катя Рубина ДЕФИЦИТ КАТАРСИСА( Рассказик)

Недавно была на дне рождении у своего старинного друга. Сидели у него на даче за столом.  Прекрасно, замечательно, вкусно, красиво, приятно. Ровный такой, ни к чему не обязывающий и никого лично не затрагивающий разговор течет, перемежаясь традиционными тостами: « Вот, за что я тебя люблю! Вот хорошо бы так всегда сидеть! Вот здоровья и процветания тебе! Вот в прошлом году, и в позапрошлом, и десять лет назад… и все в этом милом духе. И опять же, вкусно, красиво, приятно и погода не подкачала, и скоро Преображение, и Пастернак, и шестое августа по-старому. И, конечно, как Борис Леонидович  напутал (традиционно имеются в виду строчки «прошли сквозь мелкий, нищенский, нагой, трепещущий… в имбирно - красный лес кладбищенский». Не бывает этой имбирной красноты  у нас тут, в этот день, ну не бывает и всё. Ну не бывает и ладно, всё равно все прекрасно, чудесно, красиво, вкусно. И, конечно за «творчество и чудотворство» надо выпить и закусить  по-правильному.  И выпили и закусили  и лист зеленый не шелохнулся.

Внезапно, примерно уже на третьем часу сидения за столом… от неожиданности я вздрогнула. Друг моего старинного друга, преуспевающий дизайнер по очень дорогой отделке помещений очень дорогими материалами, сидящий за праздничным столом  напротив меня задал странный вопрос. Кстати, он был абсолютно трезв, так как приехал на праздник в перерыве между  двумя отделками и намеревался далее продолжить свой путь в сторону (нет, не Свана)  третьего очень важного  отделочного объекта, куда, по его словам, должны были, с минуты на минуту, прийти фуры с каррарским мрамором. Фуры запаздывали. Беда. Друг моего старинного друга сильно нервничал, и как сказал бы поэт: держал Vertu, смотрел в iPad, и нервно теребя планшет, ждал избавления от бед. И вдруг он, отложив все свои прибамбасы. Этого я от него  совершенно не ожидала. Так вот, он, отключив все, так сказать, гаджеты, спросил: « А когда вы в последний раз испытывали катарсис?» Гости гоготнули ( не потому, что они дикие). Нет, ни в коем случае, все интеллигентные, умные, образованные люди,  просто все подумали, что это имеет отношение  к запаздывающему мрамору и к  его персональной беде.

Кто-то даже спросил дизайнера : « Что? Фуры пришли?»

– Да при чём здесь фуры? Когда катарсис у вас был в последний раз?

– В последний?– переспросил другой старинный друг моего старинного друга (преуспевающий хозяин полиграфического холдинга  по изготовлению множеств полиграфических изделий)

– Ну, предпоследний? – дизайнер  был  абсолютно серьезен.

За столом воцарилось молчание.

Я тоже начала судорожно вспоминать. КатАрсис, кАтарсис…

От современного искусства?– начал уточнять преуспевающий хозяин полиграфического холдинга .

–Вообще! – дизайнер был строг.

– Ну, вообще, это сколько хочешь,–– молвил  именинник,– вообще взять к примеру…

– Ну? – не унимался дизайнер.

– Что прямо так, сразу?

– А чего тянуть - то?

– А ты когда?

– Я тебя спрашиваю.

– В общем, наблюдается тотальный дефицит катарсиса,– резюмировал преуспевающий хозяин полиграфического холдинга, – пусть это будет последнее наше огорчение на фоне всего остального, так сказать…

Про всё остальное  решили не развивать. Тема сама собой закрылась. Все продолжали  сидеть за столом.  Замечательно, вкусно, красиво, приятно. Потом, уже поздно вечером все чинно разъезжались.  Практически перед самым отъездом  преуспевающему дизайнеру  поступил телефонный звонок. Фуры с каррарским мрамором  прибыли на объект.

– Вот видишь!– сказала я.

– Да, я уж, честно говоря, и не надеялся.

Он был какой-то весь взъерошенный, опустошенный. Как будто  весь вечер не за столом сидел, а сам на тросах тянул эти пресловутые фуры. Мне стало его жалко. Захотелось сказать что-то очень приятное. Я наклонилась к нему и нежно шепнула в ухо: « И  катарсис скоро  будет, надо только немножечко подождать».