Все записи
04:38  /  30.10.19

269просмотров

"Милый Шишков"

+T -
Поделиться:

Без малого двести лет назад чиновник по особым поручениям при Санкт-Петербургской казенной палате Егор Васильевич Аладьин (1796-1860) сделал оригинальный, но удачный с точки зрения собственного увековечения ход: 2 тысячи рублей премии, полученной за разоблачение контрабандистов, он употребил на издание "Невского альманаха". А тот оказался и удачным коммерческим предприятием, и сохранил имя второстепенного литератора Аладьина в истории русской литературы.

"Невский альманах на 1827 год" был уже третьим по счёту (Аладьину как никому из издателей "альманашной эпохи" удавалось выдерживать регулярность своего детища, выходившего с 1825 по 1833 гг. без перерывов). Библиофилы ценят те его экземпляры, в которых сохранился полный комплект из пяти гравюр к "Бахчисарайскому фонтану".

Зато, как правило, не обращают внимания на опубликованные без подписи "Нравоучительные четверостишия" - а ведь это тоже Пушкин, в соавторстве с Н.Языковым едко и точно спародировавший рифмованные благоглупости маститого И.И.Дмитриева:

Перелистывая альманах в поисах других известных авторов, натыкаешься на два стихотворения, подписанные: "А.Шишков".

Шишков?

Неужто сам министр народного просвещения (с 1824 по 1828 гг.) адмирал Александр Семёнович Шишков (1754-1841), консерватор в жизни и в литературе, почтил "Невский альманах на 1827 год" публикацией своих стихотворений именно тогда, когда он добился принятия 10 июня 1826 г. нового Устава о цензуре, который своей жёсткостью и запретительностью не устроил даже Николая I?

Но не мог же апологет литературной старины писать в таком стиле:

Нет, конечно. Автор - племянник адмирала, Александр Ардалионович Шишков (1799-1832), поэт-романтик, к которому юный Пушкин обратил в 1816 г. следующие строки:

Шалун, увенчанный Эратой и Венерой,
Ты ль узника манишь в владения свои,
В поместье мирное меж Пиндом и Цитерой,
Где нежился Тибулл, Мелецкий и Парни?
Тебе, балованный питомец Аполлона,
С их лирой соглашать игривую свирель:
Веселье резвое и нимфы Геликона
Твою счастливую качали колыбель.
Друзей любить открытою душою,
В молчаньи чувствовать, пленяться красотою —
Вот жребий мой; ему я следовать готов,
Но, милый, сжалься надо мною,
Не требуй от меня стихов!
Не вечно нежиться в приятном ослепленьи:
Докучной истины я поздний вижу свет.
По доброте души я верил в упоеньи
Мечте шепнувшей: ты поэт,—
И, презря мудрые угрозы и советы,
С небрежной леностью нанизывал куплеты,
Игрушкою себя невинной веселил;
Угодник Бахуса, я, трезвый меж друзьями,
Бывало, пел вино водяными стихами;
Мечтательных Дорид и славил и бранил,
Иль дружбе плел венок, и дружество зевало
И сонные стихи в просонках величало.
Но долго ли меня лелеял Аполлон?
Душе наскучили парнасские забавы;
Не долго снились мне мечтанья муз и славы;
И, строгим опытом невольно пробуждён,
Уснув меж розами, на тёрнах я проснулся,
Увидел, что ещё не гения печать —
Охота смертная на рифмах лепетать,
Сравнив стихи твои с моими, улыбнулся:
И полно мне писать.

В ту пору А.А.Шишков служил поручиком Гренадерского Австрийского императора полка, располагавшегося в Царском селе, где и сдружился с лицеистами. Со сверстником Пушкиным Шишкова сближало вольнолюбие, вскоре отозвавшееся на судьбах обоих. 27 июля 1817 г. штабс-капитан Шишков был переведён штаб-ротмистром в Литовский уланский полк, а 27 июля того же года - в Кабардинский пехотный полк и отправлен на Кавказ. Это была неприкрытая форма ссылки, причиной которой вряд ли явились стихи "яркого эротического характера", писавшиеся Шишковым, а скорее, его крутой и дерзкий нрав. В 1818-1819 гг. Шишков участвовал в нескольких экспедициях против чеченцев и лезгин, продолжая вести, по отзывам современников, бесшабашную жизнь. 22 декабря 1821 г. его перевели в Одесский пехотный полк.

Одесский пехотный полк, входивший в бригаду генерал-майора И.Н. Мордвинова (сына не менее знаменитого чем А.С. Шишков адмирала), прославился в 1823 г. необычным проявлением корпоративной солидарности офицеров, решивших избавиться от своего командира, подполковника Ярошевицкого, человека грубого, невежественного и жестокого, довольно радикальным способом. Придя к общему согласию (т.е. в заговоре участвовал и Шишков) они бросили жребий, который пал на штабс-капитана Рубановского. Тот на дивизионном смотре вышел из строя и на глазах у всех избил командира полка. Опозоренный Ярошевицкий был вынужден подать в отставку, Рубановский поплатился разжалованием и ссылкой в Сибирь, а начальник штаба 3-й армии П.Д.Киселёв (1788-1872) обвинил командира бригады Мордвинова, что инцидент произошёл при его негласном поощрении и добился его отстранения. Оскорблённый Мордвинов вызвал Киселёва на дуэль, где получил смертельное ранение. Дуэль двух генералов осталась беспрецедентным случаем в истории русской императорской армии, тем более, что участником её стал будущий граф и министр государственных имуществ П.Д.Киселёв.

Не приходится сомневаться, что если бы жребий выбрал не Рубановского, а Шишкова, тот пожертвовал бы своей карьерой без колебаний. В том же 1823 (либо 1824) г. он подтвердил романтический склад своего характера. Будучи посажен на гауптвахту, Шишков ушёл из под ареста, чтобы похитить невесту, дочь отставного польского поручика Тёклу Твардовскую, и обвенчаться с ней без согласия родителей. В ноябре 1824 г. у супругов родилась дочь Софья. В это время Шишков продолжает переписываться с Пушкиным, который в письме, датируемом между августом и ноябрём 1823 г. отзывается:

"С ума ты сошел, милый Шишков; ты мне писал несколько месяцев тому назад: Милостивый государь, лестное ваше знакомство, честь имею, покорнейший слуга.... так что я и не узнал моего царскосельского товарища. Если заблагорассудишь писать ко мне, вперед прошу тебя быть со мною на старой ноге . Не то мне будет грустно. До сих пор жалею, душа моя, что мы не столкнулись с тобою на Кавказе; могли бы мы и стариной тряхнуть, и поповесничать, и в язычки постучать. Впрочем, судьба наша, кажется, одинакова, и родились мы, видно, под единым созвездием. Пишет ли к тебе общий наш приятель Кюхельбекер? Он на меня надулся, бог весть почему. Помири нас. Что стихи? куда зарыл ты свой золотой талант? под снега ли Эльбруса, под тифлисскими ли виноградниками? Если есть у тебя что-нибудь, пришли мне - право, сердцу хочется.

1824 годом датирован выход в свет первого сборника сочинений А.А. Шишкова-племянника: "Восточная лютня".

Отмечая в "Московском телеграфе"  выход «Восточной Лютни», Н.А. Полевой писал в "Обозрении Русской Литературы в 1824 году", что в ней видны «неслыханные подражания Пушкину и хорошие стихи».

17 мая 1825 г. Шишков был назначен старшим адъютантом штаба 7 пехотного корпуса, которым командовал генерал А.Я. Рудзевич, а это предполагало близкое знакомство с членами Южного общества декабристов. Именно через Шишкова пытался нащупать пути к тайному обществу будущий доносчик Шервуд. Поэтому уже 18 декабря 1825 г. из Петербурга последовал приказ об аресте Шишкова, 5 января 1826 года его взяли в Тульчине, 11 января доставили в Петербург на главную гауптвахту, а на следующий день перевели в Петропавловскую крепость.В "алфавите членам бывших злоумышленных обществ", составленном А.С.Боровковым в 1827 г., о Шишкове говорится:

"Взят был на основании сведения, доставленного графу Витту от одного члена, что Шишков принадлежит к тайному обществу, каковое сведение подкреплялось и тем, что Шервуд писал к нему, Шишкову, прося уведомить о местопребывании Пестеля. Но по изысканию Комиссии как Шервуд так и прочие члены отозвались, что Шишков не принадлежал к обществу. Содержался в крепости с 12-го генваря.По высочайшему повелению вследствие доклада Комиссии освобождён 13-генваря с аттестатом".

Последняя дата вызывает сомнения: неужто за один день Следственная комиссия успела во всём разобраться, всех допросить и, не испытывая никаких сомнений, доложить императору? Как бы то ни было, Шишкова освободили с оправдательным аттестатом; но сразу ли он отправился обратно в Тульчин? Появление его стихов в альманахе, составленном и изданном в том же 1826 году, предполагало контакты с издателем Е.Аладьиным; а как меняется смысл стихотворения "Родина" в контексте описанных выше реальных обстоятельств встречи поэта с "неприветливым и хладным мрамором" родных стен!

Когда были написаны "Родина" и "Украйна" - не тогда ли, в Петербурге, после освобождения из крепости? Как бы то ни было, перед нами не просто лирические экзерсисы, а строки выстраданные и оплаченные драматическим жизненным опытом автора.

Кажется, раньше на эти стихотворения друга Пушкина и декабристов, датированные трагическим 1826-м годом, не обращали внимания; изюминка "Невского альманаха на 1827 год" - отрывки из "Бахчисарайского фонтана" и пять иллюстраций к нему. Чтобы заметить "Украйну" и "Родину" надо подержать в альманах в руках и внимательно пролистать его.

"Судьба наша, кажется, одинакова" - тут Пушкин был прав. Но с Шишковым николаевская эпоха справилась быстрее, чем с его великим ровесником. В 1827 году было возбуждено дело о сочинении Шишковым антиправительственных стихов, в частности, такого едкого "Экспромта":

Когда мятежные народы,
Наскуча властью роковой,
С кинжалом злобы и мольбой
Искали бедственной свободы,
Им царь сказал: «Мои сыны,
Законы будут вам даны,
Я возвращу вам дни златые
Благословенной старины».
И обновлённая Россия
Надела с выпушкой штаны

«...Шишков в сочинении сих стихов чистосердечно сознался... оные относятся лично к особе его величества...», - писал начальник Главного штаба И. И. Дибич цесаревичу Константину Павловичу от 9 нояб­ря 1827 г.

4 октября 1827 г. А.А. Шишкова перевели под строгий надзор начальства в пехотный принца Вильгельма Прусского полк, расквартированный в Динабурге (нынешний Даугавпилс). В тамошней крепости сидел Вильгельм Кюхельбекер - отчаянный Шишков сумел и с ним встретиться...

В начале 1829 г. Александру Ардалионовичу вменили в вину "нетрезвое поведение и произведённую ссору с отставным офицером" и предали суду. Императорским указом "за неприличные офицерскому званию поступки" Шишков был уволен от службы с запрещением въезда в обе столицы. Он вынужден был поселиться в Твери, где, находясь под полицейским надзором и не имея никакого состояния, вынужден был содержать себя и семью скудными литературными гонорарами.В марте 1832 г. Шишков самовольно съездил в Москву для устройства своих дел. "Взять меры, чтобы не своевольничал" - распорядился по этому поводу Николай I. То, что последовало за этой резолюцией, может трактоваться в конспирологическом плане, но, скорее, всего, стало роковой случайностью. В сентябре того же года в Твери, на улице вспыхнула ссора Шишкова с неким офицером А.П. Черновым, оскорбившим жену поэта. В ходе ссоры Чернов зарезал Шишкова. Тому было 33 года...

13 марта 1833 г. Н.И.Греч писал Пушкину: "К вам явится несчастная вдова... Вы один к кому бедная Шишкова может прибегнуть с успехом". Сохранилось и письмо вдовы Шишковой Пушкину с изъявлениями благодарности за содействие в издании собрания сочинений её мужа. Однако сама она увидеть его не успела, скончавшись на рубеже 1833/34 г. Первый том вышел в свет в 1834 г., выпуск последующих трёх томов растянулся до 1835 года. Дочь Шишкова, Софья, осталась в 10 лет круглой сиротой. Двоюродный дед, знаменитый адмирал А.С.Шишков, выпустил в её пользу своё "Собрание сочинений и переводов" в 16 томах, а Пушкина просил принять попечительство над этим изданием. Софью отдали в Смольный институт, из которого она выпустилась в 1842 г. Сведения Л.А.Черейского, что именно она была женой Григория Сергеевича Аксакова, одного из сыновей знаменитого С.Т.Аксакова, кажется, ошибочны.

Судьба Александра Ардалионовича Шишкова поразительна и символична. Племянник А.С. Шишкова, ровесник и друг Пушкина и Кюхельбекера, он мог оказаться товарищем Волконского и Юшневского по каторге, быть героем Лермонтова и Окуджавы. Может, о нём ещё напишут книги - прошлое имеет свойство внезапно прорисовываться и наполняться красками навстречу усилиям мысли. А пока не будем забывать, что 2019-й год - юбилейный не только для Пушкина, но и его забытого "царскосельского товарища".