Все записи
20:07  /  29.11.20

974просмотра

"Всё сделаем, как было, только ещё лучше"

+T -
Поделиться:

Сегодня – день гибели легендарной Веры Волошиной.

Ссылка

29 ноября 1941 г. её  повесили на придорожной иве в подмосковной деревне Головково немцы – в один день с подругой по отряду Зоей Космодемьянской.

В 1957 г. тайну гибели Веры Волошиной раскрыл журналист Георгий Фролов. Он нашёл и могилу безвестной до того момента партизанки, и ту самую иву.

В 1961 г. в Кемерове вышла первая книга о Волошиной – "Наша Вера" Г.Фролова. Потом она многократно дополнялась и переиздавалась в центральных издательствах. 

В 1994 г. Вере Волошиной было посмертно присвоено звание Героя России.

А 17 ноября 2020 г. пришли рабочие с бензопилами и спилили иву, на которой была повешена Волошина.

В целях благоустройства.

По согласованию с управлением культуры Наро-Фоминского района.

Оно и понятно – мемориал, понимаешь, а тут какое-то кривое дерево торчит. Непорядок.

Всё, больше не торчит.

...Людей с бензопилами мы в последнее время регулярно встречаем на улицах и во дворах. Ещё чаще слыжим жужжание их пил. И ещё чаще сталкиваемся с плодами их деятельности - грудами опилок и пеньками. На чиновничьем языке это называется: "снос аварийных деревьев". Пеньки, без всяких признаков стволовых гнилей, этот диагноз часто не подтверждают, но для коммунальщиков любые большие деревья – "аварийные". Особенно они любят "сносить" тополя, которые, в основном и выполняют в городах работу по очистке воздуха. А тополь и ива – они же близкие родственники. Как же кривую иву-то не спилить? Это святое.

Правда, вскоре после сноса головковской ивы появилось утешительное сообщение:

  • "Возле деревни Головково рядом с местом казни разведчицы в/ч №9903 Веры Волошиной 24 ноября 2020 года будет посажена новая ива. Остатки спиленного дерева также сохранят, возможно, корень даст новый побег, и вид исторического места останется неизменным".

Так-то вот. Неизменным.

Хотелось бы из чисто дендрологического любопытства взглянуть на эту новую иву, которую приобретут, надо полагать в каком-то подмосковном питомнике втридорога (и, упаси боже, без всякого отката). Можно, конечно, просто ивовый кол в землю забить, и он с большой вероятностью укоренится,  причём бесплатно, но зачем тогда весь огород со "сносом аварийного дерева" городить, если он не предполагает каких-то расходов из бюджета?

Ив, кстати, на свете 600 видов, что чиновникам вряд ли ведомо, но раз они уверенно толкуют о "неизменности исторического места", то, верно, закуплена непременно ива белая или ива козья (не могу точнее определить по фотографиям, какой вид там рос).

А дальше случится чудо: посаженная практически в снег, ива мгновенно вымахает в большое дерево, как надо расщепится. как надо изогнётся – и будет вам точная копия "снесённой", хоть снова вешай на ней партизанку. 

Вопрос только – а куда эту иву-дублёршу посадят? В сторонке или прямо рядом с пеньком? Но пенёк-то и вправду может выпустить новые побеги (ива практически бессмертна, у неё в коре содержатся корневые зачатки, так что даже отломившаяся ветка даёт начало новому дереву), только будет их целый пучок, и каким же образом "вид исторического места останется неизменным"?

В общем, всё в добрых идиотических традициях "компенсирующего озеленения", когда взамен вырубки столетнего дуба в городском центре вам обещают посадить прутик на каком-то загородном пустыре. Или даже несколько прутиков.

Но, как вы понимаете, этот текст – не про коммунальщиков. Их иронией не проймёшь. Они не более чем передовой отряд той силы, что желая (чего?) вечно творит - да, то самое.

И даже не про конкретный случай бессмысленного варварства, противопоставлять которому доводы разума – всё равно, что адресовать их пляшущему идиоту с офорта Гойи. 

Важнее ответить самим себе, с каким явлением общего характера мы имеем дело.

Позволю определить его как совершившееся за последние 20 лет отделение общества от государства, если под государством понимать только чиновничий аппарат. Он, разумеется, так себя и понимает, но на самом деле имеет место  отделение чиновничества не только от общества, но и от государственных интересов в пользу сугубо эгоистических. Следствием чего является стратификация чиновничьей деятельности на 1) приносящую некую личную выгоду (о ней мы говорить не будем) и 2) имитационную, якобы направленную на общественное благо.  

Бессмертное лужковское "всё сделаем, как было, только ещё лучше" – не просто ритуальное заклинание, под сурдинку которого девелоперы уничтожают историческое городское пространство во всех концах страны; оно вообще стало девизом бурной и неукротимой деятельности российского чиновника, творящейся вокруг нас, но без нас и не для нас. Когда эта деятельность всего лишь бесполезна, можно почесть за счастье, потому что чаще всего она не только бессмысленна, но и вредна. Тщетны попытки направить её в разумное русло, что-то подсказать, исправить, тем более – воспрепятствовать. Вас не видят, не слышат, ваши доводы не вопринимают, в вашей экспертизе не нуждаются.

Шесть лет назад я писал о доме великого психиатра Ганнушкина (https://snob.ru/profile/28505/blog/82779) и приводил ганнушкинское определение асоциальных психопатов, как удивительно соответствующее типажу современного российского чиновника: "Это – люди, страдающие частичной эмоциональной тупостью, именно отсутствием социальных эмоций: чувство симпатии к окружающим и сознание долга по отношению к обществу у них, обыкновенно, полностью отсутствует: у них нет ни чести, ни стыда, они равнодушны к похвале и порицанию".

Но чтобы такой тип стал нормой, а не отклонением, недостаточно обычных факторов прогрессирующей бюрократической стагнации, описанных в "Законах Паркинсона" и исподволь совершающегося отрицательного отбора. Ситуация, при которой общество не способно контролировать злокачественную чиновничью активность, а, тем более, пресекать её, являлось целью, а не побочным эффектом. Ради этого 20 лет назад вся так называемая "вертикаль" и затевалась - чтобы пилить, рубить, сносить, корчевать (= "делать как было, только ещё лучше") – ни у кого не спрашивая, ни с кем не советуясь, со здравым рассудком не сообразуясь, а нашим уделом оставалось бы лицезрение пеньков. Или, как в 2010-м году – горельников.

Вот и лицезреем.

За прошедшие шесть лет "асоциальные психопаты", разумеется, добрались и до дома Ганнушкина, и до дома напротив, и ещё одного напротив (теперь там пустыри), и вообще снесли почти всё, что можно; вырубили все деревья, до которых успели добраться, после чего торжественно объявили Рязань "историческим поселением". Аналогичную сагу могут, вероятно, поведать и жители других "исторических поселений". 

Это как кислотный дождь, который моросит, не переставая, потихоньку разъедая всё и вся, и заставляя нас дышать его парами.

А тополей, которые воздух очищали, уже нет.

Комментировать Всего 4 комментария
пришли рабочие с бензопилами и спилили иву, на которой была повешена Волошина

От этой фразы просто мороз по коже. Нет слов, вообще никаких 

Вот и мне кажется, что я нашёл недостаточно сильные слова.

Именно нейтральность, спокойная будничность этих слов вызывает то самое непередаваемое чувство ужаса

Переделал обобщающую часть текста в сторону большей жёсткости.