Нынешнее российское общество также расколото на три группы людей. Однако и количественный, и качественный их состав совсем иной, чем в Украине.

Первая группа - РН (российские националисты). Ее составляет большинство населения России (если верить официальной статистике - более 90%).

Вторую группу составляют т.н. "либералы", или "оппозиция".

Третью - люди, скептически относящиеся к любой идеологии, как пророссийской, так и проукраинской и проамериканской.

Материал, которым я пользуюсь, добыт в основном в соцсетях - в стихийных полилогах на политические темы, слишком хорошо знакомых всем нам, - но и не только: кроме того - в пропагандистских текстах, в высказываниях пропутински настроенных публичных людей (Дугина, Старикова, Глазьева, Бородая и т.п.), в живом общении.

2.1. РОССИЙСКИЕ НАЦИОНАЛИСТЫ

Российский националистический миф - причудливый винегрет из политики, религии, эзотерики и препарированной истории. Миф, актуальный для РН Украины - его частность.

Этот огромный, разветвленный миф значительно превосходит по сложности миф УН. Он имеет множество исторических корней, множество модусов бытования - от госпропаганды до стихийного народного мифотворчества. Здесь я опишу его в наиболее усредненной форме, объединив то, во что верит среднее большинство россиян, с тем, к чему его склоняют верить пропагандистские тексты. Это описание большей частью составлено из цитат (!), взятых из таких текстов и из общения с россиянами разных регионов и поколений. Думаю, что некоторые россияне возмутятся, читая его, и прошу их вспомнить - не говорили ли они совсем недавно чего-нибудь подобного такими же словами.

Ядро российского националистического мифа - идея о противостоянии России (царства добра) Западу (царству зла).

Россия - царство добра потому, что она православная. Россия - единственная в мире страна-хранитель истинно праведной религии. (Наличие других православных церквей, например, Грузинской или Греческой, никак не влияет на это положение.) Российская армия - особенная: она отличается от всех армий мира тем, что она - миротворец. Она никогда никого не завоевывала, потому что русские не могут нести другим народам зло. Великая миссия русской армии - спасать мир от зла, источаемого Западом. Россия взяла под свое материнское крыло немало стран, и если бы не она, западный сатана уже давно торжествовал бы победу.

Русские - особая нация, в которую вложен ментальный код добра и справедливости (в отличие от других наций). Этот код, имеющий единый Божественный корень с православием, определил удивительное свойство русских, отличающее их от всех других наций мира: для них идея, дух, вечные ценности важнее материальных благ. Русский способен на самопожертвование ради высшей цели. Наивысший пример такого самопожертвования - подвиг русского солдата на войне. (По-видимому, подвиги солдат всех остальных стран имеют какой-то иной характер).

Запад - царство зла потому, что им руководит Америка, а Америкой руководит мировое правительство, а мировым правительством руководит сатана. Цель мирового правительства и сатаны - установление Нового Порядка, в котором не будет места добру. Главное препятствие, мешающее сатане добиться намеченной цели - православная Россия как источник добра. Поэтому он хочет уничтожить Россию. Он делает это двумя путями: моральным и военным.

Первый путь заключается в пропаганде идеологии потребления (она же постмодернизм), которая является таким же глубинным свойством западного сознания, как добро и духовность - русского. (То, что этой идеологии от силы 80 лет, а "постмодернизму" и того меньше, не суть важно.) Эта идеология состоит в том, что все дозволено и нет никаких духовных ценностей, ради которых нужно что-то ограничивать. Ради денег и удовольствий западный обыватель готов на предательство, кощунство и аморальщину. Религия на Западе давно выродилась в лицемерную букву, начисто утратив истинный (православный) дух. Католические и протестантские священники венчают геев (эта ложь, расползшаяся по России, идентична "кровавому навету на евреев"), благославляют войны (русские тоже, но ведь русская армия - это совсем другое дело), пускают в храм срамных девиц чуть ли не голышом (то есть без платка).

Главное оружие сатанинской пропаганды - попса, наркотики и гомофилия. Сатана пытается внедрить их в России, чтобы морально разложить православный дух. В 1980-90-е г.г. ему это почти удалось: он развалил Советский Союз и вверг Россию в пучину разврата и потребления. Но сейчас настал великий подъем русского духа, и Россия вновь противопоставила сатанинской пропаганде свою традиционную культуру. (Тот факт, что на Западе традиционная культура, в т.ч. и русская, поддерживается гораздо больше, чем в России, где власть всячески стимулирует сатанинскую попсу в пику традиционной культуре, - этот факт не рассматривается.)

Второй путь заключается в оцеплении России в дьявольское кольцо с помощью НАТО и в подготовке третьей мировой войны, отождествленной с Апокалипсисом. Несмотря на то, что ядерные боеголовки, установленные в США, могут уничтожить Россию хоть сегодня (как и наоборот), этот миф "по старинке" привязан к традиционной пехотно-танковой войне, и, соответственно, к непосредственной границе с Россией. Именно для того, чтобы подобраться к ней, НАТО и устраивает войну за войной: Югославия, Ирак, Египет, Ливия, Сирия - все ближе и ближе... (Правда, непосредственная граница с Россией у НАТО тоже есть: это Прибалтика. Завоевывай - не хочу.)

Особого внимания заслуживает миф об Апокалипсисе, ставший в XXI в. идейным ядром РН. Он гласит, что у России, как у единственной в мире православной (доброй, духовной) страны - особая миссия в мире. Именно Россия - оплот Бога и добра в его борьбе с сатаной и злом. Поэтому Россия должна послужить в Апокалипсисе армией добра и обеспечить победу Бога. Но шансов мало. Сатана могуч, мировое правительство всесильно, и исход Третьей Мировой давно просчитан на сатанинских компьютерах. Уничтожив Россию, и с ней - бóльшую часть населения Земли, сатана оставит только энное количество хозяев и рабов. Это и будет пресловутый Новый Порядок.

В многочисленной литературе на эту тему (см., например, анонимый многотомник "Проект Россия") не высказывается прямо, но всячески муссируется мысль-вывод: чтобы победить сатану в Апокалипсисе, РОССИЯ ДОЛЖНА НАПАСТЬ ПЕРВОЙ.

И в такой литературе, и в народной мифологии всячески акцентируется принципиальная роль православия для России, в частности, принципиальная православность данного мифа.

На самом деле он не только растет из иных корней, но и имеет ряд положений, прямо противоположных христианскому (в т.ч. и православному) канону. В первую очередь это - трактовка Апокалипсиса не как акта Божьей Справедливости, а как равноправной, равносильной борьбы Бога с сатаной. В рамках этого мифа Бог не имеет перед сатаной безусловного преимущества. Более того, подчеркивается, что исход Апокалипсиса не предрешен, и сатана может победить. Он настолько могуществен, что на долю Бога, представленного Россией, не остается ничего, кроме пресловутой духовности (она-то, правда, сильнее любых пушек, ибо "русские не сдаются").

Подобное сомнение в Божественном могуществе - тяжкий грех для христианина любой конфессии; но оно неизбежно, стоит только признать связь "Запад-сатана" и "Бог-Россия" (или вообще какую-либо прямую связь любых политических сил с сатаной или Богом).

Происхождение современного РН-мифа весьма пестро. Его костяк взят вовсе не из православия, а из мифологии "Свидетелей Иеговы" - западной секты, яростно обличаемой тем же мифом. Именно там Апокалипсис впервые отождествлен с Третьей мировой войной. Правда, там нет отождествления Бога/сатаны с мирскими силами, убийственного для христианства как такового. Такое отождествение заимствовано, вероятно, из эзотерического сюжета о войне Шамбалы и Агарти, царств зла и добра, тайно управляющих миром. Этот сюжет, как и вся "тибетско-гималайская" макулатура, был популярен в российской эзотерике 1990-х. Конечно, пришлась к делу и теория заговора в самом расхожем своем виде – тайная ложа, жидомасонское правительство и т.п.

Другой корень РН-мифа, более глубинный - идеологемы "Москвы-третьего Рима" и "холодной войны". Мессианская идея богоизбранности России и русского народа, рожденная в конце XV в. и получившая "второе дыхание" в середине XIX в., имела глубокие ментальные, религиозные и социальные корни. В XIX и в начале XX в. она воплотилась во множестве выдающихся текстов, став путем экзистенциального опыта русских художников и мыслителей. В советское время она перешла в атеистическое инобытие: противопоставление России Западу совпало с противопоставлением коммунизма капитализму, а коммунистическая идея, имевшая вначале интернациональный, антинационалистический пафос, со временем слилась с идеей избранности, обособленности России-СССР.

За 70 лет государственного безбожия эта идея утратила религиозные корни, выхолостившись в "чистую политику". Если в XIX в. она подпитывалась религиозной и ментальной самобытностью русского народа, а в начале советской эпохи - верой во "всемирное братство людей", то во второй половине ХХ в. единственным ее источником остались амбиции гражданина "великой державы", не подпитанные никакими продуктивными корнями - ни духовными, ни материальными. Государственное безбожие убило "русскую идею", превратив ее в чистую амбицию, подкрепленную только верой в голого короля.

Современный РН представляет собой стихийную взвесь эзотерических мифов и "холодной войны" с искусственной религиозной прививкой, призванной "вернуть" "холодную войну" обратно в религиозное русло. В ментальном контексте постсоветской России это не могло привести ни к чему, кроме роста диких суеверий (из которых, собственно, и сложился этот миф).

Главная его историческая предпосылка - рост массовых настроений, связанных с унижением "краха великой державы" (СССР). Контраст между амбицией гражданина "первой страны мира" и вакханалией потребления, в которую постсоветский мир вверг сам себя, был столь огромен, что потребовал компенсации. Запад стал фетишем всех российских бед - так же, как Россия стала фетишем всех украинских. На него возложена вина и за распад СССР, и за беды 1990-х, и за вакханалию антикультуры, которой Россия захлебнулась в годы перестройки. (Это примерно так же, как если бы переложить вину за пьянство дяди Васи на винзавод.)

Отсюда - жажда реванша. Нынешняя Россия всецело сосредоточена на фетише внешнего врага. Проблемы продуктивности страны отошли на третий план; россияне, одержимые благим порывом, сами признаются:

- Затянем потуже пояса. Главное сейчас - помочь братьям-русичам, которых режут бандеровцы, и одолеть наконец с Божьей помощью врага.

Презренные материальные блага, к которым приравнивается продуктивность Родины, не главное. А что главное? Конечно же, помочь братьям и утвердить великий русский дух на просторах земных - от сих до сих. Для этого надо победить врага.

Иначе говоря (если убрать лишние словеса и оставить суть) - выходит, что главное - война.

Праведная ли, освободительная ли -  как не назови, как не прикрой, суть одна. "Хотят ли русские войны?" К 2014 г. так сложилось, что хотят. (Конечно, они говорят - "мы не хотим, нас заставляют". Так говорил даже Гитлер.)

Это неудивительно: война - суть национализма и его неизбежный итог. Национализм по определению ориентирован не на развитие продуктивных сил, а на показуху, на доказательство своей лучшести относительно врагов. А логический итог государственной показухи - война. Отрицать это бессмысленно: история дает нам десятки примеров "за" и ни одного примера "против". Все государства, одержимые национализмом, кончали войной.

***

Здесь мы вернулись к любопытной и важной вещи: РН отрицает, что он национализм.

Более того, россияне искренне не понимают, почему их самое святое называется национализмом. Национализм в их понимании - только экстремизм: агрессивность на уровне социума, факельные шествия, выкрики и пр. Иначе говоря, для россиянина националист определяется не идеологией, а поведением и атрибутикой. В России есть маргинальные партии, называющие себя националистическими, и россиянин говорит, недоумевая: да, у нас есть националисты, но их мало, их никто не поддерживает, они полулегальны... А мы - наоборот, за братство, за дружбу в единой семье. Россия - мать народов...

Такая аберрация сознания уходит корнями в государственную идею России как многонациональной страны русских.

Эта идея была органично воспринята большевистской Россией от царской в виде СССР «сталинского разлива». Национализм - провозглашение исключительности своего народа, но это относится только к "обычным" народам. Русский народ - особая целостность, нетожедственная понятию "народ" в обычном понимании. Россия - Мать Народов; русский народ - синтетический народ, в который могут и должны вливаться любые другие народы. Они могут при этом оставаться собой, но при это они должны стать отчасти русскими. Они должны принять Россию в качестве Родины, и патриотизм их должен обязательно включать в себя эмоции в адрес Матери-России.

Выходит вещь, парадоксальная для постороннего взгляда, но естественная для россиянина: исключительность русских - это не национализм, это его исконное право, такое же органичное, как право на воздух. А вот исключительность других народов, особенно тех, кто был укрыт под крылом Матери-России - это уже национализм, если не сказать хуже. У русских, правда, тоже бывает национализм, но это тогда, когда они проявляют свою исключительность так, как это делают другие народы. Когда они унижаются до сходства с чужими борцами за национальную исключительность. Национализм здесь равен внешним проявлениям. Русскому не подобает проявлять свою исключительность так. Он исключителен сам по себе, внутри.

Он называет это не национализмом, а интернационализмом. Россия любит народы и спасает их под своим крылом - на то она и Матушка. Вопрос о том, кто наделил ее этим правом - спасать народы, этим статусом - Матушки, - россияне не понимают. Как можно сомневаться в таких очевидных вещах? Кто наделил солнце правом светить? Кто наделил месяц исключительностью?

"Ну что вы, какой национализм? Мы любим Украину и хотим ее спасти от бандеровцев - наймитов НАТО, взяв ее к себе под крыло". Это - культурный, доброжелательный, неагрессивный вариант. Но ничуть не меньше и такого: "Украины больше нет", "мочи хохлопиндосов", "утопим укропию в вурдалачьей крови", "вырежем ублюдков из брюх хохлацких сук", "вырвать глаза бандерлогам", "вырвать хохляцкие яйца всем кто предал матушку Россию", "сметем с лица земли украинство как главную преграду Русского духа..." (Я отобрал самые приличные варианты. Чтобы их найти, достаточно просмотреть комменты к любому паблику вконтакте. Они есть везде, даже под уроками по фотографии, оперными ариями и религиозными изречениями.) Удивительно, но первые, "культурные", солидаризуются со вторыми, а не с "культурными" же украинцами, не признающими РН-миф.

***

РН страшен двумя вещами: массовостью и неразличимостью.

Если в Украине националисты представлены меньшинством (+ сочувствующие потому, что надо кому-то сочувствовать, - в сумме, думаю, не наберется и 20%), то в России национализм стал тем, чем дышит вся страна. Россия охвачена националистической истерией. Такая истерия всегда - также и военная истерия. Она называется "великим подъемом русского духа" и "возрождением славянского мира", то есть - точно теми словами, которыми она называлась в 1914 и в 1933 г. (кроме русского духа тогда фигурировал и германский). Даже дословное заимствование этих формул не убеждает русского националиста в том, что он националист. РН оказался недоступным для рефлексии. РН - глухой тупик сознания, в котором оказалась вся страна.

Вся нынешняя Россия в едином порыве рвется на войну. И даже не суть важно, с кем. Есть ВРАГ, туманно олицетворяемый в "чем-то западном", и конкретные его очертания - дело рук пропаганды. Стоит ей услужливо очертить в этом тумане "бандеровца" - и россияне готовы мочить, отстреливать и вырезать из брюх тех, кто еще год назад по умолчанию считался "своими".

2.2. ЛИБЕРАЛЫ

Вторая группа - люди, так или иначе противопоставляющие России в качестве положительного примера Европу и США.

Почти все они принадлежат к интеллигенции. Не менее двух третей этой группы - люди старшего поколения, разделявшие диссидентские идеалы. Их мало - вероятно, меньше 10%. В современной России они подвергаются остракизму и "сверху", и "снизу": их преследует правительство, их же ненавидит и народ, слившийся со своими вождями в эйфорическом единстве.

Несмотря на свою немногочисленность, они достаточно влиятельны - и в роли "совести нации" (вполне жизнеспособная оппортунистская идеологема), и "от противного" - в роли пугала. "Оппозиция" и "либералы" в нынешней России - второй по значению фетиш зла после НАТО.

Слово "либерал" в современном русском языке имеет три значения.

Одно, исконное, характеризует политические убеждения: "либерал" – человек, который признает правовую систему, утверждающую незыблемость прав и индивидуальных свобод человека, и подчинение этой системе всех социальных институтов, включая государственные. Либеральная система рациональна и, как таковая, не поддается деконструкции и может служить объектом только рациональной критики. В таком значении это слово употребляется крайне редко.

Второе – продукт внедрения либерализма в российский ментальный контекст. "Либерал" здесь – человек, укорененный в данном мировоззренческом мифе. Этот миф основан на либерализме в первом значении, интегрированном с иррациональными источниками – русским менталитетом и различными идеологемами. В этом значении слово "либерал" употребляется русскими либералами в качестве самоназвания. Именно о таком российском либерализме (а не о правовой системе, легшей в его основу) я и буду говорить дальше.

Третье означает "предатель Родины". Или - более расширенно - "человек, предавший Россию западному сатане". В таком значении это слово употребляется гораздо чаще, чем в первых двух. (Аналогичная картина - со словом "демократ"; характерны народные ругательства "либераст" и "дерьмократ").

Объясняется это не только тем, что "либералы" осуждают РН и российскую власть, но и тем, что они действительно приняли в качестве идеала то, что для РН тождественно абсолютному злу. С точки зрения РН они действительно поклоняются сатане. Убедить среднестатистического россиянина в обратном невозможно не только потому, что это противоречит его мифу, но и потому, что и США, и западное общество в целом действительно не годится на роль идеала. (Безотносительно каких-либо мифов.) И этого не видят только либералы, унаследовавшие сакрализацию Запада от советских диссидентов.

Российский либерализм (РЛ) - органичное продолжение диссидентства 1960-80-х с его западническим пафосом. Этот пафос жестко дуален: "у нас - рабство, у них - свобода", "у нас - отсталость, у них - прогресс". РЛ - миф гораздо более реалистичный, "интеллектуальный", чем РН, но по своей структуре они идентичны. В обоих случаях она дуальна: там - свет, тут - тьма (или наоборот). РЛ - зеркальное отражение РН, перенявшее основные свойства оригинала.

РЛ, беспощадно и справедливо критикуя РН, разделяет с ним главное его слабое место: оба мифа принципиально непродуктивны. Это обусловленно их негативным пафосом. Его доминанта - "против": у РН - "против врагов", у РЛ - "против власти". Уберем объект "против" - и оба мифа лишаются смысла. Отнимем у националиста "врагов" - и он превратится в хвастуна-уголовника. Отнимем у либерала злодейское правительство - и он превратится в шута, делающего проблемы из ничего, ибо уже нé против кого протестовать. Стоит правительству стать хорошим - и либерал превращается из двигателя прогресса в его тормоз.

А главная проблема - в том, что ни одно правительство никогда не бывает безусловно плохим или хорошим. Оно всегда и плохое, и хорошее одновременно, и сама пропорция плохизны/хорошести различна с точки зрения разных социальных и культурных групп, а значит - относительна. Коммунисты справедливо критикуют Столыпина за "галстуки", монархисты справедливо превозносят его за экономический подъем; кто из них более прав? Деятельность правительства принципиально не поддается оценке в рамках дуальной системы.

Именно здесь - основная причина неуспеха либералов. Они не понимают того, что интуитивно очевидно всем, кроме них: в текущей ментальной ситуации они беспомощны. Они не имеют и не смогут заиметь никаких рычагов управления. В текущей ситуации мракобес Путин с его трижды отсталой политикой сделает для россиян по факту больше, чем прекраснодушный либерал, не знающий, где у тигра вымя. А политики, как коровы, ценятся не по прекрасной душе, а по надою.

Позиция либералов относительно российской политики по определению завязана на переделках, выкорчевывании, движении вопреки. Следовательно, она насильственна. Она не имела прямых прецедентов в российской истории. Следовательно, она экспериментальна.

Эксперимент по насильственной переделке России под теоретический шаблон уже был: он  начался в 1917 году. Несмотря на все огромное различие коммунизма с либерализмом, по своей структуре ситуации схожи: и там и там огромной массе людей, погрязшей в мракобесии, ради высокой цели насильственно навязывается теоретическая система Правильного Житья, разработанная на Западе. Принципиально не то, что на Западе (пусть националист не потирает руки), а то, что не здесь и не сейчас. Все страны мира спасала только конкретика.

Эффективность политики опредляет простое правило: чем больше дистанция между идеей и реальностью - тем губительнее идея. История подтверждает: единственный эффективный метод продуктивного развития государства - компромисс. Даже если РЛ тысячу раз прав, а 90% россиян заблуждаются - он неправ уж тем, что не совпадает с этими 90%. И тем более неправ тем, что не хочет компромиссов в этом несовпадении.

Отсюда - трагический парадокс РЛ, повторяющий ситуацию 1880-1910 г.г. Если много и настойчиво произносить какие-то слова - рано или поздно они станут реальностью; если что-то усиленно называть чем-то - рано или поздно оно станет этим. Слова, которыми либералы называли правительство Путина, были неизмеримо страшнее его деяний. Эти слова произносились ради обличения - ради того, чтобы Россия НЕ стала такой, - но эффект от них был прямо противоположным. Называя Путина и Ко фашистами, гитлерами, геббельсами, либералы озлобили и власть, и народ, и озлобились сами; и в этом круговороте озлобления власть действительно становится такой. Многократно звучащее слово создает норму. Сами того не желая, своей критикой либералы раздвигали грани допустимого для власти. Нынешняя российская власть УЖЕ такова, какой либералы называли ее несколько лет назад. Это УЖЕ без пяти минут фашизм. Раньше это слово было эффектной гиперболой, сейчас оно - характеристика.

Виновна ли в этом власть? Безусловно. Но и роль оппозиции в этом процессе более разрушительна, чем конструктивна. Неадекватностью, полемическим пылом, азартом ниспровержения либералы подливают масла в огонь и способствуют разжиганию того же зла, которое обличают. В пылу обоюдной ненависти оно растет, как снежный ком. Искренне желая мира, либералы приближают войну. Искренне желая остановить лавину ненависти и насилия, они стимулируют ее. Уже само по себе противостояние усугубляет ее, какими бы идеями оно не питалось.

Именно так было в преддверии революции 1917 г.: царская власть была отвратительна, но вовсе не в такой степени, как рисовали ее революционеры всех партий и убеждений, и уж конечно - не в такой, чтобы устраивать теракты (такой степени вообще не бывает). Ответом было движение царской власти от отсутствия смертной казни при Александре I к тысячам расстрелянных и повешенных при Николае II. К чему привела эта обоюдная истерия насилия - мы знаем.

***

РН обвиняет РЛ в "ненависти к России". Эти слова стали популярнейшим пропагандистским мемом.

На энном уровне здравого смысла ясно, что это ненависть не к России, а к нынешнему ее облику, продиктованная, напротив, любовью к России, столь же сильной, как и у РН.

Но на следующем уровне ясно, что подлежащее здесь - не "Россия", а "ненависть". Оно-то все и определяет.

Интеллектуально-культурный уровень и отдельных представителей РЛ-мифа, и самого мифа в целом намного выше, чем у РН-мифа. Удивительно, но это не мешает им выказывать наивность не меньшую, чем у националистов, только с обратным знаком. Столько же пафоса, сколько националист тратит на Россию и ее правительство, либерал тратит на страны Запада и НАТО. И там и там за пафосом стоят самые благородные чувства, самая искренняя обеспокоенность судьбами России и россиян. Более того, она нередко воплощается в одних и тех же лексических конструкциях. Язык апологии/ниспровержения в России один, и им пользуются оба лагеря.

За РЛ-идеализацией США стоит та же этическая и гражданская обеспокоенность, то же искреннее желание изменить мир к лучшему, что и за РН-идеализацией "великого подъема русского духа". Пафос идеализации в обоих случаях имеет общий ментальный код. Это - глубинное свойство российского менталитета с его этосом сострадания и личного участия в бедах мира: РОССИЯНИНУ НУЖНА ПРАВЕДНАЯ ЗЕМЛЯ. Где бы она ни находилась. Для РН это Россия, для РЛ - США и другие страны Запада.

Россиянин может быть сколь угодно умным, скептичным, здравомыслящим; но украинское "все сволочи" для него невозможно. Если все - для чего тогда жить?

Так выходит, что украинская "хата с краю" способствует иммунитету против идеологий, а российский пафос соучастия толкает Россию в пропасть. Искренний пыл либералов и националистов привел к беснованию ненависти и мракобесия, какого Россия не знала полвека. Их противостояние - главный стимулятор российской ненависти.

2.3. СКЕПТИКИ

Третья группа так малочисленна, что говорить о ней как о коллективной общности нельзя: это не коллектив, а сумма индивидуумов.

Мой личный опыт свидетельствует, что она во многом представлена людьми нерусского происхождения (марийцы, армяне, татары, дагестанцы, грузины, греки и др.). Истерия РН нередко оскорбляет их национальное достоинство; вместе с тем им хватает здравого смысла трезво оценить и ситуацию в Украине, и поведение США. Не располагая, как и все мы, правдивой информацией, они отталкиваются от очевидности, разрушенной национализмом: мир лучше войны, и неправ всякий, кто насаждает войну - безотносительно его идей и целей.

Эта группа - реликт постсоветской общности. Большинство россиян, вовлеченных в РН, сохранило чувство такой общности, подменив ее предмет: теперь, чтобы быть "своим", мало быть рожденным в СССР/СНГ - нужно еще и разделять "великий подъем русского духа". "Свои" должны стать "возрожденным славянским миром" и радоваться его "великому подъему" под эгидой "интернационализма". Если они не хотят - они автоматически становятся "зомбированными" (в лучшем случае) или "предателями" (в худшем).

***

Итак, постсоветской общности больше нет.

Вместо нее - зачатки, личинки недообщностей, имеющих общий язык, культуру, уклад жизни, привычки, ценности, и различных между собой только идеологиями, - но одного этого им хватает, чтобы убивать друг друга. 

Это наглядно показывает война на Донбассе. Дело не в том, на чье стороне правда - на стороне сепаратистов, состоящих из боевиков, бандитов, маргиналов, но большей частью - из простых дончан, искренне уверовавших, что нужно кровью защищать землю от фашистов, - или на стороне правительственных войск, защищающих конституционный закон с помощью тех же бандитов и маргиналов, разбавленных рекрутами, брошенными на войну вопреки закону. Дело не в этом.

Дело в том, что у людей появилась причина, заставляющая их ради всего самого святого в их жизни стрелять в таких же, как они, людей. Говорящих на том же языке, имеющих столько же денег, слушающих ту же попсу, смотрящих те же телешоу. А у других людей появилась причина радоваться их смертям и желать новых.

Это говорит о том, что наступила эра формирования новых общностей - через войну. Эра нового варварства.

РН кричит - "Украины больше нет". Это не совсем так. Больше нет СССР-СНГ. А это значит, что и России больше нет. Есть ошметки, говорящие на одном языке и ненавидящие друг друга за то, что они поклоняются разным идолам.

А идолам все равно. Они каменные.

***

В заключение - несколько расхожих мифов:

1. Россия одержима военной истерией, а Украина борется за свою честь, достоинство и демократию.

Это либерально-западнический миф: раз Украина тянется к Европе - одно это обеляет все, что она делает. На самом деле УН - двигатель украинского переворота - одержим такой же военной истерией, как и Россия. Просто он малочислен, и у него кишка тонка. Большинство населения Украины ни за что не борется - ему просто страшно. А украинская власть - лебедь, щука и рак: кто рвется туда, кто сюда, а кто и на войну - резать москалей.

2. Россия - нация рабов, а в Украине - высокий подъем гражданского сознания.

Он имеет то же качество, что и российская военная истерия: это "подъем" толпы с помощью внушения-привязки высоких эмоций к идеологическим фетишам. Действительное отличие российского общества от украинского состоит в том, что большинство украинцев относительно свободно от идеологии. Но это - не подъем гражданского сознания, а его противоположность. Украинская "хата с краю" бесплодна.

3. Либерализм - не миф, а всего лишь правильная правовая система в пику неправильной (коррупционной, российской).

Либерализм – это не только правовая система (правильная или нет), но и огромный комплекс ценностей, идеологем, очевидностей и т.д. и т.п., наросший на ней. Он-то и есть миф; и он-то, а вовсе не сухая рациональная схема, и определяет поведенческие матрицы людей.

4. Допустим, русская идея – национализм; допустим, миф о западном сатане – миф. Но ведь за мифом скрывается правда: США действительно настроены экспансивно, и единственный разумный выход – объединиться вокруг России, его сильного соперника.

Это было бы так, если бы Россия предлагала сугубо экономическое и политическое объединение – без примеси РН. Но под знаком национализма и неизбежно продуцируемой им национальной розни никакое сплочение стран и народов невозможно. Это оксюморон. Что и показывают нынешние события.