МОЙ ВЫБОР 19:30  /  13.05.15

Рак логики

Вдогонку статье Сергей Мурашов «Почему?» Я давно задаюсь этим вопросом: почему массовый психоз, охвативший Россию и…

Вдогонку статье [user id="25185"]Сергей Мурашов[/user] "Почему?"

Я давно задаюсь этим вопросом: почему массовый психоз, охвативший Россию и Украину, на кого-то действует, а на кого-то нет? Почему одни люди вдруг превратились в фанатиков и адептов, а другие смотрят на их Великие Идеи с мрачным скепсисом, хоть и помалкивают?

От чего зависит иммунитет к идеологии? Что позволяет вирусу Великой Идеи внедриться в сознание?

Адепты Великих Идей задаются сходным вопросом. В их версии, однако, он касается только противоположного лагеря: что побуждает нормальных, казалось бы, людей, исповедовать ересь – быть ватниками/либерастами/бандеровцами/путиноидами, – вместо того, чтобы исповедовать то, что исповедую я (а следовательно – и все хорошие люди)? Здесь «идеологией» объявляется только идеология противника, а собственная считается аксиомой. Это не идеология – это святая истина.

При всем внешнем сходстве с такой версией мой вопрос касается не только противоположного лагеря, но и самой идеологии как таковой. Следовательно, он касается всех лагерей, реально и виртуально искореняющих друг друга Во Имя, и всех идеологий, актуальных в нынешних России и Украине. (И следовательно, все лагеря для меня – противоположные, а я, соответственно, получаюсь еретик со всех сторон.) 

Во избежание кривотолков (которых, знаю, избежать не удастся – но надо же, по крайней мере, очистить совесть), – во избежание кривотолков озвучу, что я подразумеваю под идеологией. Конечно, все лагеря истолкуют мою позицию как коварно замаскированную вражескую, но – чему быть, того не миновать.

Идеология, на мой взгляд, определяется просто: это то, что замещает в сознании ценности мирной жизни (среди которых на первом месте  – собственно жизнь, своя и близких людей, а на прочих местах – здоровье, благополучие, самореализация и т.д. и т.п.) – ценностями служения идее. Реальная сверхценность (см. список выше) подменяется виртуальной: нацией, дедами, свободой слова, русским миром, демократией, истинной верой и мн. мн. мн. др. Иными словами, "идеология" здесь - миф как инструмент политической манипуляции.

Идеология – коварная штука: она запросто может рядиться и под отсутствие идеологии, и под защиту все тех же мирных ценностей, и даже под защиту их защиты (которая называется «принципом верховенства права»). Отличить реальное неприятие идеологии от идеологии неприятия идеологии, однако, нетрудно: первые настроены уживаться, строить и лечить, вторые воевать. В структуру идеологии встроена война.

***

Идеологическая, половинчатая версия нашего вопроса часто дает на него простой и однозначный ответ. Идеологии подвержены: а) дураки, б) сволочи.

Именно ум и/или хорошесть гарантируют иммунитет от идеологии (каковой, напомню, здесь считается только ересь – идеология врага). Я защищен от нее, потому что я, во-первых, умный, а во-вторых, хороший. Ватники же (либерасты, колорады, бандеровцы, дерьмократы, правосеки и проч.) – соответственно, наоборот.

Отдельные граждане, пытающиеся осмыслить происходящее,  понимают, что дело обстоит все же несколько сложнее, и ищут ответ в темных глубинах психологии. С их благословения отправлюсь туда и я.

Мой опыт общения с людьми разных убеждений однозначно говорит мне: предрасположенность к идеологии не зависит ни от ума, ни от эрудиции, ни от душевных и моральных качеств человека, ни даже от умения логически мыслить. Среди моих знакомых – умнейшие, добрейшие и порядочнейшие люди, которые превращаются в свирепых зомби, стоит только заговорить о запретном, и свято ненавидят друг друга, хоть и продолжают общаться со мной, предателем всех мыслимых Великих Идей.  Предрасположенность к идеологии не имеет прямой корреляции с какими-либо качествами, подвластными оценке.

Это утверждение, выбивающее у нас почву из под ног, и будем считать аксиомой. Несогласные могут возвращаться к своим священным текстам (думаю, впрочем, что им будет интересно, как я выкручусь из этого пата).

Выкрутиться у меня долгое время не получалось. Признавая полное отсутствие корреляций идеологичности моих знакомых с какими-либо их качествами, которые можно как-либо оценить, я загнал себя в логический тупик.

Выход из него помог наметить Мурашов. В его тексте «Почему?» прозвучало ключевое понятие – «целостность картинки мира».

Предположим, в ней где-то что-то недодумано. Не в целом человек не думает, а «где-то»; не общая неспособность мыслить, а – «где-то» прореха в логическом отражении мира, которая может быть и совсем небольшой. Крохотной. Такие прорехи есть у всех – уже в силу неизбежной избирательности познания, в силу ограниченности объема кратковременной памяти человека, расположенной в коре мозга (аналог оперативной памяти компьютера).

Зараженная идеологией, такая прореха растет, как раковая опухоль, увеличиваясь за счет ложных (ибо они исходят из ложной посылки-прорехи) логических надстроек-метастаз. Последние в конечном итоге разрушают и подменяют собой «здоровый» логический каркас познания.

Остается открытым вопрос: почему у одних людей в эту прореху проникает вирус идеологии, а у других нет?

Очевидно, что ответить на этот вопрос, используя лишь одну координату (ум, логика), как Мурашов, невозможно. Нужна хотя бы еще одна.

Здесь нам пригодятся две вещи. Одна из них – наблюдение, которое сейчас выглядит для меня столь же безусловно, как и первая аксиома. Общаясь с людьми разных убеждений, я заметил, что фанатиками становятся скорее люди добрые, отзывчивые, сострадательные, нежели хладнокровные и рассудочные. Иными словами, я обнаружил очевидную для меня корреляцию между эмпатией и подверженностью идеологии. Нет, мы не нарушаем нашу аксиому: здесь корреляция не прямая, а обратная. Человек тем более подвержен идеологии, чем он не бессовестней, а напротив – отзывчевей и сострадательнее. Ловушка дьявола: добро, незаметно обращаемое во зло.

Вторая вещь – коллективно-бессознательная суть идеологии. Идеология – ценностная система; ценности живут в коллективном бессознательном; коллективное бессознательное управляет эмоциями и всей их морально-этической надстройкой. Даже при сильной индивидуации  – личном осмыслении своих ценностей – их корни тянутся в мутные недра бессознательного. Ничего с этим сделать нельзя: лучшее в нас принадлежит не нам – или, в лучшем случае, не только нам.

Не это ли наша вторая координата – доброта и сострадание, взятые как коллективно-бессознательная ценность?*

____________________________________________

*А не как итог личного выбора. Оба измерения равноправны; в данном случае мы берем коллективное, не снимая с человека личной ответственности.

В этом случае наш вопрос перестает быть самостоятельным вопросом и становится частностью вопроса, который всякому человеку надобно решать каждый день – компромисса между прагмой и этикой, между логичным и человечным.

(Я отождествляю здесь в рабочем порядке логику с прагмой, пользуясь обычным для жизни уравнением: «логика – этика = беспринципный прагматизм». Нарушая практическую целесообразность ради иррационального, мы нарушаем и логику.) 

Эти системы полярны. Человечное нелогично и непрактично, логичное бесчеловечно. Вся жизнь человека – непрерывный баланс на лезвии бритвы между этими полюсами. Разумеется, общество выработало более-менее гармоничные пути компромисса между ними, как и его обеспечение – мирное обывательское существование. Чем меньше конфликтных ситуаций, тем меньше и конфликт двух систем.

Всякий день, тем не менее, мы вынуждены жертвовать целостностью одной системы ради другой. Эти жертвы мизерны и незаметны. Отказали плакальщику в жилетку – «извини, сейчас не до тебя»? Отменили встречу, чтобы побыть с приболевшим ребенком? Мы уверены, что и то, и другое делаем, руководствуясь неким единым кодексом Правильного Деланья, но этот кодекс – не этика, а исторически сформированная наука взаимных уступок этики и прагмы. Все это так привычно и очевидно, что почти недоступно рефлексии.

Растекшись мыслию по древу, я хотел лишь показать, что подобные прорехи в логике для каждого из нас – не исключительный, а ежедневный и ежечасный опыт. Всякому из нас приходится непрерывно проделывать эти прорехи, жертвуя логической целостностью ради иррационально-человечного (как и наоборот). Общественный компромисс – система «делай так, чтобы никому не было плохо» – как мы знаем, сплошь и рядом глючит, особенно если мирное обывательское существование перестает быть таковым.

Более того: само существование системы общественного компромисса, упомянутой выше, говорит о появлении логики-2, логики, чья посылка – прореха в логике-1. Общественная система Правильного Деланья – мешанина эпициклов, нагроможденных на типизированных прорехах в логике-1, которые, в свою очередь, образованы типизированными конфликтами с этикой.

Фишка, однако, в том, что логика-2 для нас не исключительна, а повседневна. Более того, она необходима и неизбежна. Мы, не замечая того, пользуемся ею каждый день без всякой идеологии. Как только в нее проникает идеология – она становится больной, метастазирующей логикой, мимикрируя под здоровую логику-1 и заражая ее.

Здесь и скрыт ответ на наше с Мурашовым «почему». Идеология никогда не выступает от своего имени – она всегда рядится либо под этику, либо под религию. Приятие идеологии добрым, умным, образованным, логически мыслящим человеком – не уникальное, а рядовое событие: обыкновенный компромисс между логикой и этикой. Только здесь первым фигурантом оказывается не прагма, представляющая логику в обыденности, а сама логика, а вторым – не этика, а ее симулякр.

Такие компромиссы не рефлексируются. Изнутри они выглядят, как "зов души", "зов совести" - как эмоциональный импульс, вызванный состраданием. Когда говорит сострадание, логике подобает почтительно молчать. "Убивают наших братьев", "правосеки насилуют наших жен", "ватники калечат наших детей"... Пропаганда хитро разбрасывает эти наживки: с ними клюнувшая душа подхватит и вирус.

Человек холодный, рассудочный, у которого логическое структурирование опережает реакцию сочувствия, распознает наживки; но человека эмоционального, доброго, сострадательного, у которого вначале душа уязвляется человеческими страданиями, а уже потом ум пытается с этим что-то сделать - его захлестнет волна праведного гнева. Все: он заражен.

Реакция на наживку пропаганды - и есть прореха в логике, проделанная  истины ради. Далее, однако, логика вновь включается - и прореха встраивается в нее на правах здорового звена, а вместе с ней - и вирус, внедренный пропагандой в наживку. Глотая наживку - невинных детей, убиенных бандеровцами (ватниками), - сострадательный человек глотает в комплекте с объектом сочувствия (невинными детьми) и весь пропагандистский сюжет (бандеровцев/ватников), который встраивается в его логику, как раковая клетка. Так устроены пропагандистские наживки: к объекту сочувствия в них всегда пришит враг.

Более хладнокровный человек разложит наживку на составляющие – реальных детей, достойных сочувствия, и виртуальных бандеровцев/ватников. Эту операцию его ум проделает ДО реакции сострадания, что требует определенного душевного склада (о чем я и писал выше).

Здесь снова подчеркну: глотание пропагандистской наживки не зависит ни от ума, ни от владения логикой. Акт глотания предполагает временное отключение логики (какой бы изощренной она ни была), вызванное состраданием; далее в логический каркас встраивается ложь – и пошли метастазы.

Рефлексии они недоступны: их оберегает от нее сакральность сострадания. Раковые клетки ложной логики защищены сочувствием к жертвам врагов, как силовым полем. Человек не видит в себе ничего, кроме сострадания и доброты; пропагандистская ложь, проглоченная им и встроенная в его логику, служит залогом этой доброты, ее оправданием и фетишем. Сомневаясь в пропагандистской лжи, я тем самым сомневаюсь в самом святом для ее жертвы – в ее ценностях. Отрицая виновность бандеровцев/ватников, я отрицаю добро как таковое. Любой выпад в адрес «своего» мифа (читай – своего вируса) его жертва принимает на счет своего самого святого.

Сказанное, разумеется, не означает, что идеологии подвержены только добрые и отзывчивые люди, или что все добрые и отзывчивые люди подвержены идеологии. Сказанное означает, что в наше время дьявола нужно остерегаться в самых сокровенных областях – в ценностных сердцевинах нашего «Я», куда ему, как недавно казалось, ни за что не проникнуть.

Продолжение.

Комментировать Всего 12 комментариев

Артем, интересный и непростой текст, требующий перечитывания и продумывания. Отвечу, когда буду готов.

Эту реплику поддерживают: Александр Звонкин, Сергей Мурашов

Спасибо. Все ясно.

Не попавшими в ловушку пропаганды на Снобе, кроме Вас из мужчин, могу назвать Александра Янова и Сергея Любимова.

еще парочка цитат, которые могли бы возможно пролить свет на вопрос, почему добрейшие и умнейшие казалось бы люди поддаются на пропаганду и идеологию...

"Духовность- это иммунитет против зла ( разрушения, деградации)". В скобках мое пояснение, так как разрушение и деградация это больше обьясняет, что такое "зло".

Интеллект более простая функция духовности- это способность находить тонкие различия ( Например, отличить чем "зло" отличается от "добра", чем разрушение отличается от созидание..и так далее и так далее.

Поэтому, если исходить из этой точки зрения, все становится просто..

Если человек добрый, хороший и культурный, и хорошо воспитывался, это вовсе не значит что у него высокая духовность и хорошо развитый интеллект ( как способность находить различия и смотреть в перспективу..)

Вот в статье написали, что в логику встраивается что-то чужеродное ( наподобие рака..). Значит логика недоработанная была, иммунитет ( духовность) слабоваты..

Увы, мне известны люди, чья духовность не подлежит никаким сомнениям, но и с ними та же история.

Эту реплику поддерживают: Димитрий Геваль

Тогда такой вопрос,  каким критерием меряли их "духовность" ? Ведь духовность можно померять только с помощью такой же духовности, а вернее может даже и с бОльшей ( чтобы вместить, если понимаете о чём я говорю, используя термин "вместить" ). Может мы просто термин "духовность" понимаем совершенно по-разному? Конечно бывает, люди которые кажутся духовными и разумными- пролетают  потом в этом плане по полной программе ( я тоже такое видел). Более того, бывает люди занимаются какой-нибудь "эзотерикой" лет 20, ашрамы посещают, мантры поют, с гуру встречаются... а потом еще хлеще крыша сьезжает, на почве #крымнаш #украина #Америка #враги и прочая прочая прочая...  Казаться и быть это разные вещи. Зачастую те, кто кажутся сильно духовными, по факту не таковы.. ( и наоборот, какой-нибудь бомж в подворотне будет более духовен...) Упрощённо говоря, хотя я не утверждаю про бомжей, это просто пример для наглядности/

Я бы например, добавил к термину духовность- дальновидность лет на 50-100, и тогда сразу бы прояснилось, человек духовный или нет? То есть, если он свои суждения и мнения может просмотреть на 50 лет, проанализировать что будет после этого, то может быть есть шанс.. что он духовный

Ну, например, это выдающиеся деятели культуры весьма почтенного возраста.

Или - талантливейшие писатели и мыслители.

деятельность в культуре, талант и мышление - не всегда линейно связаны с духовностью.. увы.

самый элементарный и наглядный пример- множество талантливых актеров, артистов и писателей.. которые натворили таких дел, что...

Очевидно, что ответить на этот вопрос, используя лишь одну координату (ум, логика), как Мурашов, невозможно.

Артём, боюсь, что я был недостаточно внятен: я вовсе не имел в виду, что ответить на этот вопрос можно с помощью "ума и логики", как раз напротив - неужели ж Вы допускаете, что я числю себя умнее и логичнее оппонентов, среди которых - философы и учёные?

Наоборот, я пытался ответить на этот вопрос средствами психологии, совершенно отказавшись от деления людей на умных и глупых, гораздых в логике, и путающихся в трёх соснах, профессоров университетов, и лавочников, никогда не читавших ни Гегеля, ни Платона. В том и смысл моей статьи, что ни одну из сторон данного конфликта нельзя сравнить с другой и сказать: вот, эти - умнее, а те - глупее, эти - образованнее, а те - фу, лохи, эти - высокодуховнее, а те - ну прям звери... 

Я говорил лишь о психотипах, и о действиях, характерных для того или иного психотипа, вот ключевая цитата из моей статьи:

"...когда возникают некие обстоятельства, угрожающие целостности картинки мира в том или ином конкретном сознании, разные люди используют разные сценарии преодоления возникающего диссонанса, в зависимости, опять же, от конкретного психотипа, и множества других факторов, вплоть до настроения и степени сытости в момент появления конкретного диссонанса.

Кто-то постарается проанализировать новые обстоятельства, оценить их с разных сторон, и, возможно, включить их в свою картинку окружающего мира, приблизив его к реальности.

А кто-то - постарается "забить" информацию, поступающую извне, и содержащую данные об этих обстоятельствах, или как-то иначе нейтрализовать их воздействие на своё понимание мира, сохранив своё отражение реальности неизменным, и - более далёким от реальности.

И те, и другие - вряд ли делают это осознанно, это просто часть их подсознательной деятельности, и разница в подходах может меняться, в зависимости от конкретной ситуации, - один и тот же человек может на один раздражающий фактор отреагировать так, а на другой - иначе".

В этом смысле Ваша статья - это шаг назад: так как там, где у меня есть несколько строк, смысл которых можно доказать или опровергнуть, у Вас - глубокий чувственный анализ, который может привести к разным результатам, в зависимости от личности читателя и его мироощущения...

Интересно про "две логики", тут есть над чем подумать. Но само предположение, что человек добрый и "человечный" скорее примет дезинформацию, чем "бессердечный и бесчеловечный", нмв, слишком поверхностно (да Вы от него и отказываетесь в финале).

Предположу, что правильнее было бы всё же обратиться за разъяснениями к профессиональным психологам, а то мы с Вами тут такого можем навыдумывать...

И я не очень согласен с Вашим определением "Идеологии". Нмв, понятие "Идеологии" шире, и не столь однозначно, как у Вас.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Сергей, по порядку.

 У Вас получилась непроизвольная, видимо, подмена понятия: решая вопрос "с помощью ума и логики", Вы провозглашаете себя не "умнее и логичнее" (именно этими словами) Ваших оппонентов, а - более, чем они, склонным к "анализу новых обстоятельств", к "включению их в свою картинку окружающего мира". Т.е. - к тому самому предварительному расслоению информации на факт и миф, о котором далее пишу и я. Это явление более узкое, чем "ум и логика"; это - конкретная операция, находящиеся в Вашем контексте в строго рациональных рамках ("ум и логика"), что подчеркиваете и Вы: "...тем дальше от реальности, чем хуже аналитические способности данного конкретного человека".

Т.о. я повторяю и подчеркиваю, что Вы в своих рассуждениях пользуетесь только одной - рациональной - координатой. Правда, Вы сдабриваете ее (совершенно справедливо) ситуативностью - "вплоть до настроения и степени сытости в момент появления конкретного диссонанса". Это - внешние условия операции приятия лжи в свою "картинку мира"; вкупе с рациональной координатой они все еще не объясняют главного: МОТИВА. Что побуждает человека принять ложь? Они отвечают на вопрос "как?", но не на вопрос, вынесенный Вами в заголовок - "почему?"

Ответить на него невозможно без второй координаты, отвечающей за мотивацию: без ценностей. Она показывает, каким образом ложь приобретает для человека такую ценность, что он не только принимает на свой счет все ее развенчания, но и готов отдать за нее жизнь. Поэтому мои рассуждения - шаг не назад, а вперед: я добавляю к Вашему уравнению необходимый член, не учтенный в Вашем ответе.

Описанная Вами разница наших тексов, ИМХО, стилевая, а не логическая: мой текст не более "чувственен", чем Ваш, и каждый его тезис точно так же можно доказать и опровергнуть. Я люблю некоторые выкрутасы в тексте: все тешу себя надеждой, что так интереснее :) 

От предположения, что "человек добрый и человечный скорее примет дезинформацию, чем бессердечный и бесчеловечный", я в финале не отказываюсь - по той причине, что не выдвигал его :) Как обычно, сокращенная цитата - индикатор понимания цитирующего. Моя оппозиция - не "человечный-бесчеловечный", а "сострадательный-хладнокровный". (В частности, себя я отношу к людям относительно черствым и рассудочным.) Бесчеловечный-то понятно, почему принимает идеологию: она дает ему врага. Вот с человечным сложнее.

Разумеется, понятие идеологии может быть сколь угодно шире - вплоть до ее понимания как абсолютизации какого-либо значения (Фуко). Я лишь акцентирую удобный для меня аспект ее значения, созвучный, например, Леви-Строссу ("социально активный миф", или как-то так). Определить "мою" идеологию можно было бы так: миф как средство политической манипуляции.

Кстати, к вопросу, поднятому Светой: как определить, попал ли ты в ловушку пропаганды, или нет. :) Думаю, можно разработать комплекс тестов, которые позволили бы выявить не только сам факт попадания в ловушку, но и, так сказать, "глубину погружения".

Такие тесты должны быть построены на выявлении отклонений от логически оправданных ответов, обусловленных эмоциональной вовлечённостью... Или даже нет! Именно ангажированностью, холодной, безэмоциональной ангажированностью.

Хорошим примером был момент в моих дебатах с историком Вадимом Долговым, который при обсуждении, военнослужащие каких иностранных государств воюют в Украине в зоне АТО, исходил из того, что российский военнослужащий - это только военнослужащий ВС РФ на действительной службе, не находящийся в отпуске и не имеющий в кармане рапорта об увольнении со службы, в то время как граждане Великобритании и Швеции, находящиеся в Украине, - являются военнослужащими своих стран по дефолту, даже при полном отсутствии сведений об их принадлежности к вооруженным силам своих стран...

Ясно, что это - как раз верный признак "нахождения в ловушке" (или личной заинтересованности в подаче заведомо ложной информации), так как трудно предположить, чтобы доктор наук и профессор не понимал бы вопроса.

Эту реплику поддерживают: Михаил Аркадьев

Такой комплекс тестов уже разработан. Он называется "Как распознать идиота во время дискуссии" :)