Все записи
21:20  /  29.03.17

1408просмотров

Q-фактор

+T -
Поделиться:

 

Берлинский “Концертхаус". Широко разрекламированная премьера Мендельсоновского Элиаса.

5 солистов, хор и оркестр. Совсем не слышно басов. Пророк Илия никак не может осилить нижний регистр. На помощь приходит один-единственный контрабас и натужно дребезжит по верхам. Уши болят от истерично вопящих сопрано и блеющих теноров. Говорят, что Мендельсон мелодичен. Ничего подобного. Напевен - ещё не значит мелодичен. Нет ни одной яркой запоминающейся мелодии. И ведь жил рядом с Вагнером. Учился у гениев. Всё, с меня хватит!  Достали. Потерпеть до антракта и тогда уйти? Или сваливать немедленно?  Глупый вопрос - конечно, немедленно. С трудом выдавила тяжеленную старинную дверь, отделяющую партер от фойе. Билетерши конечно попрятались - нет бы помочь. Чертыхаясь выбегаю на воздух - вина мне, вина. Или пива. Сбегаю по огромной лестнице и - резко торможу от неожиданности. Тот же Мендельсон. Но что за диво - в исполнении уличного скрипача музыка звучит совсем по другому, столько нежности и тепла. Бросила монету в пустой футляр под ногами. Встала рядом, прислонилась. Внимаю и млею. Ангел мягко спустился с вечернего неба, присел рядышком на чугунной оградке памятника Шиллеру, и ласково подмигнул мне - единственному слушателю: „Weh ihnen, dass sie von mir weichen“ (Горе тем, которые отворачиваются от меня)

      Закончил играть. Разговорились. Звать Гюнтером. Учился у Якова Лихтмана - эмигранта из Одессы. Помогал мастеру создавать собственный оркестр. Не вышло. Бюрократия достала. Учитель был уже на восьмом десятке. Умер от огорчения и усталости. Сам Гюнтер по филармонической стезе не пошёл. Стелиться нужно. Интриговать. Врать. Доносить. Не могу. Да и играют в основном плохо, заученно, без души. Иногда большой дирижёр приедет, начнёт всех дрючить - тогда что-то толковое получается. Пошел в университет, учить теологию. Теперь помогает пастору по соседству, а коли освободится место - может быть сам его и получит. Играет на улице каждый вечер. Зимой и летом. Люди к нему добры. Разрешение от мэрии не нужно.

      Как раз в Концертхаусе начался антракт, которого я не смогла дождаться. Распахнулись помпезные двери. Вальяжно, не торопясь, с чувством собственного достоинства спускаются по лестнице на площадь обладатели билетов на Элиаса - перекур. Поиграй им, - говорю. - Пусть поймут, что свои сто евро зря выбросили. Засмеялся. Заиграл. Все прислушиваются как-то напряженно. Эй! Это та же самая музыка, которую вы только что слышали внутри! Не понимают. Антракт окончился. Все вернулись в зал. А он так и играл. Проходили люди. Останавливались. Кидали монетки. Я замёрзла, махнула ему на прощанье и побежала в метро. Я завтра буду здесь же, приходи, - крикнул вслед. 

Что вообще есть на свете ценнее искусства? Что останется от нас после большого взрыва, кроме искусства? И почему все лучшие города мира так сильно воняют канализацией?

Комментировать Всего 3 комментария

Хорошо. И про канализацию точно.

Рами, и тебе спасибо за поддержку )