Все записи
03:36  /  14.01.18

3671просмотр

ЛЮБОВЬ. Правдивая история о жизни и любви Джоан Борстен Видов, рассказанная ей самой.

+T -
Поделиться:

 

Олега Видова похоронили в Лос Анджелесе на кладбище Hollywood Forever. Он прожил 74 года. 32 из них с ним рядом была Джоан. Их брак оказался одним из самых крепких браков Голливуда. И абсолютно уникальным случаем безоглядной супружеской любви. Кто она - Джоан? И как случилось, что жизнь свела их вместе - американскую журналистку и русского актера? 

Часть 1.

Джоан: Я родилась в типичной Голивудской семье. Папа писал о кино и для кино, а последние 10 лет до самого выхода на пенсию был одним из топ-менеджеров компании Универсал Пикчерс. Среди его клиентов прославленные обитатели Голливуда - Джон Вэйн, Альфред Хитчкок, Кирк Дуглас. Но его настоящей страстью в жизни были книги. Он обожал Фолкнера - величайшего американского романиста, обладателя Нобелевской премии по литературе. Фолкнер приехал в Голливуд, когда ему уже было за 40 - надеялся заработать написанием сценариев. Здесь, в студиях, он встретил Мету Карпентер - она была литературным редактором - и влюбился. Не смотря на обуревавшую его страсть, Фолкнер остался со своей женой. Это была самая скандальная история любви в Голливуде тех лет. Выйдя на пенсию, мой отец в соавторстве с самой Метой Карпентер написал об этой любви книгу "A Loving Gentleman: The Love Story of William Faulkner and Meta Carpenter”. 

Вторую и, увы, последнюю свою книгу папа написал вместе с моей матерью, и про неё. Мама была уникальной женщиной - офицером военно-морского флота США, командиром III ранга. После событий в Перл Харборе во время Второй Мировой Войны их группа - 40 женщин-офицеров - была направлена на Гавайи и оставалась там вплоть до подписания мира с Японией. Эта группа героических женщин вошла в историю той войны под именем WAVE. В книге мама рассказывает о своей службе на флоте, о войне.

 

Так что, я провела детство среди книг и Голливудских звёзд. Но по поводу последних у моих родителей было не самое лицеприятное мнение. Когда я закончила школу папа ясно сказал - никакого кино, никаких актёров. Я не сильно огорчилась, и поступила на литературный факультет в Университет Беркли. Изучала английскую, французскую и испанскую литературу в сравнительном аспекте.

После окончания университета я решила стать волонтером в Корпусе мира (Peace Corps - гуманитарная организация, отправляющая добровольцев в бедствующие страны для оказания помощи - Е.П.). Меня направили в Панаму.

 

Вернувшись, я снова пошла учиться и поступила в Университет Южной Калифорнии (USC) - получила degree in bi-lingual education. Это такая специфическая система преподавания - обучать детей эмигрантов из испано-язычных стран Южной Америки английскому языку так, чтобы они в равной степени свободно владели обоими. Так что, я чуть было не стала учительницей в школе. Но судьба решила иначе. Дело в том, что я вообще легко учу языки - знаю французский, испанский, итальянский, иврит, а также фарси. Последний - в достаточной степени, чтобы свободно ориентироваться в арабских странах. И мне предложили поехать в Израиль корреспондентом газеты Jerusalem Post. Что я и сделала. Я писала об обществе, людях, и политике Среднего Востока. После того, как Анвар Садат посетил Израиль, я стала регулярно летать из Тель-Авива в Каир. Интервьюировала первую леди Египта Йохан Садат, первую леди Туниса Васила Бургиба. После нескольких лет такой сумасшедшей жизни, я вернулась в Лос Анджелес - и оказалась безработной. Мой политический опыт здесь особо никого не интересовал. Тогда папа взял меня за руку и привёл в редакцию газеты LA Times, с которой он сам когда-то сотрудничал много лет. “Моей дочери нужна работа” - сказал он. Так я всё-таки оказалась в кино-индустрии.

Я писала о кинематографе разных стран - от Польши до Южной Африки, и от Испании до Индии. Но папа еще раз напомнил - ты можешь интервьюировать актеров, но только не выходи за них замуж. Я действительно интервьюировала многих звезд - Джека Леммона, Тони Кертиса, Романа Полянски, Ингрид Бергман. А потом редакция командировала меня в Италию. В Риме я встретилась с Федерико Феллини и сделала с ним серию интереснейших и уникальных интервью. 

На фото: Джоан Борстен Видов интервьюирует Федерико Феллини в Риме, 1980 год

На фото: Ингрид Бергман благодарит Джоан за интервью. 1981 год, Тель-Авив.

 На фото: Джэк Леммон благодарит Джоан за интервью. 1985 год, Рим (все фотоматериалы из личного архива Дж. Борстен)

 

Однажды я полетела из Рима в Нью Дели. Там жил знаменитый предсказатель, услугами которого регулярно пользовался Феллини. Каждый раз, когда маэстро получал новый сценарий, он отправлял его этому человеку, и тот должен был с помощью потусторонних сигналов определить, будет ли фильм по данному сценарию успешным, или лучше не связываться. Короче говоря, я встретилась с этим предсказателем, чтобы расспросить его о Феллини. В самом конце нашей беседы он вдруг посмотрел на меня как-то странно и сказал:

 

          - Ты выйдешь замуж за человека из загадочной страны. 

 

Помню, я тогда подумала -- что за средневековая формулировка? Неужели он верит, что на земле ещё остались “загадочные страны”? Лишь через несколько лет, когда предсказание сбылось, я поняла, как прав был этот человек. Ведь СССР - это и в самом деле была загадочная страна. 

 (продолжение следует)

© Е.П., 2017 (не распространяется на фотоматериалы)