Все записи
08:05  /  28.04.18

264просмотра

Влюбленные в Чехова на фестивале «Трайбека» в Нью-Йорке

+T -
Поделиться:

В Нью-Йорке подошел к концу фестиваль «Трайбека», в котором приняли участие 200 лент из 46 стран. Российский кинематограф был представлен только одной лентой. Это короткометражка «Дежурство». Не стану испытывать терпение читателя, и сразу сообщу самую важную и радостную для нас новость — именно российским кинематографистам и достался главный приз «Трайбека».

 

Режиссер, продюсер и автор сценария «Дежурства» Ленар Камалов по образованию философ и лингвист, живет в Москве, зарабатывает на жизнь переводами. Для первого в жизни собственного кино Камалов мудро заручился поддержкой профессионалов из компании Кinodanz — оператора Владислава Лисневского и продюсера Наталии Фроловой. Не последнюю роль в успехе картины сыграли актеры — главную роль офицера армии ДНР исполнил Захар Прилепин. Вместе с ним в фильме принимают участие видеоблогер Глеб Корнилов и актеры Олег Чернов, Михаил Сиворин и Юрий Маслак. Отношение публики к фильму было неоднозначно. Как неоднозначна и сама ситуация в Донбассе. «Мы приехали на фестиваль, чтобы проверить, готовы ли американцы к тому, чтоб увидеть историю Донбасса несколько иначе, чем ее подают СМИ. Нью-Йорк оказался готов», — сказал Ленар Камалов и пообещал в ближайшее время выставить фильм на YouTube.

Что касается других победителей — лучшим полнометражным американским фильмом была названа лента «Диана», а лучшим иностранным — «Выкрасть Хендрикса» совместного производства Греции, Кипра и Германии.

«Диана» — неожиданный рассказ очень пожилых и не самых успешных кинематографистов об очень пожилой и не самым лучшим образом прожившей свою жизнь простой американской  женщине. В главной роли — 70-летняя актриса Мэри Кей Плейс, известная по ТВ-сериалам «Закон и порядок» и «Анатомия страсти». Мэри Кей, которая начинала карьеру как кантри-певица, а потом работала режиссером (она сняла один из эпизодов знаменитого сериала «Друзья»), играет на острие чувств: растерянность, мудрость и слабость человека, который наконец осознал, что исправить в жизни уже ничего нельзя. Фильм держится на ее блестящей работе, и есть основания предположить, что этот профессиональный прорыв не останется незамеченным «Оскаром».

Создателям «Выкрасть Хендрикса» удалось концентрированно выразить дух сегодняшней Европы — через судьбу маленькой собачки. Хендрикс, живущий со своим неунывающим хозяином в греческой части Кипра, каким-то образом умудрился забежать на турецкую территорию острова. Удастся ли хозяину вытащить из тюрьмы своего мохнатого друга — нарушителя священной неприкосновенности государственных границ?

Авторы победивших полнометражек получают по 20 000 долларов, короткометражек — только 5000. В придачу к денежному призу победителям вручается картина одного из признанных современных художников. Вроде лотерейного билета — кто знает, сколько будет стоить то или иное творение через 5–10 лет? Россиянам досталась работа Эдди Кинга из серии Learning How to Paint.

Те, кто не получил никакого приза, утешаются надеждой, что и они когда-нибудь снимут такое прекрасное кино, которое попадет в коллекцию лучших творений человечества, и его даже возьмут туда, наверх, чтобы было что посмотреть ангелам, скучающим на облаках.

Вообще, Нью-Йоркский фестиваль замечателен не столько конкурсом кино, сколько захватывающей суетой рядом и вокруг. В программу напихивается все, что можно. Без ограничений. Помимо традиционных кинопросмотров — выставки живописи и фотографий, показы мод, литературные чтения, концерты, лекции и мастер-классы на все темы, включая гастрономические. В этом году нам спели Брюс Спрингстин в дуэте с неувядающей бабушкой панк-рока Патти Смит. Джон Малкович — все реже актер и все чаще дизайнер высокой моды — показывал свою новую коллекцию и документальный фильм о самом себе. Еще гостям предлагали взять щенков из соседнего приюта «Мистер Косточка». Десятки брошенных созданий обрели за эту неделю любящих хозяев и крышу над головой. Повезло хвостатым необычайно. Ведь крыша в этом районе города — благодаря фестивалю и его создателям Роберту де Ниро и продюсеру Джейн Розенталь — самая дорогая в мире.

После террористического акта 11 сентября 2001 года высказывались предположения, что Нью-Йорк не сможет справиться с ужасающими последствиями, и Манхэттен превратится в заброшенный город-призрак. Но интеллигенция наиболее пострадавшего Нижнего Манхэттена оказалась на удивление стойкой и проявила деловую хватку. Вместо того чтобы распродавать за бесценок свои занесенные цементной пылью владения, она решила бороться. С этой целью и был затеян фестиваль: восстановить инфраструктуру, поддержать малые бизнесы, восстановить социальную активность, поднять ценность квадратных метров. Де Ниро выкупил старый театр и переименовал его в «Трайбека Синема». Отремонтированное по последнему слову, это здание стало одной из центральных площадок фестиваля. Знаменитости остались на своих местах. Цены на недвижимость в почтовом индексе 10013 подскочили до небес. А в 2009 году Роберт Де Ниро и его партнерша продюсер Джейн Розенталь были названы в числе 25 крупнейших филантропов мира за их вклад в восстановление экономики Нижнего Манхэттена. Или правильнее было бы сказать, за редкую для интеллигентов способность превращать лунный свет и вечернюю росу в финансовый инструмент.

Фестиваль, провозгласивший своей целью популяризацию независимого кино, постепенно стал престижным и глубоко почитаемым. Но при этом сохранил свою маргинальность, фриковость. Ни один фестиваль мира не разбрасывает деньги в таком количестве направо и налево. Сделал фильм о Нью-Йорке — получи 500 долларов. Взял в руки камеру впервые в жизни — получи грант на обучение здесь же, в институте «Трайбека». Отдельно специальными грантами, выпрошенными у спонсоров, поощряют тех, у кого промелькнула (или показалось, что промелькнула) искра таланта. Кому-то по этому поводу дадут 10 000 долларов, а кому-то — миллион. На развитие таланта, чтоб из этой искры поскорее разгорелось пламя. Ни у одного фестиваля нет стольких номинаций — подсчитать их с уверенностью не может даже собственное пресс-бюро. Присутствуют жанры, о существовании которых профессиональные кинематографисты и не подозревают.

— Что такое «рассказ в свете прожектора»? — удивленно спрашивает меня коллега из Румынии. — И чем он отличается от обычной документалки?

— На самом деле речь всего лишь о том, чтобы рассказать историю, — объясняет журналистам виновник всей этой безумной карусели Роберт де Ниро. — В какой форме — это совершенно неважно.

Ликование по поводу начинающих не мешает носить на руках создателей фильмов, ставших классикой. В прошлом году, например, отмечался юбилей «Крестного отца». Аль Пачино участвует в «Трайбека» все 15 лет существования фестиваля, заодно отмечая в кругу друзей свой день рожденья, который приходится на самую кульминацию фестиваля — 25 апреля. В этом году праздновали 35-летие фильма «Лицо со шрамом». На сцену с Аль Пачино вышли Мишель Пфайффер, Брайан де Пальма и Стивен Бауер.

— Я была начинающей актрисой, и шансов получить роль у меня было немного, — рассказывает Мишель. — Я это хорошо осознавала и страшно нервничала на пробах. Мне было предложено сыграть сцену в ресторане. Помните — Эльвира закатывает Тони скандал и уходит? По сценарию она только кричит, но не производит никаких агрессивных действий. Я же от страха впала в какой-то экстаз и швырнула в Тони тарелку. Когда Брайан сказал: «стоп!» и я пришла в себя — мы все увидели, что по лицу Тони течет настоящая, не бутафорская кровь. Один из осколков попал в него и ранил — к счастью, несильно.

— Я тогда подумал: ах, какой темперамент! — подхватывает Брайан де Пальма, — и тут же назначил Пфайффер на роль.

Русское присутствие чувствуется на фестивале не только в связи с картиной-победителем. Оно на самом деле везде. К большой радости публики в фестивале неожиданно принял участие Брэдли Купер. Он прилетел из Лос-Анджелеса, чтобы рекламировать фильм «Рождение звезды», который он снял как режиссер. Если кто еще не в курсе — Брэдли женат на российской модели и актрисе Ирине Шейк. К сожалению, Ирина в Нью-Йорк с мужем не полетела — она осталась дома в Лос-Анджелесе с их дочкой, которой только исполнился год.

 

Неожиданно «русским» оказался и с нетерпением ожидаемый фильм «Американский мем». В этой документальной ленте исследуется роль социальных медиа в жизни молодого поколения — как определяет судьбу. Среди участников, помимо Пэрис Хилтон и Эмили Ратаковски, русский инстаграмер Кирилл Бушицкий. Кирилла привезли Америку, когда ему было 6 лет. Родители получали пособие по бедности, но очень надеялись дать сыну хорошее образование. Мальчик подрос и… бросил школу, чтобы погрузиться в клубную тусовку Нью-Йорка. Там он и нашел свое призвание: он обливает девушек шампанским, фотографирует и выкладывает в инстаграм. Кирилл создал и раскрутил свой бренд Kirill Was Here («Здесь был Кирилл») — очень по-нашему, по-русски, не правда ли? В 2017 году он был назван самым влиятельным фотографом в Америке. За одно только свое появление в ночных клубах Кирилл получает шестизначные гонорары. Также у него, как и у всех успешных блогеров, огромные гонорары за рекламу. Ну и самое забавное, что девушки — посетительницы ночных клубов — платят ему за право быть облитой шампанским и оказаться в его инстаграме.

— Как твои родители отнеслись к такой необычный профессии? — спрашиваю я.

— Ну сначала они немного попортили мне и себе нервы. Требовали, чтобы я пошел учиться в колледж. Но потом изменили свою точку зрения. А что? Я ведь в определенном смысле осуществил их «американскую мечту».

Но подлинное торжество русского духа почувствовалось, когда представляли фильм «Чайка» по Чехову. Конечно, американский кинематограф обращается к пьесам Чехова постоянно. Но в этот раз порадовал актерский состав: в роли Аркадиной — Аннетт Беннинг (известная по фильмам «Красота по-американски» и «Детки в порядке»), в роли Нины — Сёрша Ронан (Леди Бёрд), в роли Тригорина — Кори Столл (Карточный домик). И неподражаемая Элизабет Мосс («Рассказ служанки») в роли Маши.

Значение Чехова для американского театра и кино очень велико. Сам Де Ниро посещал курсы Стеллы Адлер, построенные в том числе и на изучении теории Станиславского. Об отношении американцев к Чехову хорошо сказала Аннетт Беннинг:

— Мы все знаем пьесы Чехова со школьных лет. На них строится обучение актеров во всем мире, в том числе у нас в Америке. Я впервые играла роль Аркадиной еще в школьном театре, и с тех пор Чехов — моя любовь. Профессиональный врач, умный, любящий людей. Он видел людей насквозь, какие все мы смешные, глупые, наивные, делаем ошибки, влюбляемся не в тех, кто этого заслуживает, конфликтуем без нужды. И он показывает нам нас самих, но с такой мягкой доброй иронией. Я представляю его себе очень привлекательным мужчиной, от которого русские женщины наверняка сходили с ума. Если бы я его встретила, мне кажется, я бы тоже влюбилась в него без памяти.

Чехов как ни крути наш. Чайковский наш. Достоевский. Энн Райд. Распутин, которого готовится сыграть Леонардо Ди Каприо. Все Толстые — Лев Николаевич, Алексей Константинович и Татьяна Никитична, чьи «Легкие миры» только что вышли в Нью-Йорке на английском языке. Тарковский наш. Тем более наш «Пикник на обочине», по которому Голливуд так и не снял сериал, хотя уже много лет собирается. Наши художники, хулиганы, хамы и хакеры. И самые красивые женщины мира, рожающие наследников голливудским звездам, — наши. И это роскошное «Официант, всем шампанского!» — тоже наше. Хотя в новой версии шампанское льется не в бокал, а в декольте, и не совсем бесплатно. Но все равно — по-нашему, с размахом. Эй, ухнем! И с этим не поспоришь. Этого не отнимешь. Нас не сломаешь, нас не догонишь и нас никогда не победишь.