Все записи
01:05  /  25.09.18

442просмотра

Марина ШТОДА: Я обязуюсь покорить Голливуд

+T -
Поделиться:

 

     Многие выпускники российских кино- и театральных ВУЗов уезжают в Голливуд в надежде добиться успеха на всемирной “фабрике грез”. Сноб начинает рассказывать о жизни и работе наших земляков в непривычных условиях американского кино- и теле-производства. Возможно их истории помогут тем, кто еще не уехал, принять единственно правильное для себя решение. Кто-то решит остаться и работать в России, а кто-то, воспользовавшись советами первопроходцев, отринет страхи и сомнения и махнет за океан. Сноб исходит из того, что любой россиянин, добившийся успеха за рубежом, не просто представляет нашу страну, но и представляет её в наилучшем свете. 

      Героиня этого интервью Марина Штода закончила Щукинское театральное училище, работала в “Театре у Никитских ворот” и в театре Джигарханяна. Русскому зрителю хорошо известна по фильму "Русская жертва", сериалам "Глухарь", "След", "Счастливы вместе". 

 

Е.П.: Ты приняла решение уехать жить и работать в Голливуд когда тебе было уже за 30. Рискованный шаг.  

Марина: Решение о переезде я приняла на чистых эмоциях. В 2013 году я случайно услышала, что Ивана Чаббак* приглашает актёров из России в Лос Анджелес на курсы мастерства. Условием приема было предварительное ознакомление с её книгой “Техника Чаббак. Мастерство актера. 12 шагов к Голливуду”. Я записалась на курс, но 400-страничный фолиант начала читать только в самолете и за 13 часов полета не дошла и до половины. Тем не менее, на курс я попала. На первом же занятии Чаббак произнесла загадочную фразу: “Я хочу изменить вашу жизнь и готова за это отдать свою”. Это сразу настроило на серьезный лад - ведь понятно, что в ответ следует проявить такую же готовность пожертвовать всем ради искусства. Я была готова - и моя жизнь круто поменялась. Я влюбилась в этот город, почувствовала себя в своей тарелке, и решила, что хочу здесь жить и работать. Сначала я училась у Чаббак, потом изучала технику Майснера, осваивала американский английский, ну и российский опыт у меня был за плечами не маленький. 

 Е.П.: Мне часто приходится слышать, что самое главное для иностранных актеров в Голливуде - это избавиться от своего акцента. Перед тобой, наверное, тоже встала эта проблема. Как ты её решила?

Марина: Я выбросила кучу денег на бесполезные тренинги у акцент-коучей. И в результате поняла, что, во-первых, избавиться от акцента почти невозможно, а во-вторых ненужно. Это все прошлый век. Сегодня американское кино настолько свободно и интернационально, что язык как таковой не имеет значения. Голливуд открывает двери иностранным кинематографистам. Чтобы получить работу достаточно простого умения грамотно и бегло говорить. А те несколько фраз, которые тебе нужно будет произнести в кадре, можно легко выучить по слуху. Так что, акцент это не проблема.

Е.П.: Это что-то новенькое! Хотя, если подумать, среди молодых россиян сегодня немало билингвалов - ребят, получивших язык из первых рук в престижных британских школах. Но и их что-то не видать на “Красных дорожках” Голливуда. Обладая таким, казалось бы, серьезным преимуществом, они не стали более успешными, чем те, кто начинает учить язык во взрослом возрасте. Значит, действительно, проблема в чем-то другом. В чем же? 

Марина: А вот представь - ну, научился ты играть. Что с этим делать дальше? Как начать работать? Многие наши ребята бьются за то, чтобы пристроиться к большому агенту. 

Е.П.: Но это и понятно - чем круче агент, тем больше у тебя шансов попасть в топ-фильмы. 

Марина: Правильно. Но проблема заключается в том, что большие агенты предпочитают известных актеров с именами, а не нас, новичков. В начале Голливудской карьеры попасть к такому агенту практически невозможно. Не стоит даже на это расчитывать. Я быстро это поняла, и таким образом сэкономила себе кучу сил и времени. Заниматься своим устройством, поиском ролей нужно самостоятельно. Эта практика называется self-submission. Ты сидишь часами за компьютером, пролистываешь объявления о кастингах и рассылаешь свои резюме. Это адски тяжелый и безрадостный процесс. Но нужно его пройти - другого пути нет. Трудность заключается еще и в том, что каждый серьезный проект получает тысячу актерских резюме в первые же 15 минут после выхода объявления о кастинге. И все - набор закрыт. Им просто больше не нужно - они и этих-то с трудом смогут просмотреть. Не успел - пеняй на себя. 

 

Е.П.: Мне также часто приходится слышать, что на то, чтобы как-то засветиться, чтобы тебя узнали, требуется приблизительно пять лет таких усилий?

Марина: И я уже почти заканчиваю этот срок. Параллельно я - без особой надежды на успех - пробовала работать с разными небольшими агентами и поняла, как устроен их бизнес. Сейчас у меня наконец-то хороший агент. Пока не удалось получить роль в большом кино-проекте. Но зато у меня много появлений в рекламе, в том числе крупно-бюджетной - Verizon, Heineken. Одно большое ТВ-шоу Марты Стюарт на NBC Universal Television, а также небольшая роль в сериале Hollywood Darlings. Так что могу честно сказать - да, всё работает, и нечего стонать и жаловаться на “плохих” американцев. Американцы тут не при чем. Просто все рвутся в Голливуд, система распухает и с трудом справляется сама с собой. 

Е.П.: Получается, тебе пришлось действовать методом проб и ошибок. И это при том, что сегодня в Лос Анджелесе больше щукинцев и мхатовцев, чем в Москве. Неужели же никто не мог подсказать?

Марина: Ну, во-первых, все люди разные - и они выбирают разные пути. Во-вторых, в головах наших людей застряли всякие представления, от которых они не могут или не хотят избавиться. В России ведь кинобизнес устроен намного проще. Например, ты можешь быть практически уверенным в том, что, посетив 10 кастингов, ты получишь как минимум три работы. Здесь только чтоб попасть на один-единственный кастинг требуются месяцы усилий. О работе даже не говорим. Когда огромное количество энергии уходит на поиск работы - найдя её, ты уже превращаешься в выжатый лимон. 

Е.П.: Жестокий и неразумный мир! 

Марина: К счастью, в Голливуде уже 200 лет существует такой специализированный книжный магазинчик, где начинающие актеры могут купить все необходимые для работы справочники. Это и контакты агенств, и образцы стандартных контрактов, и рекомендации как лучше организовать поиск работы. Требования к прослушиваниям - какие монологи нужно выбирать актерам-мужчинам, пробующимся на драматические роли, какие - на комические. То же для женщин-актрис. Вся эта литература конечно есть в интернете тоже. Но в этом магазине тебе посоветуют, с тобой поговорят. За один день ты узнаешь все, что тебе нужно - и вперёд!

Е.П.: Я думаю, читателям Сноба хотелось бы узнать адрес этого магазина.

Марина: Он называется Samuel French. На Sunset бульваре номер 7623. Нужно будет - найдут.

Е.П.: Многие наши утверждают, что актеру нужно с обязательно вступить в профсоюз. 

Марина: Это не совсем так. Актеры - члены профсоюза стоят дороже не-членов. У многих начинающих режиссеров бюджеты крайне маленькие, и они просто не могут себе позволить нанимать членов профсоюза. Поэтому, работы у тебя не только не станет больше, но может стать даже меньше. Кроме того, за членство в профсоюзе нужно платить - вступительный взнос 3000 долларов и потом ежегодные взносы. Эти деньги нужно для начала заработать. Так что вступать имеет смысл только тем, кто много играет. 

Е.П.: Говорят, всем актерам обязательно нужно знакомство с продюсерами, режиссерами - блат по-нашему. 

Марина: Конечно, эта штука еще никому не помешала. Ну что ж - нужен, так нужен. Значит, найди  себе этот блат. Займись этим. Ты не переделаешь мир. И нечего ныть по каждому поводу. 

 

Е.П.: Многие наши актеры не выдерживают схватки с Голливудом и возвращаются в Россию. Существует такая вероятность в твоем случае? 

Марина: Ну нет. Я не отступлю. Сегодня не так уж сложно войти в кино. Собраться, допустим, впятером, снять короткий метр хотя бы на телефон, показать на фестивалях - а там еще неизвестно, как выстрелит. Нужно постоянно доказывать всему миру, что мы, русские, тоже не лыком шиты. В самом начале, когда я только приехала, я решила сделать себе хороший дорогой рил. Мне порекомендовали крутую студию, я взяла кредит и приготовилась увидеть волшебство. Но вместо этого вдруг замечаю, что мои Голивудские профи делают все как-то спустя рукава. То есть, они подумали, что имеют дело с лохушкой из какой-то там России, что она все равно не просекает, и можно работать шаляй-валяй. Ну, пришлось доказывать, что они слегка ошиблись. Когда я сама выставила на себя свет, они резко изменили свое отношение. Мы - другие, да. Но мы ни в чем не хуже их. Мне жаль тех наших, которые изо всех сил пытаются интегрироваться, забыть все русское и работать только с американцами. Неправильно это, по-моему.

Е.П.: Наверняка весь этот процесс приживания на новом месте сильно повлиял на твое самоощущение, и на твое отношение к жизни вообще. Если скажешь, что я ошибаюсь - не поверю ни за что!

Марина: Не ошибаешься. Я очень сильно изменилась за эти 4 года. Мне кажется, что я наконец нашла себя. Во-первых, не смотря на мое строгое классическое образование, у меня обнаружилась тяга к комедийным гигам. Во-вторых, я поняла, что мне гораздо больше нравится преподавать, ставить и продюсировать, чем просто играть. Я ведь, кстати, еще в годы учебы поставила в Центре Высоцкого спектакль “Смешные деньги”. И когда я это поняла, я приняла еще одно важное решение - в 2015 году я открыла свою школу-студию актерского мастерства для детей. Обучение происходит на двух языках. Преподают в ней как русские так и американские актеры и режиссеры. Я сама пишу сценарии и сама ставлю. Моя задача - перемешать русскую и американскую культуры. Вот, например, наш спектакль “Алиса в стране сказок” - сюжет заключается в том, что англичанка Алиса, пролетев через кроличью нору, попадает в страну русских сказок. Что тут началось - у нас не было отбоя от русских родителей. 

 Е.П.: Что ж, их вполне можно понять. Ведь такой коктейль из американских и русских элементов - это и есть та действительность, которой пропитано все существование выходцев из России. 

Марина: Да, получилось, я случайно обнаружила свободную нишу. Постепенно этот проект перерос в детскую антрепризу. Мы придумываем и ставим спектакли для детей. Начали с того, что арендовали разные залы и жили со сборов. А в этом году просто невероятный успех - мы выиграли грант от города Западный Голливуд! Значит, совет города оценил наши идею совместить русские и американские культурные элементы в детском театральном искусстве!

На этот грант мы собираемся поставить мюзикл для детей “Американские приключения Деда Мороза”. По замыслу, на одной сцене встретятся герои американских и русских сказок. Играть тоже будут американские и русские актеры. Они должны будут понимать друг друга, а зрители должны будут понимать их. Так мы и несем русскую культуру в американские массы. И я, честно, очень довольна - я и не мечтала иметь свой театр, а теперь я его имею. Ну и кроме того, у меня сейчас маленький ребенок - ему 3 года. И моя работа в театре позволяет брать его с собой.

Е.П.: Многие Голливудские звезды, когда у них появляются дети, начинают заниматься бизнесом, как-то связанным с детьми. Джессика Альба, например, наладила производство экологически чистого детского белья. Джеймс Камерон организовал в Малибу начальную школу, где детей кормят только продуктами, выращенными на собственных школьных полях. Халле Берри открыла свой магазин экологически чистых детских игрушек. И у тебя вот свой детский театр. А какие планы на будущее, в каком направлении ты собираешься действовать?

Марина: Что за вопрос? Естественно, я собираюсь расти дальше во всех направлениях. В Москве моя карьера развивалась бы по одной линии - больше ролей хороших и разных. Благодаря переезду в Америку я нашла совсем другую себя, о существовании которой я до этого и не подозревала. 

Е.П.: Действительно, комфортное существование в привычной родной атмосфере не способствует разностороннему развитию. И последний вопрос - насколько я могу судить по форме нижней части твоего лица, у тебя сильный и красивый певческий голос. Это так? Ты могла бы петь на сцене?

Марина: Точно! У меня действительно редкое оперное меццо-сопрано. А как ты это видишь? 

Е.П.: Хороший журналист видит собеседника насквозь. Шучу!

Марина: В какой-то момент, еще в Щукинское времена, я познакомилась с Вадимом Коростиным - он был ведущим тенором Челябинского театра оперы и балета. Но еще он обучал вокалу. Я считаю, что в целом мире не было и нет педагога, равного ему. Он поставил мне русский оперный репертуар. Я могу петь Любашу из “Царской невесты”, Ольгу из “Евгения Онегина. Я была так счастлива на этих уроках! Я даже хотела бросить Щуку и пойти в консерваторию - сменить так сказать стезю. Но побоялась. Конечно, с русской оперой пробиваться в Америке было бы намного проще - здесь нам не требуется ничего заново доказывать. За нас это сделали Чайковский и Пушкин. Но тогда я бы не стала антрепренером. Так что - нет, я ни чем не жалею, я поступила правильно. Я обязуюсь покорить Голливуд! А оперные арии я пою своему сыну вместо колыбельных.