Все записи
11:11  /  26.04.20

1653просмотра

Татьяна Толстая, ДАУ и ветчина

+T -
Поделиться:

           

 

         Онлайн кинотеатр dau.com начал показ нашумевшего проекта ДАУ. По этому радостному поводу режиссёр Илья Хржановский, подстёгиваемый своими дистрибьютерами, стал раздавать интервью. В том числе, режиссёр принял участие в онлайн диспуте, организованном Татьяной Никитичной Толстой Белый шум. Дау 

     Как и следовало ожидать, в первую очередь участники обсудили вопрос сексуальных сцен, коих в фильмах проекта ДАУ множество. Затем пришёл черёд обсудить убийство в кадре свиньи. Тут-то я вся и обомлела.

       Первой нанесла удар по несчастной свинье Татьяна Никитична, заявившая, что "можно или нельзя убивать животных перед кинокамерой - вопрос не такой простой". "Сложный клубок", как выразилась писательница. И далее рассудила следующим образом: раз можно убивать свиней, чтобы есть, то значит можно их убивать и для искусства. 

         Что-то не так с Татьяной Никитичной, - подумала я. 

Да, пока ещё не всё человечество перешло на мясозаменители, а лишь самая сообразительная его часть. Да, люди вынуждены есть животных, и, соответственно, приходится этих животных убивать. И да, немцы традиционно едят много свинины и даже достигли совершенства - если, конечно, этот термин применим в данном контексте - в приготовлении отмеченных Вами, Татьяна Никитична, «свинных рулек» и прочих колбас. Но убийство животного для еды - это далеко не то же самое, что убийство животного для развлечения. Еда нужна, чтобы выживать. А без развлечений прожить можно. Есть или не есть мясо - особого выбора у нас в этом вопросе нет. Без животного белка нам ну никак, а на деревьях он не растёт. Ситуация безальтернативная. Напротив, развлечений нам предлагается огромное множество. Разных. В том числе, кино. Ведь, кино - каким бы умным и артхаусным оно ни было - это всего лишь развлечение. И выбор, чем бы поразвлечься самому и поразвлечь других - исключительно в руках выбирающего. 

      «Пойду, кстати, поем ветчины», - решительно закончила своё рассуждение писательница. Конечно, Татьяна Никитична, идите, поешьте. Никто Вас за это не осудит. Разве что, Ваш же собственный желудочно-кишечный тракт. А мы пока послушаем Ваших собеседников.

     Оказалось, что киноведу Зинаиде Пронченко тоже наплевать на убийство свиньи перед камерой. «Зарезали - ну и зарезали. Мне плевать, я не вегетарианка», - в своём характерно бодром стиле заявила киновед. Пронченко, конечное дело, не Бриджит Бардо. Но совесть-то где, Зин?

      Её нежный коллега Андрей Плахов, напротив, признался, что всё же не хотел бы видеть в кино такие сцены, как перерезАние горла живой свинье. Но тут же, не сходя с места, оправдал Тарковского, убившего ( «а может и не убившего», добавил осторожный критик), корову. Оправдал тем, что в эпоху Тарковского, якобы, ещё не было экологического мышления. Правильно, Андрей Степанович, в ту пору экологического мышления не было. Но было мышление человеческое. И многие человеки после убийства Тарковским коровы, которое, увы, было - сильно в Тарковском разочаровались. А один человек - продюсер фильма Алов - просто-напросто взял и врезал Тарковскому по морде. 

И почему-то для Алова это был отнюдь не «сложный вопрос», а очень и очень простой. Почему-то Алов понимал, что облить керосином и поджечь живую корову и потом наслаждаться ее предсмертными криками, нельзя. Вот тут взгляните, ага...

Так что же это делается, господа? Вы - звери?

      Убийство животных в целях развлечений кинозрителей - это добровольный выбор режиссёра. Если режиссёр выбирает убийство - значит он убийца. А те, кто оправдывают это убийство - его соучастники. И нет здесь никакого «сложного клубка», милая Татьяна Никитична. Здесь клубок очень простой. Одно - можно. Другое - нельзя. Для еды - можно. Для развлечения - нельзя. 

    И вообще что-то слабо верится в наличие у этих режиссёров иной мотивации, кроме как повыпендриваться. Выпендривался Тарковский, сжёгший живьём несчастную корову и пропоровший копьем грудь лошади. Выпендрился и Хржановский, перерезавший горло несчастной свинье, чтобы достичь "реализма в искусстве". И достиг ведь - но только не издевательством над животными. А режиссёрским своим мастерством, позволившим ему из многих миллионов отснятых кадров смонтировать несколько классных, крутых кинофильмов. Так стоило ли брать грех на душу, Илья?