Все записи
00:12  /  23.07.15

4660просмотров

Ростропович и религия

+T -
Поделиться:

В конце 90-х я работала ассистенткой у моего дорогого учителя Мстислава Леопольдовича Ростроповича. Натура у шефа была бурная, энергия била через край. Плюс жизнерадостность, легкость, дружелюбие. Короче - не человек, а шампанское в самом лучшем домпериньоновском его смысле. Для Славы весь мир состоял из друзей, и со всеми нужно было встретится и поцеловать в щечку. Когда мы приезжали в Москву, он назначал по 15 встреч на день. Но на пути у него встали Московские пробки - не от шампанского, а другие, которые на дорогах. В результате он с трудом успевал на 3 из назначенных 15. При этом, уже сидя в машине, он продолжал принимать телефонные звонки и планировал еще 5 встреч на попозже, на глубокий вечер, внутренне осознавая, что не успеет он на эти 5, и впадая в глубокое отчаяние. Короче, от этих постоянных Московских неуспеваний и опаздываний он страшно страдал. Ну не для него это - сидеть в машине и ждать, когда включится зеленый. Я понимала, что нужно что-то придумать. И придумала. Позвонила своему старому знакомому Володе Дубовицкому прямо в Кремлевскую администрацию и попросила маячок. Немедленно. Щас привезу, мать, чо раньше-то молчала, - ответил Дубок, и самолично доставил мигалку прямо в квартиру шефа. Казалось, проблема с транспортом была решена. Оставалась лишь одна зацепка деликатного свойства: ну не везло нам с шоферами. Ведь от водителя чего требуется - быть вовремя, ждать терпеливо, содержать автомобиль в чистоте и - самое главное - не пить! Казалось бы, не так уж трудно. А они, суки, пили - все, как один. И я, соответственно, находилась в состоянии перманентного поиска водителя-трезвенника. Это в Москве-то!

И вот однажды мне повезло. Владик был администратором рок-группы. Всю жизнь. Он сам эту группу создал, сам тянул, сам организовывал концерты, сам возил по стране, а поскольку зарабатывали они мало, то он сам эту группу и содержал. Ему в детстве не повезло с медведем, поэтому его участие в творческом процессе ограничивалось изображением парня с гитарой на сцене в то время, как звучала фонограмма. Зарабатывал он на группу челночничеством. Мотался в Турцию за товаром и перепродавал. Не только был он одним из пионеров этой профессии. Он еще был и первым, кто, отбросив всяческие страхи и стеснения, умудрялся провозить через границу, помимо тряпья, наркоту и оружие. Вот такой вот мужичонка был - с изюминкой, ловкий жулик и, по-своему, отчаянный. И вот - уж ему было под 40 - случилась у него любовь с одной нарко-клиенткой. Любовь просто страшная. А та никак не может завязать. Уж он всех врачей-знахарей перепробовал- бесполезно. Кто-то посоветовал ему отвести девушку в церковь, покрестить-причастить. Владик был человеком - понятное дело - неверующим ( при такой-то работе!). Но в церковь подругу отвел. И чтобы вы думали - нашло на нее просветление, и завязала она с наркотой сей же момент. Они поженились на радостях. И конечно оба глубоко уверовали. Владик оставил рок-н-ролл - грех ведь, оставил свой бизнес - еще больше грех, и весь отдался церкви. Ну, а так как в православии противозачатные средства не приветствуются, стали они рожать - одного за другим. К 1998 году было их уже шестеро в однокомнатной квартире в Крылатском. Одними молитвами прокормиться не выходило. Батюшка, который их с панталыку сбил, где денег брать не сообщил, как квартирные условия улучшить - тоже научить не мог. Владик обзванивал знакомых и молил "оказать воспомоществование, а он в благодарность помолится за каждого и свечку поставит". Ну прям по Невзорову - ПГМ чистой воды! Мне он позвонил с этим своим заманчивым предложением как раз в тот момент, когда я уволила очередного водителя за пьянку. На овцу и волк! А чего - опыт концертный у Владика был, администратором он был неплохим, учитывая сколько лет тянул он свою дурацкую группу. Опять же, отец большого голодающего семейства - значит, ответственный. А самое главное, будучи крепко воцерковленным, он и капли в рот не брал. Короче, взяла я его на должность водителя-онжекурьеронжеадминистратор, и все мы на него нарадоваться не могли.

Следущий год провели мы с шефом почти все время за границей. А Владик выполнял обязанности курьера в Москве у Галюни. По весне шеф решил лететь в Москву. Позвонила я Владику, назвала рейс, попросила организовать встречу. И маячок Кремлевский не забудь, - напомнила я. Понял, не волнуйся, велика что ли проблема - человека в Шереметьево встретить.

Ну да, не велика. Чего это я, в самом деле?

Встретил он нас как положено, быстро прошли в машину, включили маячок и - в путь да по Ленинградке. Все шло отлично. Шеф дремал на заднем сиденьи. Напротив него сидела я - спиной к водителю - и придерживала виолончель. Это был тот самый знаменитый Страдивари Дюпор - лучшая виолончель мира. Странности начались, когда миновали Речной Вокзал. Маячок вроде включен, а машина то притормозит, то снова поедет, то снова притормозит, подпрыгнет - и снова поедет. Шеф приоткрыл глаза. Опустил окно с затемненным стеклом. Трафик вроде небольшой, маячок сверкает. А машина почему-то притормаживает каждую минуту.

Сломались? - спрашивает.

Я открываю дверку салона и спрашиваю - Влад, случилось что ли чего? Он говорит - нет, все в порядке. А чего ты останавливаешься-то каждую минуту?

Как это - чего? Храмы кругом, крестом себя осеняю. Час от часу нелегче! Влад, а ты не можешь шефа довезти, он устал, плохо себя чувствует - а потом крестись на свои храмы сколько влезет? Мужик оскорбился до глубины души. Вы с шефом как не русские! Про храмы наши святые нельзя так говорить! Лучше опустите окна и как увидите купол - осеняйте себя крестами вместе со мной. Ну что было делать с таким типом? Я бы, конечно, с удовольствием ему выдала пару крепких - но, во-первых, при шефе этого лучше не делать, не ровен час разнервничается, и, во-вторых, все внимание и обе руки у меня были заняты Дюпором. Закрыла я дверцу и так мы и потащились. Меня вскоре затошнило от такой езды - спиной же к движению сидела. Шеф, конечно, тоже сильно страдал, но виду не показывал. У Белорусского Владик совсем встал - там с площади можно купола сразу нескольких церквей увидеть. И пока он на каждый купол не перекрестился - мы стояли. Всю Горького - Тверскую тоже еле ехал, мешал движению. Водители орут. Гаишники свистят. Когда доехали наконец до Неждановой - машина уж вся покрыта плевками. А у него глаза выкачены - шуточное ли дело, такой подвиг во имя веры святой совершил!

Шеф выбрался из машины. Посмотрел на него так устало, и говорит: я Вам, драгоценный Вы мой, завтра подьемный кран куплю - с него еще больше храмов видно будет!

Вежливый он был. И очень добрый.

Но "завтра" я "драгоценного" уволила. Потому, что в дороге от психобольного, пожалуй, больше вреда, чем от пьющего.