Все записи
17:09  /  23.10.14

2315просмотров

Битва за Козла

+T -
Поделиться:

1.1

Над урочищем шаманши Изергиль уже почти сутки злобно рыскали вертолёты, дурно пахшие не только тухло-зелёной маскировочной раскраской, но и намерениями. В том, что это назойливое стрекотанье железных птиц - происки Примуса, вернувшегося отобрать Козла, - бабка, перевидавшая на своём шаманьем веку легионы злых духов, не сомневалась. Шаманша провожала нарезающих круги стервятников тревожным взглядом, жгла охапками туман-траву, бормотала заклинания для отвода глаз и размышляла - где в тайге можно надёжно спрятать Козла, да так, чтобы дикие звери-несмышлёныши его не сожрали. Медведь, вон только очухался после продолжительного запоя - Изергиль кое-как отпоила его жбаном медовухи... И опять ушёл в запой - теперь уже в весенний. Опять на трассу бегать начал, водку у дальнобойщиков клянчить - каждый день. Пока Мишаня тверёзый - милый, забавный... Но как нажрётся... Вот тогда пьяному дураку объяснять, что Козёл не тушёнка и не закусь - всё равно, что циркового медведя от велосипеда отучать. Дохлое дело. Скоро люди, затаившиеся во чревах железных птиц, додумаются местность прочесать. А когда начнётся Большой Шмон, за каждым шагом пьяного дурня не уследишь... Да и сам бы на пулю - когда церберы Примусовы цепью сквозь тайгу пойдут - не нарвался...

Выхода шаманша пока не видела. Был, конечно, один запасной вариант, но слишком рискованный. От безысходности заболела голова, заныли сердце и горб. Давящая опасность неба, тревога за Козла и ответственность за зверьё сгорбили шаманшу ещё больше, а сил отводить глаза от избушки оставалось всё меньше и меньше...

Перепуганный Козёл, ещё не оправившийся от сердечной раны, жался к бабушке, тяжко вздыхал, заглядывал в глаза - будто спрашивал: "Ты ведь не отдашь меня в лапы этой Бледной Моли в шкуре Серого Волчары?"

Шаманша грустно трепала Козью морду и нарочито сердитым голосом напоминала:

- На двор без крайней нужды - чтоб ни шагу! И то, только когда над головой ни один стрекозёл не стрекочет. Быстро, в ближайшие кустики скок-поскок. Когда стемнеет - терпи. Их тепловизоры ночью тебя в момент засекут. На худой конец, если приспичит - есть поганый таз. Всё понял?

Пока шаманша Изергиль давала наставления, которые Козёл уже успел выучить наизусть, он ненадолго забывал свои страхи, млея от музыки струящихся бабушкиных слов, жмурился от накатывавших волн обожания... Аккуратно, чтобы ненароком не зацепить рогами, изображал строптивого юнца-бодуна... А на самом деле - послушно кивал бородой.

1.2

Хмурым утром следующего дня события понеслись вскачь.

На рассвете, едва между макушками сопок высунулась блестящая лысина ещё не проснувшегося Солнышка, с неба металлически заскрежетал голос Примуса, распугав зверьё в радиусе километра:

- Слышь, бабка, хватит играть в прятки! Ты же знаешь, я привык получать всё, что мне нужно. Всегда. Выдай козла добровольно. Твою хибару только что засёк шпионский спутник моего заморского кента Обамушки-чувачка. Так что, козла я у тебя всё равно заберу - силой... Но только потом всю округу вытравлю газом и урою вакуумными бомбами - вместе с твоим тупорылым зверьём и колдовскими травками. Чтобы никто не разбежался, периметр рейдер-зоны будет блокирован тройным оцеплением, залит напалмом и подожжён. На старческие раздумья даю, с учётом твоего возрастного маразма, ровно шестьсот секунд. Сбивать мои вертолёты бесполезно. Людей и техники у меня немеряно, не обеднею... А сам я не в воздухе, а в штаб-бункере, защищённом от твоих шаманских фокусов. Ультиматум диктую по радио, так что хрен ты меня, ведьма, достанешь. Шестьсот секунд... Время пошло...

В ответ на этот лязг небесный скрипуче распахнула дверь избушки. Шаманша Изергиль и Козёл, испуганно жавшийся у неё в ногах, вышли во двор. Бабка грустно улыбнулась еле пробивающемуся сквозь маскировочный туман Солнышку.

- Ну что ж... Чему бывать, тому не миновать... - Потрепала за шею Козла, прятавшего козью морду в подол. - Если будешь умницей, попытаемся спрятаться...

На краю шаманского подворья стояло несколько покосившихся, полувросших в землю идолов - грубо тёсаные из известняка фигуры людей и зверей. Шаманша подвела Козла к древниему жертвенному капищу. Зачерпнув несколько пригоршней сырой земли, начала втирать грязь в шкуру Козла.

- Отведи, земля, глаз дурной, бессовестный, злобный и жадный... Стой смирно, не шевелись! Тебя не должны заметить. Идолы вокруг - каменные, их в любом случае даже пытаться поджечь не будут. Если какой кретин тебя пнёт по злобе дурной ненароком, перепутав с болваном - вались молча на бок. Глаза прикрой, взгляд может выдать, его иногда за версту почуять можно. Ни во что не вмешивайся, как бы некрасиво события ни развивались... И ничего не бойся. Уразумел?

Умница Козёл молча кивнул в ответ и плотно зажмурил глаза.

Шаманша присыпала мхом извазюканную грязью шкуру Козла, вытерла руки о подол и, шаркая валенками, поплелась назад к избушке. По пути она сняла с себя драную цигейковую тужурку и небрежно кинула её на колоду, на которой обычно рубила дрова и отсекала головную боль.

Ледяной ветер закружил по подворью прелые листья, хвою и прочий перегной прошлых жизней. Злобное стрекотанье спустилось с небес двумя хищными железными насекомыми. Оттуда зелёными клопами высыпались бравые "Альфа-самцы" в камуфляже и краплёных беретах. Молча и слаженно они окружили старуху, взяв её под прицел. Несколько спецназавцев побежали шмонать избушку, другая группа деловито обыскивала подворье:  

- В избе чисто...

- В колодце чисто...

- За поленицей чисто...

- В сарае и в бане чисто...

- Под разбитым корытом чисто...

- В кустах насрано фигурантом, но тоже чисто...

И только после тщательного обыска враждебной территории из чрева "Барракуды" выпрыгнул Примус. Ухмыляясь, подошёл к спокойно поджидавшей его шаманше.

Старуха Изергиль, всплеснув руками, весьма правдоподобно изобразила изумление:

- Ба! Старый знакомый! А я-то на тараканной гуще со вчерашней зорьки гадаю - в каком ухе у меня жужжит... Даже напужалась - с каких развесёлых поганок мне на старость лет примерещилось, что мужчинка в полном расцвете лет вокруг моей избушки пропеллерчиком тарахтит. Вот ведь что весна с бабками-то делает! Гормоны так и пруть, так и пруть... А с тобой что весна сотворила? Тоже гонишь? Так предвыборный гон, вроде как, закончился уже... Чегой-то ты, милок, в этот раз дёрганный какой-то, пужливый... Без легиона церберов уже ни шагу навстречу к добрым людям?

- А ты, мымра, себе возомнила, что я с тобой цацкаться буду по-благородному? Типа, один-на-один я против тебя биться выйду? Как бы чисто по чесноку, одна штука бабка против одного спецподразделения моих бравых "Альфа-самцов"? - Примус расхохотался. - Ну и дура...

- За что биться-то, милок? - Шаманша непонимающе заморгала. - Что за геморрой душевный тебя на этот раз ко мне привёл?

- Козла моего гони, яга замшелая! - заорал взбешённый Примус, интуицией разведчика почувствовав, что шаманша его не боится. Мало того - ещё и презрительно насмехается.

Бабка тоскливо вздохнула, горестно сжала задрожавшие сморщенные губы в ниточку и пустила мутную слезу:

- Бяада у нас приключилась намедни, батюшка... Ох, бяда... Опоздал ты, ой-бой, опоздал... Сгинул козлик мой ненаглядный. Совсем сгинул, горемычный... Серый волк его сожрал... Начисто - с кишками, костями, рогами и копытами. Наверное, весенним авитаминозом страдал разбойник серый... Ужасная смерть. Ужасная. Я в шоке. Даже похоронить нечего... Вон только шкурки клок и остался безутешной бабке на память...

Шаманша кивнула в сторону колоды, на которой валялась её цигейковая тужурка.

Примус еле уловимым движением бровей скомандовал ближайшему "альфа-самцу" принести вещественное доказательство смерти козла. Долго мял в руках бабкину тужурку, пристально разглядывал, с подозрением нюхал...

- Ну... Шкуры козлиной клок... Свежая... Смертью воняет, перепуганным козлом, кровью...

Обе голодранки - козлиная шкура убитого волком козла и убитая горем бабка - выглядели весьма правдоподобно. Но... Отказываться от желаемого Примус терпеть не мог. Зато привык прорабатывать любой шанс, даже самый мизерный. Обрывок шкуры теоретически мог принадлежать и совсем другому козлу.

- Не-е-е-т... Темнишь, ведьма. Козёл здесь где-то затаился, совсем рядом... - Примус хищно поёрзал носом. - Я его козлиный дух носом чекиста чую. Не зря ты сутки моих пилотов морочишь, туману на хибару напустила...

- Наговор. Юридически безответственный наговор, - твёрдо возразила Изергиль. - Это твоя гидра Метеоцентра вчерась туман на регион напустила - своей лживой брехнёй...

Но Примусу слушать шаманшу уже надоело. Пора выманивать козла - если зверь действительно ещё жив. Но даже если это не так, то зажившаяся лишнюю сотню лет бабка - не велика для его страны потеря... Он махнул рукой старшему обер-церберу:

- Вяжите её...

1.3

Шаманшу подтащили к поросшему мхом резному тотемному столбу, врытому рядом с капищем древних идолов, среди которых прятался Козёл. Привязывали, матерясь - мешал старухин горб. Наконец солдафоны додумались - грубо, с хрустом вывернули в плечевых суставах бабке руки за спину, задрав их над головой. К столбу привязали в щиколотках ног, в поясе, в запястьях вывернутых рук.

Шаманша Изергиль во время экзекуции не издала ни звука, только презрительно смотрела на подошедшего ближе Примуса.

Душа затаившегося среди каменных фигур Козла - буквально в нескольких метрах от творимого "альфа-самцами" бесчинства - вопила от  нестерпимой боли. Осторожно приоткрыв зажмуренные глаза, Козёл окаменело смотрел, как изверги-церберы выламывают бабушке Изергиль руки, как привязывают её к священной фигуре Той-Кто-Имела-Хозяина-Больших-И-Малых-Ведмедей, как бегом таскают от поленицы дрова, а из сарая сухое сено...

Когда запас дров для костровища вокруг тотемного столба дорос до пояса шаманши, Примус дал знак церберам - всё, хватит.

- Ну что, ведьма, не желаешь освежить генетическую память предков? Выдашь козла, или переходим к огненным процедурам?

Шаманша с видимым усилием разогнала судорожные волны боли на лице насмешливой улыбкой.

- Какой же ты всё-таки мелкий дешёвый пацанчик, Вовочка... Каким уродился гадёнышем-тихушником, таким и остался, моль белобрысая. От твоих намерений за версту против ветра смердит. У меня к тебе только одна просьба будет - последняя... А то помру ненароком и не узнаю, маяться вечно буду... Сознайся как на духу - в детстве часто на крысиные трупики дрочил?

У Примуса от ярости побелели зрачки глаз, став ещё более похожими на рыбьи, только теперь ещё и варёные. Он обернулся к "альфа-самцам" и истерично взвизгнул:

- Махмуд, поджигай!

Этой психической пытки Козлиное сердце уже не смогло выдержать. Выставив рога на уровень нижней Примусовой чакры, Козёл молниеносным прыжком с места сиганул на Главного Изверга.

Примус слишком поздно среагировал на стремительную атаку внезапно ожившей скульптуры жертвенного козла. Но и Козлу не хватило ровно одного мгновения, чтобы поднять Примуса за промежность на рога, откуда только одна дорога - в церковный хор Гундяевских мальчиков.

Не оплошала лишь охрана Примусова тела, вовремя выстрелив с обоих флангов в размазанную по воздуху тень самораскидными нейлоновыми сетями. Спеленатый Козёл рухнул под ноги Примусу.

Шаманша на столбе застонала.

- А ты за это время изрядно полысел, козёл... - озабоченно заметил Примус.

"Ты - тоже..." - хмуро подумал Козёл в ответ.

- Я за тобой, дружок. Полетели. Ты теперь будешь жить как у меня за пазухой. Ути-Пути...

Примус, окончательно удостоверившись, что взял именно то, что хотел, умильно вытянул губы трубочкой. Ну прямо как на картине маслом из серии "Добрейшей души человек". Насладившись триумфом, деловито скомандовал "альфа-самцам":

- Пакуйте козла. Уходим.

Перед тем, как исчезнуть в чреве "Барракуды", Примус обернулся, словно что-то очень важное вспомнил, и заорал привязанной к столбу старухе, глядевшей ему вслед потемневшими от бессилия глазами:

- А я ведь тоже магией владею. И магия моя несоизмеримо похлеще твоего бубнового шаманства... Не веришь?

Примус вытянул из кармана руку с оттопыренным на манер пистолетика указательным пальцем... Прищурился как бы прицеливаясь в голову шаманши... Нехорошо улыбнулся...

- Пуф-ф-ф! - И дунул на кончик пальца... Типа, вонь пороховую после шутейного выстрела разгонял...

Шаманша Изергиль дёрнулась на столбе и уронила подбородок на вислую старческую грудь. Во лбу у неё появилась аккуратная дырочка крупного калибра. Затылок разнесло вдребезги о жертвенный столб.

- То-то же... - гордо сказал себе Примус. - Зуб за зуб... Это тебе за нерассосавшегося дубля... - ...И полез внутрь вертолёта, отдав последние распоряжения спецназовцам. - Приберите тут человеческий мусор за собой. Тело сжечь. Ни к чему ей в мои сны потом с предъявами шляться.

Следом семеро бугаёв, матерясь, поволокли забившегося в истерике связанного Козла. Снайпер, застреливший шаманшу, спешно чехлил винтовку и, обдирая пузо о шершавую кору, слезал с дерева. Волновался - как бы его в деловой суете братья по оружию нечаянно в диком лесу диким зверям на съеденье не оставили.

Сытой саранчой застрекотал вертолёт. Под жертвенным столбом, в ногах мёртвой старухи разгорался ликвидационный костёр. Небо заволокло дымом. За сопкой, на болоте грянул скорбный лягушачий хор.

1.4

В чреве вертолёта отвратительно воняло оружейной смазкой, армейскими сапогами и церберским потом. Кричавшему от мучительной душевной боли Козлу ветеринар сделал успокоительный укол.

И Козёл отключился...

Комментировать Всего 10 комментариев

Александр, я прочёл.

Кое-что понравилось.

По врожденной брюзгливости, не могу не придраться:

- Береты у десантников - краповые;

- ПоленНица пишется именно так...

В нормальной реальности, согласен - краповые. А в этом мире абсурда - краплёные, как карты. Люблю игру слов, придающую пикантную двусмысленность. По той же причине осознанно пишу "милиционеры расписались в нарядном журнале" - т.е. получившие наряд на патрулирование... хаптека, а не аптека (с учетом хапательных торговых наценок), АминьЗдрав... ну и т.п."Люди пишут, и это меняет язык", (с) Стивен Эриксон, канадский писатель-фантаст.

А с "поленницей" - согласен, просто мой косяк, без всякой привязки по подтексту к лени.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Ира Зорькина

А, ну извините. Автору, конечно, виднее, каким языком пользоваться, я был неправ.

Все было так хорошо! Пускай бы они заготавливали рога и копыта... Ну, только не от нашего козла, конечно. Еще какие-нибудь. Пластмассовые, например.  Бабушку очень жалко, правда.

Нет, я люблю сказки со счастливым концом!

Надо закон издать. Чтобы талантливым авторам строго-настрого запрещалось убивать положительных героев.Отрицательных тоже, ну, разве что пусть умирают от несчастного случая по своей собственной вине.

А бездарные -- пускай себе пишут что хотят, кому они нужны.

Эту реплику поддерживают: Александр Кузяев

Сам страдаю от несправедливости суровой правды жизни в своём перпендикулярном мире.

Александр, но вы же творец! Это же ваш мир, вы его строите. Сделайте в нем так, чтоб было хорошо. Даже не надо наказывать плохих, просто ... ну, не знаю. Вы же талант, вы же автор. Придумайте что-нибудь! Сбросьте вот этот пессимизм. А как придумаете, как сами поверите, так оно и будет.  В реальности. Проверено.

Эту реплику поддерживают: Александр Кузяев

Согласен с вами на все сто. И с бабушкой Изей всё не так просто и безысходно... Но если я начну выкладывать на Снобе прочие, уже далеко не такие безобидные эпизоды из этой истории, то меня здесь прихлопнут как неформатную муху - ради собственного спокойствия ДР.

Эту реплику поддерживают: Ира Зорькина

не, не прихлопнут. Просто замок навесят, и никто со стороны этого текста не увидит. Как на мой пост "А был ли Путин?"

:-) Я тоже не имел ввиду, что мне кишки мухобойкой давить будут.

Эту реплику поддерживают: Ира Зорькина