Все записи
22:46  /  27.11.14

1721просмотр

Ритуал: ледоруб

+T -
Поделиться:

1.

Там, наверху, девятью слоями выше подземных помещений НИИ Ритуальных Заслуг собралось взойти Солнце. Некромантово время закончилось.

При завершении ритуала воскрешения предполагается, что некромант должен сжечь труп или сразу же захоронить, чтобы нежить впредь не беспокоила по ночам проводившего оживление. Бывалые некроманты средневековья вообще рекомендовали поедать плоть мертвецов, что обычно и входило в часть их ритуала. Но со взятой в подотчёт мумией, числящейся на балансе ООО "Ритуал", ни один из этих номеров не прошёл бы ни коим образом. Поэтому Гундяй планировал вырубить на рассвете нежить по-другому - ледорубом[i]. Но не успел…

Где-то совсем рядом с Кремлёвским Забором, в одном из многочисленных переулков, оккупированных халдеями Власти, утренним петухом заголосил с подмостков сцены Моисей Бойсерев - свой традиционно-финальный пошлягер "Голубая Луна", закрывающий ночную программу одного из самых респектабельных 100личных гей-клубов. И тут такое началось…

Слева на груди мумии проступила татуировка ордена Алого Знамения - с перевёрнутым пентаклем[ii].

Оказалось, что хитрый плешивец, прикидываясь смертельно перепуганным трупом, попросту издевался над потугами некроманта и копил Силу. Во лживом свете ведьминских свечей Гундяй и не заметил, что за последний час допроса труп изрядно посвежел - щёки подрумянились, лысина залоснилась, брюшко округлилось, застарелые трупные пятна трансформировались в татуированные наколки революционно-сатанинской тематики, ноги и грудь рыже закучерявились проросшей волоснёй.

Колдовское время - полночь - было уже использовано некромантом для инициации ритуала воскрешения. Поэтому мумия, ломая комедию игрой в несознанку, терпеливо выжидала следующего кульминационного момента суток - рассвета. Тем более, что к петушиному часу Гундяй основательно успел вымотаться и растратить большинство своих магических козырей. И что обидно - абсолютно безрезультатно.

Пока Гундяй, следую заветам симпатической магии, терзал крестовой отвёрткой уши и ноздри вуду-бюсту и задавал свои глупые вопросы, мумия вошла в некропатический контакт с обитателями Некрополя - Города Мёртвых на Красной Площади. И, тряхнув революционной стариной, толкнула в эфир безмолвную, но зажигательную речь:

- Снова зъёбные сийы йоют наши могийы! Нет покоя пьяху гейоев и во тьме Забвения… Сатъяпы! Дадим отпой некъйососам-экспъюататойам!

 На призыв вождя поделиться Силой первыми откликнулись тени штурмовиков Кремлёвского Забора из могильника массового захоронения 1917 года - как самые классово сознательные элементы. Следом очнулся от многовековой спячки коллективный бунтарский дух двух тысяч отрубленных голов стрельцов-краснокафтанников… Из гнилых останков трубчатых костей и черепушек на запах намечающейся бузы повыползали мелкие бесы безродной криминально-маргинальной массы, которых когда-то хоронили во рву под Кремлёвским Забором.

Некросфера перед мавзолеем сгустилась до осязаемой жути. Внутри Лужайкиного Кольца по квартирам, чердакам, подвалам и охраняемым автостоянкам панически взвыли разом проснувшиеся собаки, вздыбившись шерстью страшно зашипели кошки - особенно египетские, клеточные попугаи начали сыпать проклятьями и ругательствами на мёртвых забытых языках, голуби спросонья обгадились едким концентратом ночных кошмаров, в мутных необратимо отравленных глубинах Москвы-реки материализовались хладнокровные пираньи. А на Красной Площади из чёрной дыры Лобного Места выплеснулась кровавая лужа.

2.

Последующее Гундяй помнил смутно. Его приподняло и припечатало к кресту в нише распятым поверх Спасителя, больно вдавив затылком в деревянные шипы тернового венца.

Воспарившая над столешницей мумия снова заорала, но уже требовательно:

- Отдай моё сейдце, вейни мне мозг! Или я тут всё йазнесу в пый и пьях!

И на бреющем полёте принялась крушить полки, магическую аппаратуру, бесценные артефакты и прочий уникально-дефицитный реквизит.

Ритуальную залу заволокло вонючим дымом. В воздухе повис тонкодисперсный прах из разбитых банок.

Натужно кашляя, обездвиженный некромант с ужасом наблюдал, как бесчинствует летающая мумия, выписывая умопомрачительные виражи. Но ничего не мог поделать - пришпилило его к кресту крепко. Было нестерпимо больно. Шипы венца впивался в затылок всё глубже и глубже. За шиворот потекла кровь. Гундяю стало страшно. Ритуал вырвался из-под контроля. Такие эксцессы ничем хорошим обычно не заканчивались. А если мумия найдёт банку со своим проспиртованным сердцем и оживёт окончательно?

3.

Гундяй не помнил, сколько часов он провисел на кресте. Временами некромант впадал в забытие. Из обморока его выдёргивала подлетавшая к самому носу мумия, которая продолжала настойчиво орать в прямо в морду лица - словно в рекламе жевательной резинки, стопроцентно освежающей дыхание:

- Отдай моё сейдце! Вейни мне мозг!

Было очень неприятно, можно даже сказать, противно... Стопроцентной свежестью и не пахло. А пахло изо рта орущей мумии тошноворно и брызгало капельками чего-то нежитьского. Несчастный некромант даже отвернуть лицо в сторону не мог.

Пытка продолжалась до позднего вечера. Банку со своим сердцем, спокойно стоявшую в углу под кепкой вождя, мумия так и не смогла найти. И продолжала терзать бедного некроманта требовательными воплями.

В какой-то момент Гундяй почуял, что от заоравшей мумии шибануло в нос густейшим перегаром. Такой мерзкий выхлоп случается у бомжей и прочих маргинальных холопов после приёма внутрь эрзац-алкоголя - какого-нибудь очистителя для стёкол и прочей тормозной жидкости для снятия похмелья в условиях катастрофического безденежья.

И летает она теперь как-то криво - гнутыми восьмёрками...

Гундяй исподлобья стал следить за фигурами высшего пилотажа, выписываемыми мумией в поисках банки своего сердца. Да, лихими пируэтами это уже не назовёшь... Когда мумия успела нажраться? Чем?!

Пока пьяная мумия выписывала серию очередных кренделей, до Гундяя дошло: для мумификации трупа и для санитарно-гигиенических процедур по уходу за телом спирт используется в неимоверных количествах. Внутри мумии после оживления и под воздействием магической подпитки внешней Силой включились механизмы метаболизма - как в живом теле. Мертвец был мертвецки пьян - каждой проспиртованной за десятилетия насквозь клеточкой своего выпотрошенного тела... Даже несмотря на полное отсутствие мозга под черепной коробкой.

Гундяй понял - у него появился шанс на победу. Соскочить бы как-нибудь с креста... И тогда можно попытаться добраться до ледоруба. Вон он, в центре пентаграммы на полу валяется, зарядился уже, наверное, под завязку... Именно этим ледорубом был когда-то смертельно ранен в голову соратник и конкурент распоясавшейся мумии запасной вождь революции Лёва Бронштейн-Троцкий.

Попытался дернуться - бесполезно. Некромант взмолился:

- Господи! Спаситель, оттолкни меня от себя. Отстрани! Отринь раба своего беспонтового. Яви чудо, окажи хоть разок чисто конкретную милость. На хрена я тебе грешный такой? Я ж к твоему бизнесу присосался корысти ради. И делишки мои тёмные, и мыслишки мои нечестивые, и деньжонки мои грязные аки носки гастарбайтера, и от бороды моей кровушкой засохшей за версту воняет. Отвергни! Отторгни мя!

Молящийся некромант спиной вдруг почувствовал, как за ним сзади натужно заскрипело дерево.

И чудо отторжения некроманта Спасителем свершилось. Гундяй ощутил резкий удар деревянной коленкой под зад и слетел с креста.

Его тотчас же атаковала мумия. Таранила с разгону лысиной в многострадальный зад и валила с ног, лишь только некромант пытался подняться. Если бы вождь не был пьян и не ошибался на виражах, давая некроманту хоть какую-то передышку - заклевал бы лысиной до смерти позорной.

Стиснув зубы, извиваясь и сшибая огарки давно потухших чёрных свечей, Гундяй упрямо полз к ледорубу. Из последних, казалось бы, сил дотянулся до инструмента, стремительно вскочил и развернулся навстречу атакующей мумии.

- Отдай, твай, сейдце, вейни мне м-мо-о...

Зверски оскалившись, некромант со всего размаху ударил ледорубом визжащую на бреющем подлёте мумию, вонзив острие в татуировку Ордена на груди вождя - аккурат в центр перевёрнутого пентакля.

Мумия коротко вякнула и замерла на полуслове. Повисев несколько секунд в воздухе, трагично рухнула на пол.

Стало тихо - именно такой мёртвой тишине и положено стоять в подземелье гробницы...

Некромант шумно дышал, ноги его тряслись. Адски ныл после Христова пинка копчик.

Татуировка Ордена медленно оплывала в невнятное пятно трупного цвета.

- Говно твоя шайтанинская магия, вождь. Моя, без базара, покруче будет.

Отдышавшийся некромант задвинул распахнутую челюсть угомонившегося вождя на место и пошёл мыть заскорузлую от жертвенной крови бороду в служебную душевую кабинку.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[i] Как недавно сообщила британская газета "The Guardian": ледоруб Троцкого обнаружен. Офицер мексиканской полиции Альфредо Салас в свое время решил сохранить ледоруб для истории и украл его. Все эти годы орудие убийства хранилось в семейном архиве и перешло к дочери полицейского по наследству. На ледорубе до сих пор сохранилась кровь идеолога перманентной революции. Как ледоруб-амулет потом оказался в подземелье Мавзолея - догадаться не сложно. Его снова украли.

[ii] Практика награждать посмертно государственными знаками почёта, которые буквально искрятся сатанистской символикой, была введена марксиянами в первые же годы после захвата Власти. Оккультные науки считают эту практику нехорошей бесовщиной.