Мне только что позвонили и… я поверить не могу. Надо подумать, как преподнести это детям. Фууух… Расскажу с самого начала.

Одна из приятнейших форм досуга, которую я только могу себе представить – это верховая езда. Периодически я пытаюсь разделить эту радость с самыми дорогими. Муж вечно придумывает себе какие-то дела или прикидывается больным, но сдается, просто комплексует из-за лишнего веса. А вот дети верещат от восторга, когда мы собираемся с ними в конный клуб, или, как выражается дочка, «на лошадиную ферму». 

 С лошадьми у нас давно налажен прочный эмоциональный контакт, дети знают, как вести себя с животными, так что за них (за малышню, в смысле) я не боюсь. Более того, всячески содействую их зарождающейся любви к лучшим представителям копытных. Мне кажется, эта своеобразная иппотерапия – прекрасный способ привить им необходимые душевные качества: заботливость, сострадание, доброту и в какой-то степени бесстрашие.

Я вижу, как меняются мои дети рядом с лошадьми. Старший, хотя он не особенно дружит с физкультурой, всегда преображается, когда оказывается в седле. В нем появляется какая-то… уверенность, что ли. Сразу видно, что человек на коне в прямом и переносном смысле этого слова. А младшая, которая боится высоты и впадает в истерику при виде колеса обозрения, со смехом забирается на спину лошади, даже не вспоминая о своем страхе.

Нет, это пост не о том, что я купила коня, потому что хочу завести детям домашнюю зверушку. Тут другое…

В клубе у нас с детьми был любимчик по имени Сильвер (да, совершенно верно, тезка лошадки из «Воды Слонам»). Идеальный конь для ребенка, добрый, покладистый. Лично я для езды выбирала себе кого-нибудь «покруче», но дети катались только на нем.

Мы его обожали, он отвечал нам тем же. Когда мы приезжали в клуб, и его выпускали, он подходил к нам немного вальяжным шагом, приветственно тыкался мордой мне в плечо и изображал полную готовность принять нас в качестве седоков. Покатав детей, он начинал деловито принюхиваться к нашей одежде. Мы торжественно доставали морковь, сухари и прочие лошадиные лакомства. Увидев, что дело идет к угощению, он всегда смешно поводил головой, сопел и несколько раз коротко… как бы сказать… хрюкал. Мне всегда казалось, что это похоже на торжествующее хихиканье. Опустошив карманы и пакетики в улыбающийся лошадиный рот и вволю наобнимавшись с нашим другом, мы уходили.

Месяц назад я взяла отпуск, и в рамках спланированной культурной программы мы решили навестить нашего Сильвера. Давненько мы этого не делали… Приехали в клуб – его нигде нет. Спросили хозяина, и он нам рассказал, что случилось несчастье. Не так давно клуб пополнился еще тремя лошадьми, и с одной вышла оказия: попав в непривычное место, она взбесилась и устроила в загоне армагеддон. Покусала нескольких сородичей, среди которых наш Сильвер, и сломала голень конюху, который пытался ее усмирить (Дурак! Зачем полез?).

Раны лошадям обработали, конюха свезли в больничку, все сделали как нужно. Но у Сильвера было много повреждений,  заживали они плохо (возраст-то у нас уже «не тот»), а потом и вовсе загноились. Последней каплей стало то, что в них завелись «какие-то личинки». И его решили отправить на бойню, что и сделали буквально за несколько часов до нашего приезда. «Старый, больной, не племенной даже! Зачем он мне такой нужен, все равно бы умер…» - завершил хозяин.

Дети рыдали навзрыд. «Мама, спаси нашего Сильвера»! Ух, до сих пор мурашки по коже, как вспомню. Я выспросила у этого козла адрес, по которому нам предстояло отправиться, от души высказалась, съездила ему с ноги по роже, и вот мы уже бежим к машине, чтобы начать нашу спасательную операцию.

Отмотаем немного назад: физическая расправа и мат – все это было, увы, мысленно.

По пути, обмирая от страха и некстати вспоминая о печальной судьбе киношного Сильвера, я начала судорожно обзванивать всех, кого только знаю, чтобы найти ветеринара, пристанище лошади, коневоз и все, что полагается в таких случаях. На бойню тоже звонила, но в трубке слышались только зловещие длинные гудки. Неизвестность заставляла предполагать худшее, потому что, честно говоря, я не знаю, каков порядок на таких… хм, предприятиях.

О, это были ужасные часы. Вначале мы попали в пробку. Ну конечно, пятница, дневной час пик, чего еще можно ждать. Дети продолжали в голос рыдать, а я ничего не могла сделать, кроме как нервно сигналить впереди стоящим машинам, тоже запертым в этой автомобильной душегубке. Хотелось, как небезызвестный киногерой Майкла Дугласа, просто выйти, бросить машину и пойти в нужном нам направлении, убивая всех, кто попробует нас задержать.

Бросить ее, кстати, все же пришлось, потому что на полдороге хваленая иномарка вдруг неожиданно заглохла. На свой страх и риск мы оставили ее в самом неблагополучном районе города и пересели на такси.  В такси мы проехали еще через одну пробку. Дети продолжали плакать. Телефонные собеседники просто бесили: никто не мог взять в толк, зачем мне этот конь, и требовали подробных объяснений. Казалось, еще немного, и я взорвусь.

Наконец через 2,5 часа мы оказались на месте. Не хотелось бы брать в этот лошадиный Освенцим детей, но выхода не было. Муж работал и помочь не мог.

Когда мы приехали, оказалось, что Сильвер еще не успел пройти свою «зеленую милю» и получить смертоносные 300 Вольт… Или чем они там на бойне пользуются… Но состояние его  было просто ужасным. Пощажу ваше пищеварение и не стану рассказывать подробности о личинках в ранах, но они там действительно были.

Мы выкупили Сильвера, сцепились с местным ветеринаром, который советовал не мучить коня,   погрузили его (не ветеринара) на прибывший коневоз. И все, Сильвера увезли на новую «лошадиную ферму». Владелец потом отзвонился, сказал, что только воспоминания о моей неземной красоте и нашем лихом спортивном прошлом заставят его принять эту «кобылу» и продержать у себя до тех пор, пока кто-нибудь из них двоих не умрет. Позже мне позвонил осмотревший Сильвера знакомый ветеринар, сказал, дела плохи и он будет держать меня в курсе. Воистину, связи решают все!

Лечение помогло. Через неделю, несмотря на все страшные прогнозы, нашему другу стало лучше. Дети все время изводили меня вопросами, как он себя чувствует, а дочка, услышав от кого-то «рецепт спасения», предложила мне сходить с ней в церковь и поставить свечку за здоровье нашего коня. Хммм… Вместо этого я предпочла подкинуть кое-кому деньжат за лечение и уход.

Один раз я втихаря от детей ездила навестить Сильвера. Он еще был сильно исхудавший, слабый, не пожелал доедать привезенное мною угощение, но уже улыбался. Приблизительно вот так : ).

Жаль, не было времени на настоящую фотосессию, а впрочем, он еще был не в той форме для красивых фото.

 

И вот сегодня мне позвонили и сказали, что больной наш в лечении больше не нуждается, мы можем к нему прийти и даже покататься, только «чур по одному и если ты, Юлька, сбросишь хотя бы пяток килограммов». Так что вот… Я ликую!!! Надо как-нибудь по-особому преподнести это детям. Может, есть предложения?