Все записи
16:19  /  13.04.20

3487просмотров

«Лучше будет». Как российский бизнес запустил тренд просить и драматизировать. Часть 3. Мольбы

Мировая пандемия ежедневно наносит удар по бизнесу. Меры господдержки не всегда отвечают чаяниям предпринимателей, многие производства буквально встали на месте, доходы населения падают. Но коронавирус обязательно будет побежден, а бизнес вновь начнет расти. Этот текст опубликован в рамках проекта «Лучше будет», где мы собираем мнения представителей разных индустрий о том, как они справляются с новыми вызовами пандемии, какие предлагают решения для своего бизнеса, своих клиентов и партнеров

+T -
Поделиться:
Иллюстрация: Aum/Rawpixel
Иллюстрация: Aum/Rawpixel

Предприниматели, которые сейчас на всех углах кричат, что все пропало (особенно это видно в ленте на Facebook), на самом деле только что узнали, что никакие они не предприниматели. Некоторое время назад девушка-регистратор в окошечке дала погоны «предпринимателя» и назначила их ИП-шниками или директорами ООО. И вот сегодня им, не знающим, что делать, и опустившим руки в надежде на Путина, явлено, что все это время они только изображали из себя бизнес. Носили костюм предпринимателя, но им не являлись. Главное, чтобы они сами это поняли. Потому что предприниматели без кавычек знают, что делать. Зарабатывать деньги. 

За пять лет существования школы предпринимательства Like Центр наши мероприятия посетило платно и бесплатно больше 1,4 млн человек. Все это — микробизнес (выручка до 120 млн рублей в год) и малый бизнес (до 800 млн рублей в год). Со многими мы поддерживаем связь через социальные сети, и я вижу, какие вопросы интересуют бизнес. Для того, чтобы отвечать на них, мы запустили бесплатную горячую линию для предпринимателей. Любой может написать вопрос и получить совет, консультацию. Даже если этот человек не проходил у нас обучение.

В целом, когда паника спадет и произойдет принятие новой реальности, думаю, мы не увидим глобальных потрясений. Почему? Потому что почти весь микробизнес, а он, по разным данным, составляет до 95,5% от всех предприятий в российском секторе МСП, так или иначе находится в серой зоне. Кто-то больше, кто-то меньше. 

Они предоставлены сами себе. Меры, которые вводятся для поддержки малого бизнеса, им не помогут. Почему? Они направлены только на те компании, которые работают «в белую». И заявление Путина о снижении страховых взносов только лишь по тем сотрудникам, чья официальная зарплата больше МРОТ, тому пример. 

Я живу в Москве и иногда обедаю в ресторанах на первой линии. Там я часто вижу надпись «сегодня принимаем только наличные». Вы тоже это видели: когда кто-то собирает кэш в центре Москвы, печатая подобие чеков у всех на виду. И никто особо за это не наказывает. Из крупных дел на эту тему было только дело против основателя «Корчмы» (ресторана украинской кухни) Юрия Белойвана. Возможно, оно было заведено больше по политическим мотивам. Тогда что же говорить о микробизнесе по всей России, где позиция «голь на выдумки хитра» позволяет переводить офисных сотрудников на ИП? Помимо этого они ухитряются минимизировать налоговые выплаты и страховые взносы еще более нетривиальными способами. Я не открываю Америку. Об этом все прекрасно знают.  

К чему я веду?

Кризис — это ситуация, когда мы не можем вести дела так, как мы вели их до этого. Вот и все. Изменение правил игры. И быстро меняться может как раз микробизнес. 

«Как выжить?» — не самый насущный вопрос для этого бизнеса. У российского предпринимателя в сознании: «нестабильность — это стабильность». Их бизнес — относительно небольшая лодка, которую можно развернуть, условно, за неделю. Им не впервой дрейфовать на ней, потому что зачастую предприниматель слабо представляет, что будет с его компанией уже на следующей неделе.

Для него не столь важен вопрос увольнения/сокращения сотрудников, потому что у многих они работают неофициально. Изменится ситуация, и он откажется от сотрудников, и уже сам встанет за свой условный прилавок. Он с этого бизнес начинал, ему не впервой. 

У большинства бизнесменов есть внутреннее ощущение «хорошо бы начать заново, когда уже имеется опыт». Сделал бы все правильно, на хорошем фундаменте. Для них «пустить кровь» сейчас станет даже полезным. Они снова начнут развитие, тратя свои ресурсы только на необходимое. Падающего подтолкни.  

Поэтому я бы больше переживал за крупные неповоротливые компании. Думаю, мы станем свидетелями исчезновения некоторых из них после того, как изменится структура потребления и поведения потребителей. А микробизнес подстроится быстро.

Предприниматель постонет, поплачет и начнет заново, на то он и предприниматель. Или не начнет, если он театральный актер. Главное — вынести уроки из ошибок. Например, Like Центр кризис встретил со 115 млн рублей на депозитах в резервном фонде, а все потому, что он не первый для нас. В первый раз, когда было падение курса рубля, у меня было долгов на 36 млн рублей. И вот благодаря опыту, полученному тогда, сейчас у меня есть неплохая финансовая подушка и сильный финансовый партнер-инвестор на случай, если завтра на улице начнут расстреливать людей и подушки тоже будет недостаточно.

Иллюстрация: Aum/Rawpixel
Иллюстрация: Aum/Rawpixel

Как бизнес начал умолять

После героизации Анастасии Татуловой с ее «я сейчас без слез постараюсь вас умолять» мы стали свидетелями модного тренда просить и драматизировать ситуацию, словно это конец света. Мы забываем о самом главном: в момент перестройки гражданам новой страны продавали следующие идеи:

1. Частное эффективнее государственного.2. Прибыль предпринимателя — это плата за его риск. 3. В конкуренции выживает сильнейший.

Вся прибыль, которую бизнес получал до этого, была платой за сегодняшний риск. А просящая, жалующаяся позиция разрушает всю легитимность предпринимателя. В сознании подчиненного, в ответ на нытье его начальника, в такие моменты возникает мысль: Если он такой же, как я, и тоже хочет социальных гарантий, то с чего вдруг он вообще мой начальник? В бизнесе, особенно в регионах, предприниматель обладает некой сакральностью и сверхспособностями. Сегодняшняя ситуация обнажает, что это не так. Это разрушает легитимность бизнесмена. Открыто ноющие предприниматели сами же закапывают себя. 

Во все времена элитой были те, кто дает гарантии, при этом не имея для себя никаких гарантий. Если обратиться к здравому смыслу, то сейчас больше всего кричат те, у кого и до этого дела шли так себе. Это верная стратегия, чтобы больше людей узнало о твоих проблемах. Ты списываешь свои ошибки на коронавирус.

В 2014–2015 годах в инвестиционном сообществе была популярной шутка: падение рубля — это прекрасно, теперь все неуспешные проекты можно списать на кризис. 

Тем, у кого все шло в гору, некогда кричать. Они спасают свой бизнес как могут. А, как правило, если чему-то себя посвятить, то все получается. Рано или поздно. Поэтому они делают то же, что и всегда — работают. 

Что мы видим у людей молодого поколения? Очень простой тренд. Я сейчас скажу от лица предпринимателей, родившихся в 90-е годы: мы работаем. Мы не застали перестройку 90-х, когда можно было быстро разбогатеть. Так что эту перестройку мы — молодые, голодные и активные — ждали как манну небесную. Знаем, что делать, и выжмем из этого максимум. 

С малым бизнесом все будет хорошо. Уже сейчас многие предприниматели, пользуясь ситуацией, снизили аренду (кто-то до нуля) не только в бизнесе, но и даже аренду собственного жилья. Я не преувеличиваю. У многих из них есть деньги, но «раз уж такая пляска, давайте еще за аренду квартиры буду меньше платить». И им пошли навстречу. 

Что стоит сделать 

Для многих текущая ситуация превращается в олимпиаду «Кто больше выпросит у государства». В целом, я думаю, меры по поддержке будут постепенно расширяться. Все сейчас зависит от бизнеса и того, как все будет восстанавливаться. Государство заняло выжидающую позицию и действует по мере развития ситуации. 

Регулярно коммуницирую с предпринимателями из микробизнеса. Мы предлагаем им сделать более мягким переход на НДС. Когда предприниматель переходит границы по выручке и слетает с 6% на УСН на 20%. Это, как правило, происходит болезненно. Возможно, это одна из причин, что 95,5% предприятий в российском секторе МСП — микробизнес. Я сам часто слышу, как говорят: «Мне лучше остаться мелким, больше заработаю». Порог НДС слишком резкий — страшно и больно расти в первое время. Но порог стоит снизить и без кризиса.  

Из хорошего для микробизнеса — введение налога на депозиты физических лиц. Эта инициатива может увеличить количество частных инвестиций в микробизнес. По нашим данным, более 80% предпринимателей, которые привлекают финансирование не в банках, делают это у частных инвесторов. Как раз у тех, у кого «завалялось» на депозитах несколько миллионов рублей. Владельцы этого капитала, возможно, впервые задумаются, а стоит ли хранить все деньги в банках. 

В любом случае, имеет смысл пользоваться теми мерами поддержки, которые предоставляются. Но важно иметь в виду, еще раз, что прибыль — плата за риск. Хеджируйте риски, ищите финансовых партнеров и инвесторов, готовых поддерживать вас в турбулентное время. Так же как и на войне, любой мир — это подготовка к войне. Так же и в бизнесе: в обычное время необходимо готовиться к кризису.  Следует принимать решения исходя из убеждения: самый худший сценарий неизбежно наступит завтра.

Задача государства — защита социально незащищенных слоев населения. Я сейчас выскажу непопулярную в бизнес-среде мысль: я не хочу себя относить к незащищенным слоям населения.

Иллюстрация: Aum/Rawpixel
Иллюстрация: Aum/Rawpixel

Как перестраивается малый бизнес

Четыре наиболее популярных запроса на нашу бесплатную горячую линию:

  1. Что нам делать, если наш бизнес построен в офлайне?
  2. Мне не хватает клиентов, что мне делать?
  3. Что делать, если не хватает оборотных средств?
  4. Какой бизнес сейчас запустить?

В целом большая часть МСБ столкнулась с тремя видами ограничений:

  1. Ограничение: деятельность попала под запрет. Фитнес-клубы запретили одними из первых, и сильные от рынка моментально отреагировали введением онлайн-тренировок. 
  2. Ограничение: личный контакт с клиентом попал под запрет. Пример: маникюрный салон. Сделать ногти теперь нельзя, но необходимость осталась. Вариантами реакции бизнеса стали обучающие курсы и доставка инструментов/товаров для ухода.
  3. Ограничение: помещение попало под запрет. Пример: зоомагазины и прочие магазины (в том числе и общепит). Если их задача просто привезти, то уходят в онлайн и торгуют через доставку.

Пока ребята не особо развернулись, но динамика есть. Пройдет время, и люди наконец поймут, что можно не ходить за 5-литровой бутылкой воды в магазин самому. Заниматься фитнесом можно дома с тренером, которого ты видишь, хотя он за 1 тысячу км от тебя.

Что сделали мы

В конце марта внесли корректировку в бизнес-модель Like Центра: всех сотрудников перевели на удаленную работу, сократили зарплаты на 20% сотрудникам и на 30% топ-менеджерам. Все запланированные мероприятия перенесли в онлайн-формат. Мы очень много занимаемся ивентом, проводя в месяц больше 30 мероприятий в офлайне и онлайне до 16 тысяч человек. У нас были запланированы мероприятия с залами до 3000 человек. Одними из первых под удар попали мы. Но все экстренно перевели в онлайн. Несмотря на вводимые ограничения, в марте зафиксировали продаж на 103 млн рублей по СНГ, с чистой прибылью 34,5 млн рублей (финально сводим цифры до 10 числа каждого месяца, это предварительные данные). Создали штабы поддержки предпринимателей и полностью пересобрали контент под антикризисные решения. По некоторым продуктам за 5 дней апреля почти выполнили месячный план. В качестве фокусировки поставили задачу на сбор базы. По нашей аналитике у нас клиент покупает впервые продукты на сумму больше 30 тысяч рублей, в среднем через полгода после первого касания с компанией. Сейчас ускоряем цикл сделки.

Негативно ситуация сказалась и на сети коворкингов NAMES, которую я основал в прошлом году. Слетело несколько броней, загрузка объекта в Екатеринбурге упала до 52%. Но удалось заключить две сделки и выровняли загрузку до 60%. Пока расторжений не было. Клиенты настроены после карантина вернуться в офисы. Тем не менее мы вдвое сократили затраты в управляющей компании, не уволив ни одного сотрудника. Чтобы поддержать выручку, запустили продажу «карты сообщества», которая позволяет предпринимателям получить онлайн-поддержку — доступ к курсам Like Центра, менторскую поддержку, возможность обучаться у партнеров (курсы Google, «Яндекса», «Деловой Среды» от Сбербанка и т. д.). Она не привязана к месту и сейчас, в условиях изоляции, становится актуальной. Также сократили зарплаты до 40%, но в конце года при достижении консервативных планов, 50% из сокращенного размера зарплаты выдадим в качестве премии, и еще на 50% дадим возможность с дисконтом получить долю в компании, в качестве опционной программы. Так что получилось еще и выстроить мотивацию на достижение поставленных планов. Все спокойно приняли меры. Не уволился никто. Проект в любом случае пришлось поддержать из личных средств. Были направлены 4 млн рублей из личных средств на выплаты займов, которые мы брали на стройку объекта. Но это, скорее, связано не с кризисом, а с ремонтом, который мы очень растянули по времени.