Все началось с того, что в аэропорту Пулково, возвращаясь с «eS.EXpo 2014», мы попали с щекотливую ситуацию, действующими лицами которой были сотрудники контроля, сумка с искусственными пенисами и рентгеновский сканер багажа. Мне кажется, нет ничего глупее, чем суфлерским шепотом среди паломников и детей пытаться объяснить сотруднице аэропорта, зачем нам столько вибраторов. «Выставка, понимаете?» - старались мы интеллигентно расставить все точки над i. В ее глазах был такой благоговейный ужас и удивление, что стало даже как-то не по себе. И сумка с фаллоимитаторами тут была абсолютно ни при чем.

И тут я отчетливо поняла, что хоть секс и достиг в современном мире такого небывалого прогресса в технической сфере (подумать только, люди придумали вибратор, синхронизирующийся с айфоном), но в человеческом сознании остался где-то на уровне средневекового представления о форме Земли.

То есть, люди любят секс, это очевидно, но они не любят о нем говорить. Даже не то чтобы не любят, они боятся. А от тех, кто все же решается громко и вслух произнести это слово, шарахаются как от прокаженных. Человек может сутками смотреть плохую порнографию на азиатки.com и по выходным посещать свингер-клубы, но не приведи господь сказать при нем слово «вибратор» или поведать, что обучаешь техникам секса, и он обязательно посмотрит на тебя так, словно ты станцевала на похоронах.

И это тем более не понятно и не логично, потому что на каждом углу нам кричат sex sells. Причем кричат все, от набивших оскомину маркетологов очередного газировочного концерна до кухонных экспертов разного рода вшивости. «Секс продает» — с этим никто и не спорит, конечно. Именно поэтому сексапильных красоток можно увидеть даже в рекламе арматуры или ковровых покрытий. Твою арматуру не купят, если она недостаточно возбуждающая.

Секс продает, но продает покрышки и крем от грибка стопы, и все с этим согласны. В этом же нет ничего такого. Вы можете развешивать по городу рекламу своих носков подмосковного текстильного завода, надетых на ноги девиц с порно-сайтов, и банк заведет вам счет, а партнеры одобрительно похлопают по плечу: «Эвона ты какой молодец, классная идея!». Но, почему-то, если речь заходит о бизнесе в сфере секс-индустрии, абсолютно законном и не зазорном, в общем-то, то все элементы рынка проявляют просто шокирующий уровень ханжества и мракобесия.

И ведь доходит до абсурда. Получить кредит под такой бизнес, будь то открытие секс-шопа или презервативной, просто невозможно. Не практически невозможно, а вообще. Более того, если вы счастливый обладатель небольшого магазинчика для взрослых, и вам, по сути, ничего от кредитного учреждения не нужно, кроме открытия счета, — то и тут можете смело закатать губу. Ни один известный банк не откроет вам депозит просто потому, что служба безопасности отсечет вас еще, как говорится, «на подлете». И вполне возможно, из отделения вас начнут прогонять с кадилами и обрядом экзорцизма. «Вы что нам такое предлагаете, руководитель отделения нас по миру пустит!», хотя, скорее всего, жена руководителя отделения могла еще на прошлых выходных спустить кучу денег в этом же магазине на покупку массажера простаты и четырех вибраторов. Но нельзя, понимаете, люди не поймут. Хотя, определенно, бывают исключения. На моей памяти один из руководителей банка N, чья жена была нашей клиенткой, даже просил сделать тренинг для сотрудниц в качестве презента на 8 марта. Но мы, все же, вынуждены были отговорить его от этой затеи, потому что совместное «ублажение» резиновых фаллоимитаторов вряд ли пошло бы на пользу такому хрупкому корпоративному явлению, как субординация.

Вообще, владельцев такого рода предприятий ждет на этой «дороге из желтого кирпича» масса неприятных сюрпризов. Мало того, что такой бизнес, по сути, больше для души, чем для заработка: маленькие обороты, нестабильный спрос, ограничения по рекламе, так он еще и регулярно подвергается актам вандализма, от которых владельцы несут убытки. В 90-х даже рэкетиры быстро теряли интерес к интим-магазинам, понимая, что взять с них нечего. Да и сейчас грабят секс-шопы в основном извращенцы, фрики или по приколу. Кто-то рассказывал мне, что как-то раз в такой магазин даже подкинули взрывное устройство, чтобы проверить его действие. Все потому, что никто не относится к этому серьезно. Хотя это такой же рынок, как и любой другой. Вы же не смеетесь, если кто-то торгует тампонами или носками. Тогда почему смеетесь, если кто-то торгует вибраторами? 

Нам повезло чуточку больше, в разделе ОКВЭД у нас стоит жизнеутверждающее «обучение», что в принципе, гарантирует некую лояльность и финансовых учреждений, и потенциальных партнеров. Но казусы, конечно, случаются. Особенно с сотрудниками, хотя и они, в основном, делятся на два лагеря: кто-то фанатеет от того, что работает в такой необычной сфере, а кому-то приходится долго и упорно объяснять отцу или мужу, что они идут в центр для женщин, а не в притон. Бывает и серьезнее. Например, наш Тренинг-центр в Нижнем Новгороде недавно вынужден был переехать в маленькое помещение почти на окраине из хорошего бизнес-центра на главной улице города только лишь потому, что арендодатели испытывали некий дискомфорт от таких «неудобных» соседей. А на ремонт, между прочим, уже была потрачена очень немалая сумма, потому что мы, как всегда, хотели, чтобы девушки чувствовали себя в современной комфортной школе, а не в советской столовой. К сожалению, отечественное «секса нет» слишком укоренилось в нашем сознании, чтобы так вот просто его выкорчевать.

Нельзя сказать, что наш путь легкий. В конце концов, мы первые, кто сделал секс-тренинги массовым продуктом, а первопроходцам обычно все шишки и падают на многострадальную голову. У нас даже не было ориентиров по другую сторону океана — на Западе аналогов такого рода практике просто не существует, иностранные секс-тренеры занимаются в основном с парами или ведут частные консультации. Смотрели серию «Секса в большом городе», где героини пришли как раз к такой гуру, которая показывала мануальные техники на муже кучке вип-клиенток на диване в гостиной? Самое смешное, что создатели сериала не сильно утрировали.

Я помню, как на заре своей деятельности мы вынуждены были долго и упорно объяснять всем: партнерам, клиентам, журналистам и блогерам, как это работает. И даже до сих пор, слыша, как очередной горе-эксперт орет: «Проститутки!», мне смешно. Не потому что «собаки лают – караван идет», а потому что я вижу, как это востребовано, и меня это завораживает, честное слово. Сопротивление рождает развитие, а значит, у этого бизнеса еще очень долгая дорога к мировому признанию, но от этого не менее успешная. Я надеюсь.