Наблюдая за возвращением России во времена Советского Союза, невольно задумаешься, а где жила эта советская культура, где она хранилась последние 20 лет, что сейчас, как ни в чем не бывало, чуть отряхнувшись от пыли, выползает из чулана. Есть мир людей, а есть мир идей. С миром людей все более или менее понятно, мы хорошо знаем, как люди рождаются, живут, развиваются и умирают. А как с миром идей? Как идеи рождаются, живут и умирают? Это до сих пор окутано тайной. Корпоративная культура, национальная идея, стереотипы общества и убеждения, да та же вера в Бога – все это сущности мира идей.

В японской мифологии говорится, что Боги умирают, когда в них перестают верить. Получается, что идеи живут между людьми, какое-то коллективное бессознательное, а умирают, когда люди перестают в эти идеи верить. По мнению Герта Хофстеда, организационная культура состоит из героев, ритуалов, ценностей и убеждений, которые разделяют большинство в организации. Хофстед предложил модель переменных, по которым он с успехом замерил культуры в различных организациях и странах, но так и не смог дать четкого ответа на вопрос – в чем хранится культура, как она передается. В документах, в регламентах, в книгах, в традициях? Или может быть в конкретных людях?

Я наблюдал в своей практике случай, когда менеджмент представительства западной компании, фальсифицировав документы, уволил часть сотрудников. После серии скандалов и судов, скандал дошел до штаб-квартиры, и в результате чего весь топ менеджмент представительства был уволен и заменен на новых, вновь нанятых. Самое интересное, что спустя год или два в этой же самой компании, но уже при другом менеджменте, опять произошел аналогичный случай. Сотрудника уволили, сфальсифицировав документы. Хранители старой культуры, которые допустили первый промах, в компании уже давно не работали. Компания получила свой наглядный опыт, и следующая команда менеджеров наступает на такие же грабли? Как передалась эта традиция решать кадровые вопросы? С какими документами, презентациями, корпоративными регламентами или постерами? Я думаю, что в данном случае организационная культура не причем. Проблема была выше – в культуре общества. Новая команда менеджеров была тоже российской, которая и принесла в компанию российские традиции решения кадровых вопросов.

Наткнувшись в очередной раз на статью бывшего генерала службы внешней разведки, а ныне директора аналитического института, я вдруг понял, что старые идеи продолжают тихо тлеть в головах таких вот адептов до того момента, когда история даст им очередной шанс на воскрешение. При этом со смертью адептов идеи не умирают. Они могут сохраняться сквозь века и поколения в книгах, песнях, рисунках. И при наступлении соответствующих условий могут возродиться. Попав, так сказать, в благодатную почву. Но хорошо, с адептами разобрались, но откуда может взяться массовая поддержка, откуда могут взяться новые молодые сторонники советских времен, когда уже произошла смена как минимум одного поколения с момента краха СССР. Получается, что идеи как вирус. Они могут сохраняться и передаваться от человека к человеку, при этом не подавая длительное время каких-то признаков. Мы все носители множества вирусов, которые живут в нас, но мы этого не замечаем и не страдаем от этого. Как например,  вирус герпеса, который может длительное время не проявлять себя, но стоит нам простыть, как тут же вскочит на губе.  Лекарство от вируса герпеса не существует. Есть средства, которые позволяют замедлить размножение вируса, но не удаляют фрагменты вирусной ДНК из нейроцитов.

Так может быть вирус СССР жил все это время где-то внутри нас в латентной форме, и сейчас, с изменением окружающей обстановки, начался очередной рецидив? Может пора принять таблетку, которая поможет остановить размножение этого вируса? Лекарство есть и очень простое, и я о нем уже писал, – выключите зомбирующие башни, как в книге братьев Стругацких «Обитаемый остров». Если сейчас срочно не принять эту таблетку, то рецидив будет сильный, уже сейчас видно как растет температура, как целое общество, как тело больного, ломит и болит, а голова бредит от жара.