Всего лишь неделя жизни в ограниченном кругу людей в чистом поле приводит к трансформации мировосприятия. Особенно, когда эта жизнь по регламенту. В шесть утра - подъем и четыре часа работы на раскопе с перерывом на завтрак. В два - обед, в пять - еще три часа работы. В восемь - ужин, в двдцать три режим тишины. Выходя на раскоп ты не знаешь только две вещи: что найдешь в земле и что будешь делать после ужина. В остальном - выбор невелик.

инсталляция

Когда голова отдыхает от бытовой мишуры, в ней часто появляются простые и гениальные выводы о законах мироздания. Но потом ты слышишь, крик: "Сандро, пойдем на пляж!", - и они забыты.

Любое изменение в регламенте воспринимается, как маленький праздник. Даже если это шторм, после которого тебе надо перетяныть палатку и сушить все вещи.

Однажды я пробовал купаться в море в грозу. Это было прекрасно до того момента, пока мне не рассказали о возможных последствиях. Иногда мне кажется, что если бы не рассказывали, то жизнь моя стала бы проще и безмятежнее.

Вечером иногда читают новости. Но редко - чаще переписываются с родными в городе. Через три-пять дней после приезда ловишь себя на том, что уже лень идти в палатку, и включать телефон. Акклиматизация прошла и мир остался где-то бесконечно далеко от шлагбаума, отделяющего Нимфейский заповедник.