Фильм австрийского режиссера Ульриха Зайдля "В подвале" был впервые показан на Венецианском кинофестивале в августе 2014 года. В Санкт-Петербурге премьера фильма состоялась на фестивале документального кино «Послание к человеку» в сентябре. Как и предыдущие произведения режиссера, эта работа балансирует на грани документального и художественного жанра. Зайдлевский пошаговый метод совершенствуется более десяти лет, и уже стал объектом отдельного исследования, больше похожего (по словам его автора Зары Абдуллаевой) на неприкрытое признание в любви. 

Кадр из фильма

Valeriya

Кадр из фильма

Что же случилось на этот раз? После изучения различных аспектов женской сексуальности в трилогии "Paradise", режиссер остановился на свято оберегаемом символе европейского личного пространства - подвалах благопристойных домов степенных австрийских бюргеров, сокровищницах тайных страстей мещанского мира. Каждый подвал, найденный режиссером, представляет собой кунсткамеру тайных желаний героев, их маленький личный приусадебный участок для выращивания запретных плодов. Здесь любой зритель может найти себе ад по душе: одних больше шокирует кунсткамера охотничьих трофеев вместе с рассказами хозяина об их добыче. Для других есть камера пыток, где почтенный муж семейства превращается в сексуального раба, вылизывающего полы. Активистка католической благотворительной организации, не способная жить без регулярных аккуратных побоев плеткой заставит нас вспомнить о героине предыдущего фильма Зайдля (Рай: Вера), а кульминацией сюжета и вишенкой на торте выступает духовой оркестр, украшающий подпольный музей своего коллеги портретом Гитлера, в качестве подарка на свадьбу.

Кадр из фильма с портретом Гитлера

Кадр из фильма

Спуск в подвалы обывательского бытия был для режиссера вполне закономерным. И в фильме "импорт-экспорт" и в трилогии "Paradise" австрийский документалист совершенствовал свою особую поэтику замкнутых пространств. Его подвалы - это аккуратное выверенное соотношение вертикальных и горизонтальных линий. Человеку в этом соотношении всегда отводится скромное место где-нибудь между картиной в центре и френчем в углу. Сцены в подвалах построены так, что зритель должен каждый раз чувствовать себя человеком-невидимкой, случайно открывшим очередную дверь там, куда его не звали.

Кадр из фильма

Кадр из фильма

Чувство юмора Зайдля одни авторы журнала "Сеанс" называют уютным, а другие - патологическим. Но в этом фильме оно служит той волшебной нитью, которая выводит зрителя из лабиринта сконструированной документальности. Режиссер и сам признается, что «большинство не испытывает чувства истинной свободы» и подвалы дают хозяевам лишь ее эрзац-продукт с заменителями вкуса и запаха. Перегруженность подтекстами в каждой сцене фильма не позволяет сполна погрузиться в режиссерский замысел, в его имитацию царства инстинктивной безнаказанности. Темные потоки бессознательной жестокости, похоти и бесчеловечности разбиваются о немецкую скрупулёзность и опрятность картины, вызывая не приступы страха, смущения и рефлектированных комплексов, а не более чем саркастическую усмешку и глубокую жалость к маленьким людям с обывательскими страстями.

Тем более, что герр полицейский тоже обо всем этом знает.