Все записи
13:48  /  27.09.18

379просмотров

СВЕРДЛОВСКИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ВЕЧЕРА В МОСКВЕ

+T -
Поделиться:

Александр Журбин

Два вечера подряд я ходил и смотрел спектакли Свердловского театра муз.комедии. ( спасибо фестивалю «Видеть музыку» и его создателю Георгию Исаакяну)

И еще раз понял, что это название никак не подходит этому театру.

Какая там, к черту, муз.комедия?

Это серьезнейший театр, пожалуй не имеющий аналогов нигде в мире. Насколько я знаю театры в США, Англии, Франции, Германии – ничего подобного нигде нет.

 

Поясню.

В этом театре – своя труппа. Прекрасно обученная, фантастически поющая, блестяще  танцующая.

И этот театр гордится своей труппой. Это именно коллектив артистов, которые выросли  в этом театре, на этой сцене. Многие провели в этом театре всю свою жизнь, здесь выросли их дети, которые перенимают у старших мастерство, и становятся звездами следующего поколения.

Самое главное – здесь никогда нет приглашенных звезд, так называемых guest stars. Здесь играют и поют все свои. И только свои.

И пусть их имена не раскручены телевидением, их нет на федеральных каналах, о них не пишут центральные СМИ.

Но, кажется, им все равно. У них огромный успех в своем городе, у них битком набитые залы на гастролях, овации, цветы, все как положено.

Главное что у них есть – это любимая работа.

Говорю не понаслышке.

Когда в конце прошлого года они ставили мою рок-оперу «Орфей и Эвридика», я своими глазами наблюдал, с каким энтузиазмом и любовью они выполняли сложнейшие мизансцены, которые поставил их художественный руководитель Кирилл Стрежнев, с какой тщательностью они исполняли сложные музыкальные фиоритуры, которые написал ваш покорный слуга, как вдохновенно и слаженно играл оркестр под руководством Бориса Нодельмана.

Я был в полном восторге!

И поэтому уверенно утверждаю: подобного театра нет нигде в мире!

 

****

Итак два вечера, 25 и 26 сентября, два совершенно разных спектакля.

«Декабристы» на Новой сцене Большого театра.

И «Эвита» на старой сцене Театра на Таганке.

«Декабристы» поставлены маститым Кириллом Стрежневым, художественным руководителем театра.

«Эвита» (semi stage)  постановка молодого, но очень быстро набирающего высоту режиссера Алексея Франдетти.

Оба спектакля – замечательные!

Можно придираться и найти недостатки в каждом.

Но не хочется .

 

«Декабристы» - историческая драма, построенная на событиях 1825 года.

Я бы поменял название. Назвал бы например «Восстание декабристов». Или скажем «14  декабря».

Кому надо, тот поймет.

Просто название «Декабристы» в памяти моего поколения неразрывно связано со скучной оперой Юрия Шапорина, над которой автор работал около 25 лет. Мне довелось видеть эту оперу где-то в конце 60х на сцене Большого театра, и это было тяжелое испытание. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что совершенно невозможно было понять, кто есть кто. Десятки персонажей, каждый со своей историей, переплетение этих историй, любовных и политических линий – все было так запутано, что по-моему даже сами артисты не очень понимали, что они играют.

В нынешних  свердловских «Декабристах» пошли по другому пути. Конечно персонажей тоже много – а куда деваться, эпическое полотно! – но авторы совершенно не пытаются детализировать каждого декабриста, и проанализировать каждого придворного. Выбрано несколько сюжетных линий, которые проработаны тщательно, и сюжетно, и музыкально, а остальные - лишь силуэты, слегка видимые в полумраке. Мы ничего не узнаем о Бестужеве-Рюмине или Муравьеве-Апостоле, очень мало о Пестеле или Дельвиге. И это хорошо.

Потому что тех героев, которые есть – их и так много. Но все-таки ровно столько, чтобы драматургия не утонула под чрезмерным грузом исторических подробностей.

Мы мало узнаём даже о самом 14 декабря, и о роли в нем царя Николая Павловича. Да это и не важно. Почитайте книги и учебники истории, если вам хочется узнать подробности.

Мы совершенно ничего не узнаем о том, что произошло после казни, и что стало с теми декабристами, которые остались в живых, о ссылке и т.д.

Ничего этого нет. Авторы пошли по правильному пути.

Ведь это музыкальный театр, и здесь важнее всего – всегда! – любовь, любовные линии. Вот мы и видим 3 любовные линии: Сергей и Екатерина Трубецкие, (Игорь Ладейщиков и Татьяна Мокроусова) Петр Каховский и Софи Салтыкова (Никита Туров и Юлия Дякина), супруги Рылеевы (Евгений Толстов и Мария Виненкова). Каждая линия имеет достаточно подробностей, чтобы нам, зрителям, было интересно.

Так что драматург  Карина Шебелян и автор стихов Алина Байбанова нашли, наверное, единственно правильный способ показать на сцене этот трагический узел русской истории, показать со страстью и пылкостью, присущей этому времени, но без всякой дидактики и нравоучений.

Одна из главных удач этого спектакля – это музыка. Молодой композитор Евгений Загот пока не слишком известен широкой публике как автор, зато многие знают его как очень профессионального арранжировщика, дирижера, пианиста, долгие годы он сотрудничал с компанией Stage Entertainment, единственной компании в России, которая много лет привозила к нам настоящие Бродвейские мюзиклы.

Очевиден высокий класс Евгения, как музыканта, и его влюбленность в этот жанр. Музыка к «Декабристам» – это настоящая театральная музыка высокого класса, разнообразная, где-то лирическая, где-то трагическая, где-то лихая русская, где–то пронзительно французская…

Ну, если честно, главная тема, тема любви Трубецких мне как раз не очень понравилась. Потому что она слишком французская, слишком напоминает темы из мюзикла «Нотр Дам де Пари», такая поверхностная мелодия, которая наверняка понравится зрителям, но значительно ниже по качеству, чем остальная музыка. Конечно, можно простить композитору желание сделать шлягер во что бы то ни стало, но на будущее – не надо. Вспомните, что в мюзиклах Стивена Сондхайма, великого сочинителя мюзиклов, нет ни одного эстрадного шлягера – и все равно, в глазах всего мира он в этом жанре композитор номер один.

Некоторые номера в  мюзикле " Декабристы" превосходные, именно своей нестандартностью, не квадратностью, непривычностью. Да, нашей публике еще надо поучиться внимательно слушать номера, которые не нуждаются в подхлопыванье в ладоши.

Постепенно мы к этому придем.

Превосходная работа здесь Кирилла Стрежнева. Он уже давно стал мэтром и классиком, его спектакли занесены в Анналы и в Золотой Фонд.

Но он не успокаивается на достигнутом, и все еще хочет удивлять.

И ему это удается.

Браво, Кирилл Савельевич!

Одно общее пожелание. В шикарном буклете, изданном к спектаклю, не хватает одной вещи: перечня музыкальных номеров.

А это делается всегда, и на Бродвее, и в Вест-Энде, и во всем мире, а сейчас даже и в России. Это во многом облегчает зрителям возможность следить за ходом сюжета, настраивать свое восприятие.

Пожалуйста, сделайте это в следующий раз.

****

 «Эвита» – это классика.

Когда-то в далеком 1980  году мне довелось посетить столицу Великобритании, и те грошИ, которые нам выдавали, как советским туристам, я почти полностью истратил на билет в театр. И это была «Эвита» в постановке Хала Принса. И никогда об этом не пожалел. Это был первый в моей жизни бродвейский спектакль, который я видел живьем. И это была любовь с первого взгляда.

Вспоминаю Тютчева: «Тебя, как первую любовь, России сердце не забудет».

«Эвита» навсегда осталась в моем сердце как один из самых любимых мюзиклов.

С тех пор я видел «Эвиту» несколько раз  - и в Нью-Йорке, и в Лондоне и в Европе, и должен сказать, среди сочинений Ллойд Уэббера я именно «Эвиту» ставлю на первое место ( а потом уже «Sunset Boulevard»  и «Cats»).

Свердловцы представили semistage версию, купив лицензию у компании Э.Л. Уэббера на 8 представлений. В Москве было, если я не ошибаюсь, 7е представление. Еще один раз - и все, прощай Эвита!

Жаль.

Хотя понимаю, что лицензия на полное представление стоит дорого, и тому же заставят копировать постановку Принса. А мы не хотим. У нас есть свои режиссеры, которые хотят делать по другому.

Но с другой стороны, как прекрасно, что у нас покончили с беспределом, когда сочинения Уэббера и других западных мастеров ставили кто хотел и как хотел, без всяких лицензий. Не буду сейчас никого называть, но иногда эти постановки, с самопальными аранжировками и ужасными переводами на русский язык   было стыдно смотреть.

Свердловская постановка очень близка к оригиналу. Очевидно воспользовались оригинальной партитурой, предоставленной агентством  - все звучит так как надо.

Конечно пространство театра на Таганки плохо приспособлено для такого грандиозного спектакля, там мало места на сцене, и плохо с акустикой. Все-таки это не камерный «Sweeney Todd”, который идет на этой сцене в постановке того же Алексея Франдетти, но там нет ни хора, ни балета.

Здесь в «Эвите» мощный хор, балет, миманс, множество солистов…

Но каким-то чудом все получилось. И акустически, и пластически. Старые, намоленные стены Театра на Таганке все выдержали.

И спектакль оказался замечательным.

Татьяна Мокроусова – идеальная Эвита. Она действительно подходит на эту роль по всем данным, и даже ее лицо похоже на лицо исторического прототипа. И образ она создает очень классный, где надо – лирически-эротический, где надо ораторски-революционный.

Очень хорош Игорь Ладейщиков в роли Че. Конечно наша публика недоумевает, при чем здесь Че, и что это еще за Че. ( Рядом со мной дамы все время шушукались: что это за мужик, все лезет со своими комментариями?). Ну, не буду здесь пускаться в объяснения. Пусть почитают источники.

Прекрасен Перон  - Леонид Чугунников, такой сентиментальный диктатор.

Как ни странно я еще раз убедился, что лучшая музыка в «Эвите» - это не затертая до дыр «Don’t cry for me, Argentina”, a прелестная, нежная и страстная мелодия, впервые появляющаяся во время первой встречи Перона и Эвиты, когда он ее спрашивает: - Вы здесь одна? И она говорит: Да, о да… и он говорит: Боже как все прекрасно совпало..

Этот номер называется «I’ll be surprisingly good for you”.

 И этот номер артисты исполняют с истинной любовью и страстью.

Режиссер Алексей Франдетти сделал поистине чудо. Без декораций, только с видеозадником, почти без бутафории, и почти без костюмов, ему удалось создать впечатление огромного спектакля, настоящего бродвейского шоу. Все было абсолютно понятно, каждый номер вызывал аплодисменты, в конце было долгая овация.

Главное - было понятно каждое слово. Перевод, выполненный самим режиссером и Женей Беркович, заслуживает всяческих похвал. Всякий, кто имел дела с переводом с английского на русский знает, как трудно сохранить смысл, при

том, что английские слова всегда короче русских, и сохранить музыкальную просодию бывает очень сложно.

Здесь – получилось.

А особенно была хороша CASA ROSADA на заднике. Конечно не для всех это было понятно. Поясню - Casa Rosada –  это тот дом в центре Буэнос-Айреса ( мне довелось там побывать) где жила, и на балконе которого выступала обожаемая толпой  Эва Перон, урожденная Эва Дюарте.

Это сделано очень красиво. И символично.

***

Я очень рад за Свердловский театр Муз. Комедии ( ах черт побери! Да смените вы это название. Назовитесь, например, Уральский Глобальный Музыкальный Театр! Или еще как-нибудь. С припиской – бывший МУЗКОМ).

В этом году у театра  юбилей – 85 лет. И театр встречает его в самом расцвете своего творчества.

Генеральный директор театра Михаил Сафронов полон энергии и планов, во всю работает Новая сцена, специально отданная для различных экспериментальных проектов.

В театре огромное количество талантливой молодежи, причем в большинстве своем  -свои же, уральцы, выпускники Екатеринбургского театрального института, ученики Кирилла Стрежнева.

Стрежнев удивительным образом продолжил дело своего учителя и предшественника на этом посту, Владимира Акимовича Курочкина, но при этом повел театр в совершенно ранее неопробованные области, на ранее неизведанные пути.

Все это происходит прямо на наших глазах. Я слежу за этим театром уже около 40 лет.

И я им восхищаюсь.

Давайте, ребята!

Только вперед! И Вверх!