Все записи
01:28  /  18.10.19

513просмотров

"Царство Мертвых" ("Hadestown") - новый мюзикл на Бродвее

+T -
Поделиться:

Мюзикл «Hadestown» -  (мне больше всего нравится перевести это как «Царство мертвых», хотя наверное можно перевести и по-другому, например «Царство бога Гадеса») ­– совсем не стандартный Бродвейский мюзикл. В нем, может впервые за многие годы за основу взята древнегреческая мифология, причем не сатирически, (как это делал Сондхайм в мюзиклах «Лягушки» или «Форум»)., а вполне серьезно, философски и глубоко.

В основе лежит миф об «Орфее и Эвридике». И тут первая хорошая новость для меня: это совсем другая версия мифа, чем та, что мы, я и Юрий Димитрин,  использовали в нашей рок-опере «Орфей и Эвридика».

Вернее, так. Они взяли основную версию мифа, описанную у Овидия: Эвридика умирает и попадает в «Царство Мертвых». Орфей идет ее выручать, договаривается с руководством Аида, что он сможет ее вывести, при условии, что он, Орфей, ни разу не обернется во время этой процедуры. Но Орфей обернулся, и Эвридика исчезает навсегда.

Наша  версия - это как бы «приквел», предисловие этой истории: Орфей доводит Эвридику до смерти, а потом идет ее спасать. Это должно было случиться во второй части нашей оперы, но написать ее на случилось. Впрочем это сделали все остальные – от Монтеверди и Глюка, до Стравинского и Анаис Митчел.

Да, именно Анаис Митчел – автор этого мюзикла. Мне она была доселе неизвестна, ей сейчас 38 лет, она как говорят в Америке, «сонграйтер», то есть автор песен, сама поет и играет на гитаре, что-то вроде наших бардов.

(Сразу обратил внимание на ее необычное имя Анаис (Anaïs) ­–   и, конечно, не ошибся. Это имя - большая редкость, оно даётся не случайно:  его носила одна женщина с удивительной судьбой. Некоторые меня поймут: речь идет об Анаис Нин, женщине, которая была близка со многими известными людьми своего времени, и немало повлияла на культурную и сексуальную жизнь середины 20 века. Посмотрите хотя бы фильм «Генри и Джун», почитайте ее дневники, или просто поройтесь, как сейчас говорят, «в ваших Интернетах».

Но не будем отвлекаться. Просто сообщу, что папа Анаис Митчел  - писатель, романист и профессор колледжа, дал ей это имя не случайно: он, как и многие, был заочно влюблен в Анаис Нин.)

Так вот,  Анаис Митчелл сделала то, что до нее кажется, сделал только Джонатан Ларсен, автор бессмертного мюзикла «RENT». То есть она написал и музыку, и стихи, и либретто-пьесу. Обычно это делают разные люди.

Хотя сильно подозреваю, что здесь в сочинении участвовала еще одна дама. На афише ее имя стоит как «режиссер», но поскольку этот спектакль делался 13 лет (!) с 2006 года, и с самого начала во всех инкарнациях этого мюзикла эта дама принимала непосредственное участие, то, уверен, она участвовала и в авторской работе тоже.

Зовут эту даму Рэйчел Чавкин ( Rachel Chavkin).

Вот ее я как раз знаю. Видел два ее спектакля, и оба мне очень понравились. Оба спектакля на русскую тему.

Один  назывался «Preludes» - посвящен великому русскому композитору Сергею Рахманинову, а другой назывался «Наташа, Пьер и Великая Комета 1812 года», и это один из самых наших с Ирой любимых бродвейских мюзиклов последнего времени. Литературный источник здесь ­– роман Толстого “Война и Мир” но не весь роман, а его небольшой фрагмент.  А спектакль был феерический. Хотя в команде не было ни русских, ни русскоязычных людей, но спектакль получился какой­–то исконно-посконный, в нем была истинно русская душа, и грусть, и ностальгия, и какое-то истинно русское залихватство ( не уверен, что такое слово есть).

Вот таким незаметным образом я подбираюсь к спектаклю «Hadestown ».

Потому что как только мы вошли в театр и увидели сцену ( занавеса там нет) мы сразу поняли, что это та же режиссерская рука. И когда появились актеры, и чернокожий актер, играющий роль бога Гермеса стал всех представлять и вовлекать нас в действие, мы почувствовали себя в родной стихии.

Да, миф об Орфее и Эвридике здесь в первозданном виде, как я уже сказал. Ну не совсем – в оригинале Эвридика умирает, потому что ее укусила змея. Здесь, в Hadestown’e она спускается под землю от холода и голода, потому что Орфей очень бедный, и не может ей обеспечить нормальную жизнь на земле. А на «том свете» ей пообещали сладкую жизнь. Пообещал сам Аид, подземный бог.

Вот тут самое интересное. Дело в том, что миф об Орфее и Эвридике здесь очень тесно переплетен с мифом об Аиде ( боге Подземного Царства) и его жене Персефоне. И здесь главное расхождение с нашей оперой.

Да у нас есть Харон, есть и выдуманная Фортуна, у древних греков такой героини не было.

А у американцев целых три  Судьбы (по-английски Fates),  три классные девицы, которые вмешиваются в судьбы героев, и два пожалуй самых главных героя – это сам Аид ( или по-английски  Hades)   и его жена Персефона. И здесь возможно главная ошибка этого спектакля – и одновременно его главная сила.

Дело в том, что история Аида и Персефоны гораздо сильнее и мощнее, чем история Орфея и Эвридики. То, что было задумано как вторая история, как некий subplot, неким образом стала главной историей. Воможно дело в том,  что этих персонажей играют куда более сильные актеры (Amber Gray   и Patrick Page), или в том, что что в результате многoчисленные и многолетних переделок (13 лет!) Орфей и Эвридика как-то пожухли и отодвинулись на второй план –  но факт остается фактом: как только на сцене появляется потрясающий бассо профундо Патрик Пэйдж и невероятная экстатичная Амбер Грей, все внимание приковано к ним.

Я еще напишу более подробно для какого-нибудь журнала в России об этом спектакле.

Пока вот, первые впечатления.

Да, не сказал важной вещи. На сцене всего 7 музыкантов, среди которых выделяется фантастический тромбонист Брайян Драй. Музыканты делают чудеса, их инструменты звучат то божественно нежно, то с немыслимым драйвом и свингом. И музыка вся немного в духе «госпел», немного в духе «Пинк Флойд». Никаких вам рэпов и хип-хопов. Скорее фолк, чем рок.

Вобщем этот спектакль надо смотреть. Не удивлюсь если очень скоро он станет культовым ( или уже стал) и продержится на бродвейской сцене десяток лет.

А может и больше.