Все записи
20:20  /  10.03.15

1928просмотров

"ТРИ КАРТЫ" , ДВЕ "ХОВАНЩИНЫ" и ОДИН ВАМПИР. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

+T -
Поделиться:

 

ВАМПИР УСТРОИЛ ПИР,

или о том, как

«ОЧИ ИСПРАЖНЯЛИСЬ МОРФИЕМ»

 

С каким удовольствием я бы написал сейчас об опере «Вампир»!

Эта замечательная опера, сочиненная композитором Генрихом Маршнером в 1828 году, в России практически никому неизвестна. По-моему она никогда в России и не ставилась на сцене, я во всяком случае не нашел никакой информации об этом.

Нельзя сказать, что она часто ставится и на Западе. Но все-таки мне удалось услышать ее в концертном исполнении в Карнеги-Холл пару лет назад. Дирижировал Леон Ботстейн, неутомимый музыкальный «археолог», все время вытаскивающий из глубины веков что-то забытое, но достойное внимания.

Мне эта опера очень понравилась. Яркий, сильный материал, классное либретто, сделанное по канонам романтической оперы, и замечательная музыка.

Эту музыку когда-то очень «заценил» молодой Рихард Вагнер. Говорят, именно подражая «Вампиру», он сочинял своего «Летучего Голландца».  - и это чувствуется.

Я как-то сделал часовую передачу о Маршнере и его опере «Вампир» на «Радио Орфей»…

 Вот ссылка на эту программу. http://old.muzcentrum.ru/orfeus/programs/issue4916/

Кому лень это слушать, скажу только, что 15-летний Вагнер присутствовал на премьере оперы «Вампир», и был в полном восторге.

Вот что об этом пишет сам Вагнер в книге «Моя Жизнь»…

«Вскоре, однако, маршнеровская партитура вознаградила меня за мой горький труд ( Вагнер тогда пытался быть хормейстером и изучал это непростое искусство - АЖ.) А партитура Роберта меня сильно разочаровала( речь идет об опере «Роберт Дьявол» Мейербера), ничего я не нашел в этом насквозь плоском произведении… (думаю, что все это написано гораздо позже, когда Вагнер реально возненавидел Мейербера как человека, и для того было много оснований)…

Далее любопытная вещь. Подчеркиваю, я это обнаружил в книге Вагнера давно, я вообще очень люблю читать эту книгу и всем ее рекомендую… а тут так сошлось, что я услышал эту оперу, и услышал этот кусок в котором Вагнер принял непосредственное участие…

Итак, Вагнер пишет..

«… для теноровой «Арии Обри» я сочинил новое Аллегро, к которому написал и текст… Вставка вышла демоничной и эффектной, и заслужила одобрение публики…В дальнейшем эта моя вставка вошла в канонический текст оперы»

То-есть, практически, первое участие Рихарда Вагнера в оперном проекте было не  опера «Феи» и не опера «Запрет Любви» а вполне себе прелестная «Ария Обри», где Вагнер к тому же сочинил и текст.

Ну, это так, из цикла «Забавные подробности».

---

Но я собирался писать совсем не об этом. Просто, начиная писать заметку о «вампирской опере» хотелось вспомнить все сочинения на эту тему в области музыкального театра.

Их немного: помимо уже упомянутой, есть современная опера некоего Патрика Морганелли, которая сейчас идет в Лос-Анжелесской опере, есть несколько мюзиклов: провалившийся на Бродвее мюзикл «Лестат» где музыку (ужасную!) написал Элтон Джон, и вполне удачный немецко-австрийский мюзикл «Танцы с Вампиром», ( шел в России),  а также два мюзикла под названием «Дракула». Один шел у нас в Москве, был он чешского производства, продержался недолго. Второй был с музыкой печально-известного Фрэнка Уайлдхорна (его имя вызывает в Америке такую же реакция, как если бы я сказал: это мюзикл Стаса Михайлова). Он шел в Нью-Йорке, и тоже недолго, всего 6 месяцев, 157 представлений.

Можно сделать нехитрый вывод. Написать о вампирах для музыкального театра очень сложно. С одной стороны, да, в вампирах есть какая-то мистическая притягательность, магическая сила, вспомним про гигантские тиражи книг Энн Райс, или про успех фильмов про вампиров из серии «Сумерки» (вообще фильмов о вампирах существует более сотни).

Но есть и нечто отталкивающее: смотреть как на сцене кто-то кого-то кусает, как течет кровь, а еще под мрачную музыку как-то не тянет…

В общем вампирская тема не работает в музыкальном театре. Это - общепринятое мнение…

 

**

Но наш рассказ сегодня пойдет о новом произведении на вампирскую тему – опере «НОСФЕРАТУ»

 Но не пугайтесь – ничего страшного не будет, никто не кого не будет кусать в шею, никто не будет спать в гробу или являться под видом Летучей мыши.

Все будет очень прозаично, очень пафосно … и очень скучно.

И вообще она не совсем о вампирах, и совсем не о Носферату.

Я говорю об опере композитора Дмитрия Курляндского на либретто греческого литератора Димитриса Яламаса, которую осуществили на сцене еще 4мя греками: дирижером Курентзисом, режиссером Терзопулосом, художником Куннелисом и художником по костюмам Лукией.

Начну пожалуй с этой греческой команды.

***

Боже упаси, чтобы вы не подумали, что я что-то имею против греков, или какого-нибудь другого народа или этноса. Нет, я считаю, что абсолютно все народы хороши, и даже самые маленькие страны иногда дают миру великих деятелей искусства.

Вспомним совсем небольшую Чехию, давшей миру 4 первоклассных композиторов ( Сметана, Дворжак, Яначек, Мартину) а также русского чеха Направника.

Маленькая Грузия дала миру целый сонм великих деятелей искусства, и в кино, в театре, и в живописи ( вспомним Пиросмани!) и в музыке (вспомним Гию Канчели!),  

Маленькая Колумбия дала миру Габриеля Гарсиа Маркеса, и этим уже оправдала свое существование.

Сравнительно маленькая Япония выдала такое количество шедевров во всех областях искусства, что их перечисление займет слишком много места.

Таких примеров много.

Но есть и обратные.

Ничего серьезного в мировом искусстве не дали  арабские страны за последние столетия – ни в литературе, ни в живописи, ни в музыке.

Ничего великого не было создано за последние столетия  в Китае. При том, что именно они изобрели порох, шелк, именно у них родился даосизм и Конфуций, но факт остается фактом: на мировом уровне – ничего. Нет, есть один замечательный композитор китайского происхождения – Тан Дунь, но он уже 30 лет живет в Америке, есть и великий виолончелист Йо-Йо Ма, он этнически китаец, но родился в Париже, и всю жизнь живет на Западе, в США.

Мне конечно могут возразить: а как же китайское кино? Но это отдельная тема.

Можно было бы много рассуждать на эту тему, приводить примеры как за, так и против.

Но мы здесь остановимся, и перейдем к Греции.

И я могу с уверенностью сказать: Греция на сегодняшней карте Культурного Европейского мира стоит примерно на 97 месте.

Дело в том, что в нашем сознании все время путается ( а нам еще сознательно это навязывают) что нынешние греки – это прямые наследники тех легендарных древних греков, что там все красивы, как Ахилл, или сильны как Геракл, мудры как Платон, и хитры как Одиссей. И что все их литераторы - это Гомеры, или на худой конец Софоклы, все певцы - Орфеи, и все девушки - Афродиты.

Уверяю вас – это не так.

Я бывал в Греции несколько раз, был на спектакле в Эпидавре, был в Пергаме и в Дельфах, и могу засвидетельствовать: это довольно отсталое в культурном плане государство, у них нет ни международно-известных театров или актеров,( а в Польше есть) у них нет кино, (а в Иране есть) и нет оперного театра ( а в Аргентине есть)

Нет известного симфонического оркестра ( а у маленького Израиля есть), нет великих поэтов и писателей - последним, очевидно, был Константинос Кавафис, чьи стихи очень высоко ценил Бродский, Чеслав Милош и Оден. Но он умер в 1933 году.

Поверьте мне, у меня нет никаких причин сознательно занижать культурный рейтинг Греции. Но я просто точно знаю, что в западном мире современное греческое искусство имеет крайне малое значение, и если греки иногда и появляются на мировой сцене со своими постановками или произведениями, то как правило это все те же «Медеи» или «Электры».   

А актер Энтони Куин, играющий самого знаменитого грека в фильме «ГРЕК ЗОРБА» не имеет к грекам никакого отношения.

И умоляю не напоминайте мне про лауреата Ленинской премии Микиса Теодоракиса или про Вангелиса. Они хорошие. Но не великие.

Любимая шутка западных телевизионных ведущих: - Что нам дала Греция? Греческую мифологию и греческий салат.

***

К чему я это все?

Потому что у нас в России с некоторых пор упрямо навязывается некий греческий культ.  Еще в 60-70х годах СССР посещала актриса Аспасия Папатанасиу, и ее гастроли подавались как наконецтовстреча с настоящим театром, настоящим Софоклом. Откуда девушке, родившейся в 1918 году, и никогда не видевшей ничего, кроме пыльных греческих деревень, знать что такое настоящий Софокл?

Какое вообще отношение нынешние греки имеют к древним эллинам?

Да никакого.

Ведь и язык, на котором они говорят, совсем другой, а древнегреческий там понимают примерно столько же людей, сколько в России понимает древнерусский, или во Франции  старо-провансальский.

Я специально интересовался, и спрашивал об этом.

 (Выучить древнегреческий сложно, но возможно. Среди моих знакомых таких целых двое).

Да и этнически нынешние греки – это совсем не древние  греки, которые, по свидетельству современников, были рослые, голубоглазые блондины. Просто они живут примерно на том месте, где, кажется, была Древняя Греция. Там смешалось масса народов, населявших средиземноморский регион.

Впоследствии этому смешению содействовали еще и войны с болгарами, захваты венецианцев и генуэзцев, нашествие турок и продолжительные войны с сербами и албанцами, из которых последние уже с XIII в. начали основывать в Греции свои колонии, а в XIV в. распространились до Пелопоннеса. И многие деятели греческой политики или культуры были этническими албанцами.

***

На самом деле, это абсолютно не имеет значения. И мне совершенно все равно, кто по национальности был премьер министр Великобритании Дизраели, или президент Республики Перу Фухимори ( не буду писать, посмотрите в ВИКИПЕДИИ).

Но мне не нравится, когда в России искусственно создается ореол величия и непогрешимости вокруг некоторых людей, во многом потому, что они иностранцы, что они говорят по-русски с акцентом, что они – наследники и носители великой культуры.

А я считаю, претендовать на так сказать культурное наследование великой древнегреческой культуры нынешние греки не имеют никакого права…

Они живут на этой земле, они охраняют эти памятники – и слава богу! Во многом живут за счет туристов, посещающих эти памятники – и на здоровье!

Но до того, чтобы приблизиться к созданию чего-нибудь подобного им еще очень далеко. И гордиться пока особо нечем.

Это все равно чтобы тетенька-смотрительница зала импрессионистов в Музее Пушкина, ходила бы задрав нос, и говорила всем: «а я, знаете, с импрессионистами… на дружеской ноге….»

***

Вернусь к нашей конкретной команде, создававшей спектакль «Носферату».

Конечно, возглавляет ее Теодор Курентзис, дирижер, обрусевший грек, кажется получивший российский паспорт,    (это совершенно неважно) и на сегодняшний день -  художественный руководитель Пермской оперы. Он учился у знаменитого Ильи Мусина, и живет в России более 20 лет, очень популярен в определенных кругах, у него много поклонников.

И он действительно прекрасный дирижер. В нем есть харизма, месмерическое воздействие на публику, некоторое шаманство, необходимое для дирижера При этом он профессионал высокого класса, владеющий всеми секретами своей профессии, умеющий вдохнуть новую жизнь в заигранную партитуру, или эффектно представить новое сочинение. Он занимает довольно высокое место в рейтинге российских дирижеров, и вполне заслуженно.

Я видел его в театре несколько раз. Первый раз  это была «Аида» в постановке Чернякова, я видел это в Кремлевском дворце в 2004 году, и это было ужасно. Но не по вине дирижера. Там был ужасный звук, свет, расхождения солистов и оркестра – в общем все то, что бывает на гастролях, особенно когда гастролирует такой гигантский спектакль, как «Аида».

Далее я видел его в «Воццеке» ( опять с Черняковым) – и это был высокий класс! Я очень люблю эту оперу, и хорошо ее знаю, и могу сказать – это было почти идеальное исполнение. И оркестр и солисты звучали превосходно, постановка в целом была экстраординарной.

Далее я слышал, как он дирижировал ужасающей оперой «Медея» Паскаля Дюсапена. Не будем на нее отвлекаться, это долгий разговор. Это была как бы прелюдия к нынешнему опусу.

И вот - «Носферату».

***

Перед спектаклем я купил довольно толстый и круто оформленный буклет. Все тексты написаны белым на черном, довольно мелко, читать очень неудобно. Все таки удалось прочесть, что «…Носферату – это один из нас, обыкновенный современный человек. Все мы немного вампиры» (Т. Терзопулос) «…нас интересует портрет человека который живет за счет других, который желает своего ухода, но обречен быть бессмертным» (Т. Курентзис). «Я сделал работу с сотней килограммов угля, сброшенного у стены общественного здания. Меня интересовал вес…Вес соединяясь с запахом, ставил вас в реальные отношения         с миром»  ( Я. Кунеллис).

Звучит красиво, а?

(Кстати, я поспрашивал людей, реально знающих мировое современное искусство, американцев. Они сказали что из троих греков реально известен на Западе только Яннис Кунеллис. Все остальные – локальные знаменитости).

Особенно много в этом буклете написано от лица Дмитрия Курляндского и о нем. Оказывается «вампир – это именно сам композитор, действующий на кладбище звуков, которые еще не догадались что они жертвы». ( это цитата из коллеги Сергея Невского).

«Носферату» – это опера про кровь» говорит Курляндский. И очень много рассуждений на тему как пустить кровь из «ТЕЛА ЗВУКА» ( а что это?) и про то, что «звуковысотность мне не важна»… и что «первая нота в этом произведении появляется на 59 минуте»….: и что «слова имеют для него смысл только как «банк данных»…

И его интересует совсем другой вид творчества, - «чем что-то придумывать».

И, наконец, «кошмар, именуемый «современная опера» должен людей УЖАСАТЬ…»

Круто? Да!

Радикально? Еще как!

Ультра-авангард? Конечно!

Хотя здесь стоп! Где-то я все это уже слышал. И очень давно, на заре туманной юности.

И открыв тексты Джона Кэйджа, Дармштадских лекций и программки Варшавской осени 70х, я увидел очень много такого же. И еще круче.

А за много лет до этого:

«…Каждый художник, писатель, музыкант – это сумасшедший…»

«Для разума возможность заблуждения не является ли возможностью добра?» «Художнику …остается безумие, "безумие, которое заключают в сумасшедший дом". Тот или иной род безумия... В самом деле, всякий знает, что сумасшедшие подвергаются изоляции лишь за небольшое число поступков, осуждаемых с точки зрения закона,..

Андре Бретон, 1924 год.

А вот еще раньше:

«Да здравствует война — только она может очистить мир. Да здравствует вооружение, любовь к Родине, разрушительная сила анархизма, высокие Идеалы уничтожения всего и вся! Долой женщин!

 Мы вдребезги разнесем все музеи, библиотеки. Долой мораль, трусливых соглашателей и подлых обывателей!

Старая литература воспевала леность мысли, восторги и бездействие. А вот мы воспеваем наглый напор, горячечный бред, строевой шаг, опасный прыжок, оплеуху и мордобой.»

Ф. Маринетти,1909 год.

А вот еще:

И если пока еще и в наших строках остались грязные клейма ваших “Здравого смысла" и “хорошего вкуса”, то все же на них уже трепещут впервые Зарницы Новой Грядущей Красоты Самоценного Искусства.

Это уже наши, доморощенные футуристы –

 Маяковский, Бурлюк, Крученых, 1912 год.

 ***

К чему я клоню?

А вот к чему.

Манифестов, всяких словесных вступлений и громогласных деклараций написано было много. Но жизнь искусства складывается из реальных произведений, а не из Манифестов. А те, кто пишет Манифесты, сами в конце концов оказываются отброшенными на свалку. Кто сегодня знает Андре Бретона, кто читает Маринетти? Давно забыты Бурлюк и Крученых.

Ну ладно, забыты не всеми. Я помню. И еще человек 40.

Маяковский – другая история.

Мы его помним очень хорошо. И очень жалеем. Если бы не революция, не большевики, которые вовлекли его в свои дьявольские игры, Маяковский был бы величайшим русским поэтом всех времен. Но он заигрался с политикой, всю свою «звонкую силу поэта» он отдал «атакующему классу». И проиграл свою жизнь. Сегодня мы читаем только то, что написано им до 17 года. написанное позже читать невозможно.

****

Итак, после громокипящих манифестов, деклараций и эпатирующих словесных прелюдий вовсе не обязательно следуют великие произведения искусства.

Что же мы имеем в случае Курляндского-Курентзиса и прочих греческих подданых?

Как я уже сказал вначале – довольно скучное сочинение. Страшно однообразное, длинное и бесформенное. Несмотря на присутствие полного симфонического оркестра, тембры используются исключительно шуршащие, шипящие и хрипящие. Музыканты покорно делали, что им было приказано. Но лица их не озарялись страстью, или просветлением, которое бывает, когда они играют Брамса или Малера.

Я не видел партитуру, но догадываюсь, что вся она записана какими-нибудь волнообразными линиями, (которые были придуманы в 40е годы прошлого века) и все это называется «алеаторика», или «неопределенность» (термин Джона Кейджа «indeterminacy»).

Означает это, что композитор не пишет ноты, а пишет некие волны, такие «загогулины»,  музыканты же сами выбирают, что именно играть.

В этом нет ничего ни плохого ни хорошего, это давно изобретенная музыкальная техника, и я ее использовал, и тысячи других композиторов.

Все дело в мере таланта. Если такая музыка звучит без контрастов на протяжении двух  часов – это очень скучно.

Что касается содержания оперы и ее визуального воплощения – то тут тоже ничего интересного.

Если прочитать зазывные рекламные лозунги, и всякого рода интервью, розданные создателями этого спектакля до премьеры, то можно узнать очень многое: и про смерть, и про ночь. И про кровь и про мифы, про амбивалентность и про «носфератизм», про то, что на сцене будут чудеса, а лучшие актеры России и Греции покажут невиданное мастерство.

Думаю, что многие пришли под давлением этой тотальной пиар компании.

И были разочарованы ( ну, про всех не скажу, но многие мои друзья, я в том числе).

Как я уже сказал, это совсем не про Носферату. Там есть один «Вампирчик», но он с самого начала какой-то малахольный, никого он не кусает, не летает, и вообще не очень понятно, зачем он там.

Это скорее про Персефону, она же Прозерпина. Но у Стравинского сочинение на ту же тему гораздо интересней. Я видел постановку «Персефоны»  на сцене, и это производило сильнейшее впечатление. Потому что там была великая музыка. Зрелища почти не было, да это было и не нужно.

Здесь нам было обещано супер-зрелище.

Но увы, зрелище оказалось очень слабеньким, Художник Куннелис, хоть и мировая звезда, но видно поленился, и висящие ножи, пальто или гробы во-первых никак не «играют», и во-вторых никак не вяжутся с происходящим на сцене: декорации сами по себе, а действие само по себе. Свет очень скучный и однообразный, костюмы как на маскараде в средней школе.

Вампирского пира не получилось. Ни пира духа, ни пира тела.

И действие было слабеньким.

Впрочем вряд ли происходящее можно назвать действием.

Конечно, ясный перец, здесь нет сюжета, нет никакой истории, три главных персонажа – Корифей, Носферату и Персефона не взаимодействуют между собой, у нет ни диалогов, ни трио.

А какие могут быть диалоги  если разговаривает только Корифей (Алла Демидова) остальные же только издают какие-то странные звуки, а в основном занимаются пантомимой.

Два остальных персонажа именуемые Три Грайи и Зеркало Трех Грай, тоже издают какие-то загадочные звуки ( особенно Наталья Пшеничникова) но понять что это все означает абсолютно невозможно. (Кстати, мне не удалось установить, что такое «Три Грайи». В буклете я этого не нашел, там просто стоит Три Грайи – и все. Мол, все и так знают. А кто не знает, тот дурак, ему должно быть стыдно. Но ни один словарь мне ничего не сказал. Может это просто ТРИ ГРАЦИИ – но с греческим оттенком. Не знаю. Кто знает – объясните!)

Текст который читает Алла Демидова, жутко напоминает пьесу неудачливого драматурга Константина Треплева « Мировая Душа». (Это заметили многие критики и это первое, что приходит на ум.) И Демидова это читает с такими же завываниями, как должна была это читать Нина Заречная.  

Но у Чехова это пародия. Чехов смеялся над этим.

Здесь все зверски серьезно. Какой юмор? Это же мировая трагедия!

О тексте умолчу. Достаточно сказать, что там в первом акте много гинекологических терминов, а во втором фармакологических рецептов ( на латыни)

Если я начну его цитировать, вы скажете, что я издеваюсь. Или дразню вас.

А я совершенно не издеваюсь, я не хочу ёрничать, я  не собирался  ничего высмеивать.. Я пришел на этот спектакль честно пытаясь понять – что это? О чем? Зачем? Для кого?

Да, я знал, прочитав все пиаровские предпремьерные публикации – традиционная опера мертва, ее убьют на моих глазах.

К этому я был готов. Но ведь на месте убитой надо что-то поставить. Ее надо чем-то заменить.

Но увы, кроме вываленной груды угля, как это сделал г-н Куннелис ( см. выше) я ничего не нашел. «Вес соединился с запахом.» Довольно противным.

***

Все критики, близкие к постановочной команде, конечно, дружно и громогласно стали говорить о мировой сенсации, об обнулении всей предыдущей музыки, и всего слухового опыта аудитории.

Да возможно, обнуление и произошло.

Но так там на нуле и осталось. Предыдущая музыка, все великие композиторы посрамлены.

Курляндский с Курентзисом начнут все сначала.

***

Жаль прекрасный Пермский театр.

Когда-то они ставили мою оперу «Орфей и Эвридика» как оперу-балет, это делал замечательный балетмейстер Николай Боярчиков. Я приезжал на премьеру, и помню 5 подряд аншлагов, когда восторженные зрители спрашивали лишние билеты, а потом устраивали длительные овации. Потом я видел в этом театре несколько постановок Георгия Исаакяна,    (в частности оперу «Один День Ивана Денисовича») - и это было классно, это было на очень высоком профессиональном уровне.

И зал был полон. И в репертуаре тогда было много спектаклей, самых разных, и классических и современных. И каждый выбирал то, что ему по душе. И в Перми была оперная аудитория.

Я хорошо знаю этот город. Там много интеллигенции, много театральной публики. Недавно там был отмечен 10 летний (!)юбилей моего мюзикла «Владимирская площадь» ( по Достоевскому), он там идет в театре «Театр-Театр» под руководством Б. Мильграма.

10 лет – переполненный тысячный зал. Это ли не чудо? В городе, в котором живет миллион человек. Спросите в других городах-миллионниках, иду ли там спектакли по 10 лет в переполненном зале, без всяких приглашенных звезд?

***

Сможет ли спектакль «Носферату» собрать хотя бы 5 аншлагов? Сможет ли он регулярно идти в репертуаре? Сомневаюсь.

Все подобные спектакли собирают «битковый» аншлаг на первый спектакль, (свои!), гораздо меньше – на второй, а уже на 5м никого нет.  Просто нет больше публики, которая захочет это смотреть. Даже бесплатно. А за свои денежки – увольте. Ни за что!

Это не только в Перми.

Так же и в Москве. И в Париже, Нью-Йорке и Лондоне….

Я все-таки верю что Пермская опера будет жить, что этот коллектив возродится, и будет ставить свои спектакли, со своими артистами, а не бесконечный импорт откуда-то. И не будет знаться за «Масками», а будет гнаться за настоящим искусством, которое трогает сердце.

И что такие  эксперименты, как «Медея» и «Носферату» будут делаться в маленьких залах для 100 человек. И это правильно, там это и должно быть.

***

А в Москве этот спектакль получит несколько «Золотых масок». Курентзис ( уже кажется шестую), Курляндский ( у него в этот раз просто нет конкурентов , Майкл Найман не в счет, за пролог к опере Перселла вряд ли дадут премию) и художник Кунеллис. У нас золотомасковцы любят непонятное и авангардное.

В конце этой оперы звучат слова:

«Покуда очи испражнялись морфием»…

По моему это сильный образ – «испражняющиеся очи».

Если бы автор заглянул в словарь Русского Языка, он бы обнаружил, что «испражняться» означает «опорожнять свой кишечник»

Но все равно этого никто не расслышал….

Новости наших партнеров