Вот и я дошла до точки кипения. Буду говорить о «Великом русском народе», тем более, что имею право.

Я – русская. Родилась в Ставропольском крае (Юг России, Северный Кавказ), сейчас живу в Москве. Мои прадеды воевали, мои бабушки и дедушки голодали и занимались непосильным для большинства моих современников трудом всю свою жизнь (как на благо государства, кто бы ни стоял во главе, так и на благо огромной семьи).

Дети моих бабушек и дедушек получили по несколько высших образований, смогли вырваться из села в город, а потом «понаехать» в «нерезиновую Москву». Они не раз заводили собственный бизнес и прогорали в результате нескольких кризисов.

 А мы – дети детей моих бабушек и дедушек, сидим теперь в столице и фыркаем в более-менее демократичном обществе, обставленные Икеей, одетые в ширпотребных бутиках, наевшиеся пошагово сначала в Макдональдсах, потом в Шоколадницах, потом в Il-Patio и Гино-Таки, а потом уже и из собственного холодильника пастами с пармезаном и прочей привозной снедью.  Мы сидим и смотрим из окошка на свои иномарки, раздуваясь от гордости за себя и свою страну.

Мы (теперь уже в широком смысле слова) снова и снова фыркаем в сторону заходящего солнца о тупости америкосов, о прогнивших нравственных ценностях Европы, о бренности их материальных ценностей и лайтовом уровне образования. Мы – патриоты! И раз так всё получилось, то и забирайте свой хамон (все равно мы его еще не пробовали) и пармезан (ничего, есть у нас свои сыры: Сулугуни, Адыгейский, а главное Российский!), отзывайте свои Сникерсы и Марсы, свои джинсы и аляски, свои Пежопорши – всё забирайте! Того, что у нас есть, достаточно для получения удовольствия от жизни, а наши дети… Ну, зато они унаследуют от нас гордость за свою страну. Мы – великая нация России и «эту страну никто не победит!»

Это я о чем? Это я о том, что мы – поколение восьмидесятых, девяностых и уж тем более двухтысячных, не совсем знаем, что такое труд. Сейчас каждый ищет зарплату побольше за работу поменьше. И мы не пойдем большим протестным маршем на Кремль с требованием запускать собственные производства, поднимать сельское хозяйство и целину, потому что у нас маникюры-педикюры, белые воротнички и слишком развитый интеллект, чтобы копаться в земле и пачкать белые ручки в мазуте. Мы не пойдем к собственной проворовавшейся верхушке доказывать поступками, что мы – великая нация.

Да и зачем куда-то идти, если мы уже в строю? Мы в виртуальном протестном строю «Русские не сдаются!», повернутые жопой к своей стране, а лицом к монитору, за которым враг. Нам важнее кричать в светящийся экран о своём величии, чем отвернуться от него и пойти доказать свои слова полезным делом.

  И это так удобно, ведь можно не вставать с дивана, не напрягаться физически и раздувать до бесконечности щеки, и вставлять свои пять копеек в виде «индивидуального» мнения об Украине, о Новороссии, о Левиафане и враге в лице всего мира. И это не «они» объявили нам экономическую и информационную войну, не «они» объявили нам бойкот, а мы «им». Потому что мы великие и знаем себе цену - теоретически. Ну-ну.

Мы держим лицо, мы держим марку. Расплывшееся лицо и обесцветившуюся, обесценившуюся и вообще, никогда не существовавшую марку.

Мне не надо далеко ходить. Вот хотя бы взять моего мужа и его друзей. Они называют себя «кухонными интеллигентами», ни одна встреча не проходит «впустую», исключительно под крепкие напитки и патриотические разговоры. Они рассуждают о силе воли президента, «прощают» ему и его аппарату капиталистические аферы, потому что он сумел заставить мир уважать и бояться себя в ситуации с Украиной, потому что он сумел без боя отхватить в пользу и без того огромной страны большой кусок суши и сохранить нашу военно-морскую базу.  Во время таких их встреч я думаю совсем о других вещах. Обычно, по мере роста количества аргументов в пользу курса Путина во мне растут оппозиционные настроения в масштабах семьи и квартиры: чем давать оценку независящим от тебя процессам, говорю я мужу, может лучше прикрутишь разболтавшиеся дверные ручки и прочистишь колено под раковиной в ванной, потому что засор и невозможно ни руки помыть, ни саму раковину. Но я всегда не права. Глупая баба хочет от мужчины самых обычных функций, в то время как он заточен под великие задачи, его грандиозный мозг работает даже во сне, изобретая витиеватые формулировки и саркастические выпады в сторону Запада, мозг рождает жаркие аргументы в пользу правящей системы и полные глубокого самоуважения тезисы о том, как нужно любить Родину.

Итак, все вы - «патриоты». Вы ругаете Звягинцева, его «Левиафана», вместо того, чтобы гордиться достижениями своего соотечественника, ну или пойти и снять хорошее кино о России - такой, какой видите её вы, великой, например. Вы говорите: ну хорошо, он показал беспринципность, безнаказанность, вседозволенность, коррупцию, подлость и гнусную ложь, которая, да, есть, присутствует в рядах чиновников и в иерархии церкви, но не может быть плохо абсолютно всё! Не может и жена при этом оказаться сукой, и друг предателем, хоть что-то нужно было показать с хорошей стороны. И знаете, что это мне напоминает? Нынешнюю моду жителей глубинки на стеклопакеты в саманных хатках. Хоть что-то хорошее должно быть!

Когда я приехала летом в свой Кавминводский регион, в свой Георгиевск, я изумилась. Люди продолжают жить в смешных помещичьих строениях, которые полтора века назад служили пекарнями, булочными, в общем служебными помещениями, возведенными из дешевой смеси глины, навоза и соломы. Они делают в них дорогие ремонты, меняют деревянные рамы на пластиковые и догоняют Москву по количеству иномарок на семью, вместо того, чтобы строить крепкие дома из кирпича.

 Одни говорят, что у них нет на это денег, умалчивая многолетние набивания купюрами своих матрасов, как бы случайно прикрывая рукой золотые цепи, надетые все сразу на шею и нервно одергивая дорогую шубу, уже не первую в гардеробе. Другие говорят, что у них нет на это денег, и зачарованно любуются трехстворчатым стеклопакетом «под дерево» в накрененной глиняной стене, вместо того, чтобы обратить внимание на ребенка, потирающего застарелые мозоли на ногах, но терпящего тесноту ботинок трёхлетней давности.

И первые и вторые регулярно смотрят телевизор, называют себя электоратом Путина, интернет используют не для просвещения, а, чтобы выложить на единственном известном им ресурсе «Одноклассники» фотографии новой одежды, украшений - на фоне красивых окон во второсортном жилье. Эти окна символизируют собой окно в новый красивый мир, в новую жизнь.  Окно (в Европу - зачёркнуто) в Китай. Они как бы говорят нам: вот теперь-то заживём, начало положено. И продолжают закрывать глаза, искренне не видеть покосившийся фасад всего здания.

У нас там – в моём городе, где преобладает частный сектор, принято выходить из дома при параде. Женщины с кричащим макияжем, на каблуках выходят из ворот с облупившейся краской и идут по улице в сторону рынка, гордо, но не спеша: во-первых, чтоб себя показать, во-вторых, чтоб на других посмотреть, а, в-третьих, потому что покрытие тротуаров слишком не равномерное.

Три метра рассыпающейся брусчатки девятнадцатого века; пять метров современной уличной плитки; два метра нового асфальта; два – старого, с провалами и рытвинами; метры бетона с гравием, метры утоптанной почвы, метры, метры, метры, говорящие в каждом индивидуальном случае о хозяине двора, вдоль которого эти метры пролегают. Мужчинам проще. Они садятся в свои иномарки, или оттюнингованные жигули, включают рэп, русский шансон или, что чаще, «За тебя калым отдам, сердце дьяволу продам…» и жгут сцепление и шины, с ревом трогаясь с места. Они готовы продать сердце дьяволу, обхаживая будущих жен, а потом со спокойным сердцем отпускают этих жен спотыкаться до рынка и обратно, чтобы красиво отъехать от двора и отправиться по пацанским или мужским делам. Эти дела в реале – аналог интернет-площадки в мегаполисе. Пока жёны нюхают петрушку и ощупывают помидоры тяжелыми от драгоценных перстней руками, мужики кроют «Порошенку» и «Короля обезьян», а потом, смиренно обнажив головы, поминают знакомых ребят, погибших в ДНР.

Но наших войск там нет, что вы! И вообще, так надо, Путин молодец, не дает разместить базу НАТО у границ России, сохраняет целостность и военную безопасность. Пропаганда делает своё дело, даже противоречащая здравому смыслу. Но я не о Путине и не о его действиях.

Я о тех, которые кричат по поводу и без повода о нашей великой нации, о непостижимой русской душе, культурном наследии, победе в ВОВ и геройствах наших дедов, о тех, кто под прикрытием всего этого говорит: «Я горжусь, что я русский», а потом притворяется спящим в метро, чтобы не уступать место бабушке, докуривает и бросает окурок на газон, хотя до урны несколько шагов, приходит домой и ложится на диван с баночкой пива, не замечая, как жена уже еле ползая, из последних сил укладывает детей и домывает посуду, а если, вдруг, она вздумает лечь под бочок и попросить о ласке, он яростно рыкает, потому что «мужик устал, мужик нуждается в личном пространстве, свободе и отдыхе», «потому что мужик зарабатывает деньги и имеет право хотя бы вечером…», «потому что у мужика родилась искромётная шутка по поводу продажных либералов, а глупая надоедливая баба мешает мыслить и творить».

Это всё напоминает какой-то абсурдный квест, игру в шахматы на большом расстоянии от доски, за которой как раз и сидят те, кто может двигать фигурами. И они нас не слышат, им пофиг, даже, если мы начнем глотки друг другу грызть, пытаясь оправдать тот или иной ход, или прогнозировать дальнейшие комбинации. Вопрос, насколько оправданно ваше условное участие в этой игре, при условии, что вы серьезно к этому относитесь и по-настоящему ссоритесь со своими близкими и знакомыми? Либерал на патриота, брат на брата. Какое счастье, что это пока не идет дальше бурных и оскорбительных дискуссий в интернете. Какое счастье, что им активно пользуются только интеллектуалы из больших городов.

А тем временем, в провинции, навьюченные картошкой и крупами, женщины на каблуках, уже показавшие себя по пути на рынок, уезжают оттуда на такси – это сейчас повальная мода на «50 рублей в любой конец города» (куда и пешком можно дойти за пятнадцать). Они спешат домой готовить обед. Спустя некоторое время подтягиваются мужики, уже лирически настроенные и под Петлюру: «Сбивая черным сапогом с травы прозрачную росу, наш караул идет тропой и каждый к своему посту. И каждый думает о том, что дома ждут…», и визг тормозов, и снова горят шины и сцепление. Мужик гордо выходит из машины, бросает влюбленный взгляд на пластиковые окна и спотыкаясь о неровную кладку тротуара, скрывается за воротами с облупившейся краской, где его ждет тарелка с горячим борщом и тяжелая от драгоценных перстней рука супруги. Сейчас, пока дети в школе, они полюбятся, потом доделают ежедневные обязанности и лягут спать не позже десяти вечера: она трезвая, он – «датый».

А вы, завсегдатаи виртуальных просторов, просидите перед мониторами до утра и в коматозе поплывёте на работу. Это же очень важно! Важно описать какое говно и предатель тот чувак, который уехал жить в Америку, да ещё и смеет критиковать великих русских.

И вы даже не понимаете, что поступки Брежнева, Хрущева, Горбачева, Ельцина, а теперь и нескончаемого Путина не имели и не имеют к вам отношения, ну не имеют. Вас никто не спрашивал и не будет. Зуб даю, что в каждой отдельно взятой и вместе собранных головах россиян не было даже намека на мысль о «Крым наш» до того, как появились фактические предвестники аннексии. Может, кто-то из вас написал такое неожиданное желание на бумажке в канун Нового 2014 года, успел сжечь её и съесть пепел до конца боя курантов, может вся страна одновременно так сделала? Тогда не понимаю, где была я? Почему со мной не посоветовались?  И, кстати, может я в игноре соотечественников? Но я же живу в этой стране, никуда не уезжала. Тогда объясните мне, почему, если я люблю свою страну, я не могу критиковать государство? Это все-таки разные вещи. Почему, если я люблю свою страну, я должна уподобиться агрессивно настроенным и в то же время помпезно-торжественным виртуальным ватагам, бьющих себя в грудь и орущих: «Не тронь великую РАССЕЮ». Объясните, что вы подразумеваете под словом «великий».

Великий - большой? Да, большой народ, многочисленный. Тем выше наша ответственность перед страной, тем меньше фактической ответственности государства перед нами. Потому что Москва далеко, президент далеко, достучишься ли туда? Эээх, авось и так проживём. А тут не охать/ахать/эхать нужно, а брать каждому себя за шкирку и идти на субботники, строить детские площадки, повышать культуру быта в своём ареале. Просто повышать культуру.

Или великий - выдающийся? Чем же вы таким выдаётесь? Выделяется пока только правящая элита, у них своя игра, свои правила, геополитика всякая, интриги, подковёрные стратегии. А вы? Ах, у нас Пушкин, Толстой, Достоевский! Ах у нас Плисецкая, Зыкина, плеяда золотых актёров, Эльдар Рязанов, Пётр I, Санкт-Петербург, крещение Руси и Владимир Красно Солнышко, у нас православие, тайга, нефть, газ, Сколково…

Да, блин, великая страна – говорит один «шахматист» другому. Но это всё еще они решают, куда поставить фигуры, а вы в это время расслабляетесь – о, мы великие! А Пушкин давным-давно умер, как и другие, и Киев – уже столица другого государства, и к Сколково вы не имеете отношения, и в церковь никогда не ходили. Так в чём величие каждого конкретного русского? Вас распирает от гордости, что наши деды победили в войне? Да, я тоже горжусь своим прадедом – героем Советского Союза Беланом Сергеем Абрамовичем, но мне-то это какое величие должно придавать? Война давно закончилась, мы чтим память, но к нам сегодняшним это не имеет никакого отношения.

То, что у нас бабы и в избу горящую, и коня на скаку – это понятно, но у нас же этих баб и в хвост, и в гриву, и за горящую избу на сеновал. Великие женщины? Только потому, что детей рожают и в одиночку при живых отцах их воспитывают? Это величие? Это беда.

Мужики великие? В городах напомаженные и изнеженные, в глубинке спивающиеся и недалёкие? Или просто хамы трамвайные. Вот он, хороший, заботливый, замечательный, ваш единственный, усаживает вас в дорогой автомобиль, закрывает за вами дверь, едет и на светофоре его подрезает машина с другой женщиной за рулем. Он её догоняет, он её наружу вытаскивает, он её кроет всеми невозможными эпитетами, а потом садится опять в своё авто – милая, у тебя все хорошо? – и едет дальше, как ни в чем не бывало. Вы всё еще думаете, что кто-то тут великий? В каком месте? А, ну да, об интимном вслух не говорят.

У меня мама ярый оппозиционер, читатель разнообразных либеральных порталов, мечтает жить в Америке. Наелась в своё время и сельского хозяйства без господдержки, и дефолтов, и рэкета, хочет, короче, уехать и открыть маленькое кафе, где будет печь торты и пирожные. Хочет бизнес для души, но у нас его открыть не реально, реалии для маминого финансового положения не те. Имеет право, почему нет? Но в Америку тоже просто так не попадешь, а то б уже все «великие» туда перебрались. Вынужденная продолжать жить здесь, посвятившая всю жизнь частной агрономии в провинции, куда она может пойти работать в пятьдесят один год в Москве? Может, куда-нибудь, но вынужденно, не для души, опять от безысходности и на маленькую зарплату.

Муж мой маму за прозападничество не любит.

Однажды ей нужно было уехать, она попросила принять на время её сиамского котёнка. Мы приняли и решили оставить себе, все равно мама тему с Америкой пробивает и в конце концов оставит кота нам насовсем. Муж назвал кота «Крым» и тролит теперь свекровь фразой «Крым наш», на что мама едва слышно шипит: «Ватники». Оба хороши.

И вот эти темы: кто за кого, кто ничтожество, а кто человек, постоянно всплывают вокруг меня и в жизни, и на экране. А ручки продолжают болтаться, замок заедает, лампочки перегорели, часы остановились, зато «мы великие» и умные, ага. А главное, полезные.

Так что, «Великий русский народ», сдуй свои напыщенные щеки, расформируй бессмысленное кричащее войско на отдельные составляющие и вместо искусственно взращиваемой гордыни, пойди и в каждом отдельном случае сделай что-то нужное, кому-то важное. А то идеи уже начали протухать, проекты обесцениваться, огороды зарастать, дорога сравнялась со степью, лес завалило хворостом, а дети выросли из не залатанных штанишек и тырят сигареты из пачки. Идите покрасьте свой забор, вытрите пыль, помойте посуду, очистите мозг и совесть молитвой и наполните голову новыми знаниями. Идите получите второе образование, которое, в отличие от первого, будет продуктивным, потому что осознанным. Посадите второе дерево, постройте второй дом, родите второго сына. Подходите ко всему осознанно, чтобы это давало сильные ростки. И вот тогда мы вырастем, все, медленно, но высоко. Вот тогда мы станем великими.