Все записи
12:17  /  24.08.16

6020просмотров

Режимный субъект

+T -
Поделиться:

Все-таки золотой человек Владимир Иванович Якунин!

К первой годовщине своей бесславной отставки бывший глава РЖД получил премию от своей конторы в 90 миллионов рублей. Не то, чтобы он сильно нуждался, но привычка — вторая натура. Или хватательный инстинкт уже первая натура?

И, тем не менее — с какой стати? В блогосфере — последней свободной территории нашего пространства этот вопрос звучит на все лады. Выберем из них самые литературно приличные. За коим лешим? Для какого рожна? Какого хрена?

Патологическая алчность объясняет все, кроме самого главного. Владимир Иванович Якунин — фигура остро социальная. Режимный субъект. Так что поговорим об этой формально уходящей натуре.

Десять лет назад

Перенесемся на десять лет назад.

«В управлении нашей страной есть много странностей. Но все становится на свои места, если встать на ту точку зрения, что нами руководят враги…»

Столь глубокомысленное наблюдение принадлежит парню из ЖЭКа, которого все зовут Ваней-энергетиком. По месту в системе он далеко не Чубайс. Так что можно считать это изречение народной мудростью. Поговорим как раз об этом — о странностях в управлении страной.

Как подбираются кадры в нашей великой и обильной на таланты державе? Имеются в виду, естественно, не вакансии слесарей и водопроводчиков, учителей, врачей и программистов, а те, у кого в руках бразды правления и главные пульты управления.

Назначение первого лица в одной из супергосмонополий — на РЖД в этом смысле акт образцовый. Стиль высшей кадровой политики предстает как на ладони. Российские железные дороги наравне с Газпромом и РАО «ЕЭС» — один из трех китов или трех хитов российской политэкономики.

Что такое политэкономика? Это то, что у нас заменяет нормальную экономику.

В отличие от экономики, которая требует рыночных цен, открытости и равенства условий, политэкономика строится на трансляции политических директив и раздаче экономических привилегий. Одна из ее ипостасей публично прокламируется. Другая тщательно скрывается.

Рекламируется политика дотирования населения, с одной стороны, и промышленности, с другой, за счет назначаемых цен на газ, электричество, транспортные перевозки. При этом, естественно, остаются в тени интимные подробности — кому именно, по каким конкретно ценам и за чей счет будут проданы базовые услуги. Не говоря уже о святая святых — цене откатов. В этой искусственной системе наши естественные или не очень госмонополии назначены фундаментом социальной политики и промышленного развития. Ущербной политики и уязвимого развития, но это уже приходится списывать на побочные эффекты.

Вторая ипостась политэкономики никак не афишируется, хотя она не менее системообразующая. Негласно у нее на содержании кремлевские звезды. Именно госмонополии — доноры политкампаний партий власти, как бы они ни назывались и какие бы имена ни украшали их списки, начиная с самого первого имени, которое ни в какие партии не входит и выше всех списков. Наши вожди имеют право избирать и быть избранными, не так ли? Но ведь для этого надо кормить партийные дружины, проводить дорогостоящие рекламно-пропагандные действа — у нас же демократия. А где деньги взять? В тумбочке, вестимо. Этой тумбочкой служит черная касса госмонополий. Во второй своей решающей ипостаси политэкономика — это откат другого рода, квазиобщественный оброк на оплату счетов текущей политики.

Госмонополии — монстры переходного периода, промежуточный итог исторической мутации. По форме они капиталистические — акционерные общества. По сути социалистические — конкуренции не терпят, абсолютное господство в своей сфере им обеспечено «естественным» образом — государственным распоряжением, контрольный пакет акций в кармане правительства, все видные посты, как бы по-капиталистически они ни назывались, за назначенцами. Не слишком эффективный, но очень удобный гибрид — особенно для абсолютно никому не подотчетного управления денежными потоками.

Назначение в одной из наших трех госмонополий первого лица — событие более важное, чем смена министра или зама премьера. Как и почему оно произошло — к этому стоит присмотреться пристальней.

Читаем в «Коммерсанте» в режиме реального времени объяснения «хорошо информированного источника»: «Эти перестановки плановые и давно готовились, хотя мы не ожидали их именно сейчас — не очень понятна спешка и совершенно не очевиден повод». Понятно одно: это Византия. Логика вне логики (во всяком случае, прогнозируемой логики производственного процесса). Решение спущено сверху и точка!

57-летний Владимир Якунин меняет на посту 68-летнего Геннадия Фадеева. Возраст не в пользу уходящего, но, во-первых, когда полтора года назад их назначали на свои посты — Фадеева первым номером, а Якунина вторым — разница в годах была не меньшей. А во-вторых, весь этот возраст Фадеев отдал именно железной дороге. А Якунин — профессионал совсем в другой области, большую часть своей трудовой карьеры, очень скромно увенчанной медалью «За боевые заслуги», он провел на неведомом и невидимом фронте под прикрытием ооновских или внешторговских организаций. Трудно избежать вывода, что профессионализм для руководства организацией класса РЖД не главное. Тогда что же?

Два удивительных обстоятельства. Именно то, что он из разведки. И самое существенное: «лично известен». Он соучредитель знаменитого кооператива «Озеро».

Почитаем еще один комментарий.

«В РЖД г-н Якунин был делегирован государством, чтобы “присматривать” за реформой железнодорожного транспорта и наводить порядок в этой отрасли после отставки весьма одиозного министра путей сообщения Николая Аксененко. На место главы РЖД Владимира Якунина прочили уже давно. Тем не менее, компанией руководил Геннадий Фадеев — профессионал высочайшего класса... Именно Фадеев обеспечивал “преемственность”: и экономическую — переход монополии от формы министерства к форме акционерного общества, и политическую — из-под власти “некремлевского” Аксененко под управление человека из Кремля. Ведь при резкой смене власти и собственности существовал риск развала МПС. По мнению отраслевых аналитиков, сейчас критический момент в реформе железнодорожного транспорта прошел, и назначаемые властью люди могут реализовывать заданную сверху стратегию развития. Владимир Якунин стал вторым представителем питерского окружения президента, возглавившим крупную инфраструктурную монополию (первым был Алексей Миллер, назначенный в 2001 году председателем правления Газпрома)».

Это комментарий «Эксперта».

Главный вывод подтверждается. Владимир Якунин — политназначенец. Ему необязательно знать дело, зато он облечен доверием. Он «смотрящий». Не за ходом реформы, реальную реформацию отрасли провел как раз профессионал Фадеев (после чего мавр может уйти). И не за тем, чтобы реализовывалась некая заданная сверху стратегия развития отрасли, потому что верхи столь же непрофессиональны и никакой стратегии развития отрасли оттуда исходить не могло. Тогда за чем? Чьим «смотрящим» является г-н Якунин? В маленьком комментарии знающий «Эксперт» на удивление расплывчат, он дает три разных ответа.

Первый ответ — «государство». Странный ответ. Можно подумать, что до комиссара Якунина в РЖД окопались сплошные враги государства. Бывший министр отрасли Аксененко фигурировал в высокой интриге, но назвать его врагом государства?! Между прочим, он чуть не стал премьер-министром, а там, бог весть, глядишь, и президентом. Кстати, и «некремлевским» «Эксперт» его мог обозвать, только добавив «ныне», при предыдущем раскладе он был очень даже «кремлевский», в чем все и дело… Второй ответ несколько расплывчат, «сверху» — это просто синоним власти, что технически правильно, но не приближает нас к пониманию. Третий ответ расшифровывает псевдоним власти. «Питерское окружение президента» — истинное имя правящей группировки. Ныне правящей. Именно ее «смотрящим» и назначен Якунин. А за кем «смотреть»? За бывшим хозяином отрасли Аксененко, который чуть было не перебежал дорогу Путину и, стало быть, во враги попадает автоматически.

На самом деле Аксененко давно уже нет не только в отрасли, но и в стране, чудом унес ноги от вездесущей Генпрокуратуры. Так что «смотреть» за ним особой нужды нет. Гораздо важней «смотреть» за тем, кто пришел ему на смену. Не важно, что Путин сам назначил Фадеева, это назначение было вынужденным и временным. Он ведь не свой. Отрасль на критическом перепутье ему можно доверить, приходится, когда своих профессионалов нет. Но не денежные потоки, ими должен рулить исключительно надежный, проверенный что в разведке, что в разводке человек. И это долгожданное решение, наконец, состоялось. Вот теперь, когда на денежных потоках сидит свой, порядок в отрасли наведен. Не важно, что в этот самый день поезд с цистернами мазута перевернулся в Тверской области…

Деление на своих и чужих — принцип вообще-то феодально-клановый.

А теперь прямая речь самого героя-избранника — почему он?

Корреспондент «Коммерсанта» задал вполне невинный вопрос: «Когда вы поняли, что возглавите РЖД?» Ответ героя превзошел все возможные ожидания.

«В одной из бесед Владимир Владимирович Путин сказал, на мой взгляд, замечательную фразу о его личной кадровой работе. Смысл ее заключается в том, что людей, назначаемых на высокие должности, необходимо выращивать. И начиная с 1997 года, происходил, как я сейчас это понимаю, процесс постепенного и очень неласкового выращивания Владимира Ивановича Якунина как управленца — человека, которому поручались сложные и ответственные участки работы. Что касается РЖД, то задача, которая передо мной здесь ставилась, сводилась к необходимости защиты государственных интересов».

При всей многозначительности смысл сказанного проще пареной репы. «Я человек отмеченный, причисленный к лику своих аж с 1997 года».

Осиянный высшей благодатью наш герой весь светится: пробил его час! Заодно он обнажает действующую систему высшего выбора. То, как она работает, и есть характеристика правящего режима.

Монархическое «Государство — это Я» — идеальная формула абсолютизма. В советские времена восторженная публицистика любила кокетничать с формулой Людовика, приписывая ее как бы «социалистической демократии». На трон «хозяина страны» риторически подсаживался другой «я» — простой советский гражданин. Это была фигура очевидного краснобайства. Настоящей формулой демократии служит американское We the People — «Мы, народ», или даже точней «Мы, люди». Фундамент демократии — самостояние гражданина, выборы, один человек — один голос.

Ну а если без пафоса, политика и демократия — понятия взаимообусловленные. Можно сказать, что политика — порождение и одновременно условие демократии. Правда, тут нужно оговориться. Нам не хватает слов. Потому что на самом деле существуют две разные политики, и в английском языке для их выражения есть два разных слова — policy и politics. Политика как курс, выбор линии поведения (человека, племени, государства) по отношению к кому-то или чему-то — это policy. Эта политика существовала везде и всегда, вплоть до безальтернативных каннибальских времен. Тогда она именно в том и заключалась, чтобы поедать себе подобных, сначала чужих, а потом и своих. Речь не о ней.

Политика — politics — означает регламент при формировании власти. И не какой-нибудь произвольный порядок, а именно выборный процесс, предполагающий альтернативность, партии, открытое их соревнование и борьбу.

Politics — политическая игра по правилам, являет собой каркас современной (или западной, что, впрочем, одно и то же) демократии. Эта хорошо разработанная и проверенная временем конструкция предполагает разделение властей. (К слову сказать, в демократии «власть» никогда не используется в единственном числе, она всегда во множественном — «власти»). Разделение на три ветви власти — исполнительную, законодательную и судебную — страхует общество от самодержавия. Ограничение срока правления народного избранника — от узурпации и застоя. «Четвертая власть» — метафора независимой прессы — обеспечивает общественный контроль за поведением любых властей. «Сторожевой пес демократии», «недреманное око общества», она бдит - следит за злоупотреблениями и преступлениями в коридорах власти.

Всех этих слов и понятий катастрофически не хватало в нашем лексиконе. По понятным причинам.

В тоталитарном обществе была одна-единственная власть, тяготевшая к абсолютной. Была кромешная тайна, институциональная ложь, вероломные заговоры. Была смертельно опасная борьба за власть. Но политики не было. Не считать же политикой каннибальский способ, которым Сталин под восторги страны расправлялся со своими соратниками по ленинскому политбюро. Или то, как беззастенчиво Брежнев со товарищи выставили со двора Хрущева. Или то, как кучка властных геронтократов подсаживала на престол немощного Черненко. Политика как выборы и выбор забрезжила у нас совсем недавно. В весьма несовершенном виде. Но только мы успели понять, что чем справедливей и прозрачней система выборов, тем более продвинутой и цивилизованной может считаться политическая система общества, как нам разъяснили, что лучшая выборность — это назначаемость. И что есть штука повыше и понадежней демократии — вертикаль власти.

В нашем недавнем прошлом это называлось по-иному — принцип «демократического централизма». Различия не слишком существенные, но они есть.

В той, коммунистической, системе всё решала номенклатура, она заполняла все кадровые поры. Орготделы гигантской цепи комитетов правящей партии и по горизонтали, и по вертикали — от райкомов до секретариата ЦК КПСС — пестовали заветные списки с кадровым активом и резервом. По-своему это была титаническая всеохватывающая система. Нынче все так же контролируемо, только куда уже и закрытей. Есть только один питомник чистых, остальные нечистые. Ибо кадры должны быть непременно личные. Нас вырастил Путин защищать государственные интересы… Да от кого их, прости Господи, защищать — в той же РЖД, скажем? От английского шпиона Аксененко? Или от японского агента Фадеева? Но вроде бы пока их таковыми не объявляли. На самом деле, от чужих. Для этой власти все, кто не свои, — чужие, а все чужие — потенциальные враги. За пять лет как бы сама собой сложилась власть своих и для своих. Лояльность себе она и называет верностью государству. «Государство — это мы!»

В таком антураже политика вырождается, превращается в междусобойчик. Политику диктует уже не логика государственных и общественных интересов. Истинное содержание такой политики - назначение своих людей и проведение своих решений. И, соответственно, отвержение «иных» решений и людей. Автоматически свои люди обретают статус государственников, а все чужое объявляется имманентно противоречащим государству.

Такая система публично называется порядком. Порядок нуждается в увековечивании. Да и к чему перемены? От реформ только смута. Против могут быть только враги.

Выборы с их непредсказуемостью не нужны власти. Ей нужна идеальная вертикаль и полная назначаемость сверху донизу.

С гиканьем отменили губернаторские выборы, дескать, они плохое сито, не обеспечивают достойный выбор. Всех губернаторов, за малым исключением, тут же указом президента переназначили. Стоило ли огород городить? Еще как стоило.

У избранного главы региона появляется собственная легитимность. И он так или иначе плюралистическая фигура. Потому что избираемый должен ориентироваться на многих — на избирателей (общественное мнение), на партии, чьи позиции надо учитывать, на бизнес (деньги). Назначаемый зависит только от руки дающего.

Вообще-то эта система неработоспособна, вход в нее с иголье ушко. Кадровый резерв питерских чекистов узок до полного неприличия, он неизмеримо меньше номенклатуры КПСС, успешно приведшей страну к застою и поражению. Такая система хороша для мафии, но не для общества, вкусившего демократии. В постиндустриальную пору это кажется особенно странным, нелогичным, старорежимным. Но, похоже, что власть нужна вовсе не для того, чтобы решать острейшие социальные проблемы. Судя по тому, с каким бодрым урчанием наши два «национальных достояния» — «Газпром» и «Роснефть» — и первые лица режима, стоящие за ними, раздирали дымящиеся куски ЮКОСа, заодно захватывая ненароком уже и «Сибнефть», их увлекают совсем иные задачи.

Власть — это способ контролировать основные денежные потоки и пилить собственность. Власть — это главный актив! Делиться таким бесценным ресурсом с кем бы то ни было просто глупо. Если, выражаясь языком Вани-энергетика, встать на эту точку зрения, то все становится на свои места. При Ельцине работа была сделана неправильно — кто будет спорить, что построенная система «олигархического капитализма» крайне несправедлива. Пришла пора перепилить большую собственность заново. В интересах правильных, хороших, надежных людей. То есть, своих.

Конечно же, это секретная миссия. Отсюда бесконечная таинственность, легендирование целей и задач, шарады и сюрпризы для публики, назойливое объявление личной лояльности преданностью государственным интересам.

Лучшие умы страны в канун президентских выборов — 2004 бились над загадкой: зачем за два месяца до голосования отправлять в отставку правительство Касьянова и почему на пост премьер-министра назначен Фрадков — абсолютно «нулевой вариант». Ничего умного за время, прошедшее с той поры, так и не было предложено. Просто потому что умного ответа не существует. Настоящий ответ примитивен. Неважно, хорош или плох Касьянов, он чужой, и рано или поздно его нужно убрать. И пусть Фрадков заранее слабей Касьянова, зато он свой. А то, что он при этом еще и никакой, это как раз прекрасно. Именно такой нейтральный, чтобы не сказать, выигрышный, фон требуется президенту Путину. Государственный муж №2 не должен иметь собственной харизмы. Да и нет никаких №2 или №3. Есть только №1!

Между прочим, сейчас говорят, что уже тогда вместо Фрадкова из заветной табакерки мог выскочить Владимир Якунин. В это нетрудно поверить. Это же не связано ни с объективными требованиями поста, ни с реальными достоинствами персоны, ни с ожиданиями общества.

Питерско-чекистская меритократия приводит к кадровой засухе. Журналисты, политологи, заинтересованные граждане сбились с ног, пытаясь найти ответ на Загадку-2008: кто же может стать новым президентом после Путина? И в отчаянии приходят к выводу, что такой фигуры в природе нет. Страна есть, народ почти 150-миллионный есть, а избирать некого. Просто пустыня.

На самом деле это совершенно сознательный, объективный результат того, что вертикаль власти победила в нашей стране. Кстати, кого и что она победила? Демократический регламент, политику как таковую. Разделение властей не успело установиться, как его совсем уже нет, власть в едином лице — открыто провозглашаемый идеал. Даже такая малость, как ограничение срока власти губернаторов, уже миновала, в воздухе растворилась — вместе с выборностью. Назначаемые губернаторы должны знать, что есть лишь одна мера времени — воля царя-батюшки. Если хорошо помолиться, то она может быть и безразмерна.

Вместе с политикой вертикаль власти извела и политиков.

Самый длинный язык режима Михаил «Однако» Леонтьев приоткрыл завесу над ходорковским процессом. Тот, дескать, возымел политические амбиции. А раз так, то политический процесс с любыми криминальными приговорами — законное оружие власти. Политических конкурентов должно держать в клетке как злейших государственных преступников.

С этим даже не хочется спорить. Это действительно принятая логика — для развитой деспотичной автократии.

И дело не просто в последовательном изведении всех мало-мальски выдающихся фигур. В обществе, где нет политики, настоящим политикам просто неоткуда взяться. В автократии есть только одна фигура.

В 2000 году никто не знал, что такое В.В. Путин. Через пять лет его президентства других фигур на политических горизонтах страны просто не различить.

Нет ему альтернативы, заголосил вдруг дружный хор. Ну, просто Король-солнце на нашем небосклоне.

Король-солнце это не то, что всходит и заходит. Это власть от Бога. Монарх навсегда. В демократии правитель ограничен в своих полномочиях, в том числе временными рамками. В Америке двумя четырехлетними сроками. У нас почему-то так же, хотя мы же не Америка! Путин своими несравнимыми достоинствами, конечно, заслуживает исключения, но закостеневшая в своих скрижалях Конституция этого не учитывает. Тут надо что-то делать.

На самом деле оптимальное решение у нас под носом. Самое правильное, если всех новых президентов России будет назначать своим указом президент Путин — как губернаторов!

Простое и надежное решение. Правда, потом придется решить и еще одну непростую задачку — отыскать рецепт индивидуального бессмертия для единственного и безальтернативного. Это, однако, уже не к политике, это к медицине.

P.S. В машине приемник настроен на «Эхо Москвы». А там именитый гость — Филипп Денисович Бобков, генерал армии, бывший первый заместитель председателя КГБ, чекист-идеолог, бич диссидентов. Вещает, ностальгирует, мягко поучает, как ни в чем не бывало. Какие - такие репрессии были в нашей стране, какой - такой тоталитаризм? Да о чем вы говорите, разве в этом дело? Главное, чтобы народ любил свою власть. А какой она будет — тоталитарной там или какой иной, это неважно…

Тоже хороший рецепт.

Десять лет спустя

Вернемся в наше время.

В августе 2015 года Путин отправил своего избранника, которого он так долго и плодотворно воспитывал, в отставку.

За что? В Византии не бывает объяснений. Можно только строить догадки по поводу природы решений, сколь бы иррациональной она ни была.

Тем не менее, по привычке разума подведем итоги. С чем ассоциируется наш герой? Чем ознаменовал он свое звездное десятилетие?

Тут перед нашим взором чудесным образом возникает Благодатный огонь.

Благодатный огонь, поясняют глоссарии, это то, что выносится из Гроба Господня на особом богослужении, совершаемом ежегодно в Великую субботу, накануне православной Пасхи в храме Воскресения Христова в Иерусалиме. Вынос Святого Света символизирует выход из Гроба «Света Истинного», то есть воскресшего Иисуса Христа. После чего Благодатный огонь доставляют в православные страны, где его с трепетом и почетом встречают церковные и светские иерархи.

Какое отношение Гроб Господень, Великая суббота и прочая благодать имеет к В.И. Якунину? Глава российского РЖД, видно, благодаря своему благочестию стал мессенджером или, если хотите, официальным перевозчиком Благодатного огня. Ежегодно именно он специальным авиарейсом доставляет его в Россию, что, безусловно, приближает нашего героя к лику святых.

Впрочем, в остальные дни он тоже без устали несет соотечественникам истинный свет. Истово, словно зулусам, проповедует русский патриотизм - антиамериканизм, разоблачает мировую закулису, клеймит буржуазный образ жизни с его бездуховностью и невыносимым консьюмеризмом. Делает он это очень творчески.

«Я тут ввел термин. Мировой финансовый олигархат. Так вот именно его стоит во всем винить».

«Мировой олигархат постепенно увеличивает свое господство с помощью мировых войн. К каждому мирному договору есть много вопросов».

«Возникновение СССР остановило этот драйв мирового олигархата. Мир стал биполярным».

«Почему развалился СССР? Рабочие попали под западную идеологию, которая выдавала желаемое за действительное».

Очень стройное и логичное мировоззрение. В деле защиты национальных ценностей он святей папы. Некоторое время назад на Валааме собрался Попечительский совет Русского географического общества. Организация специфическая, но все же не Политбюро ЦК КПСС и даже не Священный Синод. Вокруг тишина, красота, благодать. Слово берет Владимир Иванович.

В. Якунин: Вы знаете, я, с Вашего разрешения, буду говорить абсолютно откровенно, если нужно, что-то потом вырежут.

В. Путин: Может, абсолютно и не надо как-то, сдерживайте себя.

В. Якунин: Буду сдерживать. Увы. Потому что когда я слышу такие слова, как воспитание патриотизма, просвещение, то это, конечно, затрагивает до глубины души, но при этом я плохо понимаю, почему это произносится в таком узком коллективе…Поэтому я, например, саму идею воспитания, восстановления патриотизма, восстановления понятий «национальные ценности», «духовные ценности», «национальные или государственные интересы» полностью поддерживаю. Но думаю, что ограничиваться только рамками даже великого Русского географического общества для того, чтобы навязанную нам парадигму разрушения национального самосознания ликвидировать, будет маловато. И я считаю, что, может быть, сейчас именно тот самый момент, когда об этом нужно прямо сказать. Извините, если что не так.

Простим оратору косноязычие, оно тут род красноречия. Сколько духоподъемных понятий на один бит речи. И все от чистого сердца, из прямой кишки. Как тут сдержать себя!

Печально знаменитому американскому реакционеру Барри Голдуотеру — надежде республиканцев на президентских выборах 1964 года принадлежит фраза, ставшая исторической: «Экстремизм в защите свободы — не грех». Экстремал с треском провалился, а фраза осталась. Наших отечественных златоустов крайности не волнует свобода, иное кружит их лихие головы. «Экстремизм в защите патриотизма — не грех», могли бы они перефразировать фразу Бешеного Барри. Нет такого греха или преступления, которого нельзя было покрыть патриотической фразеологией. И нет такой глупости, пошлости, дикости, которые бы ни шли в оправдание их патриотических порывов и инициатив. В постоянно действующем конкурсе — марафоне на безапелляционный патриотизм, будь то хоть телевизионные, хоть думские ток-шоу, есть свои вечно говорящие, кричащие, брызжущие слюной головы. Но и на фоне этих, безусловно, выдающихся персонажей якунинские находки отличают особый шарм и бесстрашие.

Идеологичского врага с его жалкими интригами он и в грош не ставит. К тому же он большой остроумец. Вопрос на пресс-конференции: не мешают ли ему в работе санкции? Ответ: «Это приблизительно так же чувствуется, как наличие комаров в Сибири. Ну, мешает, тем не менее, все живут. А чем больше комаров, тем больше рыбы».

Что ни выступление — устное или печатное — то перл.

«Лишение национальной идентичности имеет конечную цель. Это чипизация человечества».

«Глобализация лишена нравственности. В английском языке такого понятия в принципе нет».

«Коррупция является неотъемлемой частью глобализации».

Легкость мыслей необыкновенная. С этой недосягаемой высоты он дает указания, ставит задачи.

«В противовес обозначенным пропагандистским вызовам необходимо формирование целенаправленной пророссийской, прорусской, государственнической, патриотической пропаганды. Она должна найти воплощение в печатно—издательском, наглядном, уличном, монументальном и иных видах носителей пропагандистской информации».

Путин должен «сформировать в стране правящую элиту, наподобие той, что существовала в царской России».

Скучно Владимиру Ивановичу среди вагонов и рельс. Он ратоборец идеи, идеолог, идеократ, прости Господи.

Тут, правда, закрадывается первое сомнение.

Идеократия - это когда все бытование государства посвящается некой риторической цели. Мирские заботы уступают высшим задачам. Земное подчинено небесному. Все-таки это не совсем наш случай.

Древний Рим и античная Греция не были идеократиями. Православная Византия и Испания в зените католической инквизиции были.

Идеократиями были Советский Союз с его строительством коммунизма и фашистская Германия с ее планом тысячелетнего рейха.

Идеократия по-своему неотразима, у нее нечеловеческий замах.

Ну, да, с некоторых пор у нас вошло в моду публично скорбеть по великому прошлому, когда нас, если и не любили, то, по крайней мере, боялись… Большинство печалится от недомыслия, которое принимают за ностальгию. Громкоголосые витии — из спекуляции. Фактор фанатизма не исключается, но это уже чистая клиника.

В действительности идеократия у нас сегодня вряд ли возможна — так, во всяком случае, хочется думать. Идеократия начинается как утопия, а кончается как кошмар. Кошмар представить нетрудно, но от утопии мы получили сильную прививку. Хватит на наш век коммунистического рая.

Продолжим наблюдение, чем еще мил обществу наш герой?

Рядом с Благодатным огнем восстает не менее эзотеричское понятие - шубохранилище.

Словами описать это чудо чудное невозможно. Настырный Навальный попытался. Проникнуть внутрь загородного дома Якунина, конечно, не удалось — объект охраняется неизвестными людьми в форме и с собаками — то ли железнодорожными войсками, то ли просто зелеными человечками. Но, если не картинку, то карту-схему он нарисовал. На подлинно суверенной площади в 14,8 га вольготно расположился дом гаргантюазных пропорций. Тут и там разбросаны, словно спичечные коробки, «дом для привратников», гараж на 15 машин с отдельным боксом для Майбаха, бассейн, корт. В общем, ничего особенного. Истинно благочестивый взгляд отметит молельную комнату в золоте. Ну и где-то рядом легендарное шубохранилище, с которым навечно связала имя Якунина народная молва. Похоже, это сердце секретного объекта.

Не везет Якунину с недвижимостью. Вдобавок к поместью под Москвой, бесцеремонные поисковики Навального обнаружили еще особняк в Лондоне стоимостью в 35 миллионов фунтов стерлингов, записанный на эту фамилию.

Сам Владимир Иванович немедленно открестился от ценной находки. Дескать, никакого отношения к ней не имеет и участия в приобретении данной собственности не принимал. Это просто инвестиция его старшего сына Андрея, который живет в Лондоне…

Но это же совершенно другое дело!

Тем временем мудрый папаша продолжил свои доходчивые объяснения:

«Андрей — история особая, я с большой душевной болью воспринял его желание уехать. Это случилось, когда выражение «бандитский Петербург» оставалось не только литературной фразой, но и жизненной реалией. Андрей говорил: «Не хочу, чтобы моих детей, твоих внуков, отец, в школу и обратно сопровождала охрана». Контраргументы я находил с трудом… Кроме того, у Андрея блестящее образование, кандидатская степень по экономике, дипломы Колумбийского университета и Лондонской бизнес-школы. Сын успешно реализует знания на практике, стараясь внести вклад в развитие отношений между Россией и Европой. Но сейчас видите, как все повернулось… Было бы неправильно с моей стороны силой заставлять вернуться. Я против давления. Любой шаг должен быть осознанным».

Очень убедительно. Чего только не сделаешь ради внуков, спасая их из этого бандитского государства! И на какие жертвы не пойдешь ради развития отношений между Россией и Европой!

Совсем недавно Якунин-младший оказался героем двух новостей. Он получил британский паспорт — как раз тогда, когда Путин бросил клич возвращаться домой со своими капиталами. И он выставил на продажу компанию «Региональная гостиничная сеть» (РГС), которую ранее планировал всячески развивать.

Присмотримся внимательней к этой транзакции.

РГС, как сказано на ее сайте, владеет девятью отелями - в Москве (Marriott Courtyard Moscow Paveletskaya) и регионах (Сочи, Ярославль, Ижевск, Астрахань, Казань, Воронеж, Новосибирск и Волгоград) с общим фондом 1379 номеров. Все объекты управляются международными гостиничными операторами, среди которых Park Inn by Radisson, Holiday Inn Express и Courtyard by Marriott.

Как пишут «Ведомости», У Якунина-младшего есть также и другие гостиницы, которые не входят в РГС, например, люксовая Four Seasons Hotel Lion Palace в Санкт-Петербурге, Park Royal Palace Hotel в Вене, Spenglers Hotel в Давосе и Antognolla Luxury Resort and Residences в итальянской Умбрии.

Наивный вопрос: а откуда у молодого человека все это гостиничное богатство? Ведь его фамилия не Хилтон. Впрочем, Якунин — тоже удачная фамилия.

Все девять отелей РГС выстроены на привокзальных площадях — это дорогого стоит. Земли выделялись через структуры РЖД. Все отели построены на деньги, предоставленные пенсионным фондом Благосостояние, в котором хранят деньги три миллиона сотрудников РЖД.

Так выглядит анатомия операции. При ближайшем рассмотрении выясняется, что это метод. Покупка железнодорожных билетов, платежная система, разного рода поставщики, действующие на безальтернативной основе, ведомственная рекламная пресса вроде журналов «Сапсан», «САКВОЯЖ СВ», даже организация корпоративных форумов и конференций, на которых блистал Владимир Иванович своими патриотическими идеологемами — вся многообразная коммерческая деятельность вокруг РЖД осуществляется фирмами, которые замыкаются на некий кипрский офшор. Стоит, однако, приподнять шоры-офшоры, и под ними — сюрприз, сюрприз! - проявится якунинская фамилия. На правильном языке это называется конечный бенефициар. Сколько раз приподнимешь шоры, столько раз он и возникнет. Официальные службы, впрочем, не сделали этого ни разу… То есть, весь железнодорожный сервис, если поскрести, оказывается, фамильный бизнес главы РЖД.

Интересная ситуация. РЖД - государственная собственность, является де факто естественной монополией главы РЖД и его семейства. И весьма пикантная ситуация. В правление Якунина РЖД — хронически убыточная система, с которой его глава снимает обильные сливки. Железная дорога, оказывается, еще и золотая.

Сколько? Сколько стоит глава РЖД? Не чего он стоит, а сколько?

Это самая большая тайна, на страже которой святой человек Якунин поклялся стоять насмерть.

История о том, как Якунин бодался с правительством, которое пыталось обязать его отчитываться о своих доходах, смешна, грустна и поучительна. На самом деле это история о том, как три путинских сокола доказали, что правительство страны им не указ. Но мы выделим в ней линию нашего героя, она того стоит.

Правительство Медведева в святом порыве приняло постановление о том, что все высшие чиновники должны ежегодно публиковать декларации о своих доходах. Пусть все видят, что мы живем со страной одной жизнью! Три бонзы, к которым это относилось в первую очередь, — Сечин, Миллер и Якунин решили, что им жить одной жизнью со страной не с руки. Первые два просто проигнорировали указ. Якунин громогласно подвел под отказ прочный идеологический базис.

Оказывается, он не является чиновником, а значит, его деятельность «не подпадает под Положение о госслужбе». И дело даже не в формальности.

«В большинстве странникто, кроме публичных политиков, к которым я не отношусь, не публикует данные о своих доходах. Спрашивать про зарплату у коллеги или соседа везде считается неприличным. Кроме всего прочего, это несёт определённую угрозу членам моей семьи», - написал Владимир Якунин в своем блоге в ЖЖ в августе 2014 г.

А еще глава РЖД добавил, что «мы уже давно не строим социализм и не проповедуем уравниловку, поэтому в нашем обществе подобная демонстрация ради демонстрации ничего не даёт». И кто только тянул его за язык!

«Вопрос: почему кто-то настойчиво требует, чтобы я сам публиковал данные о доходах? Ответ: потому что, если они такую информацию опубликуют, то это будет нарушением. Я, извините, не хочу быть унтер-офицерской вдовой, которая сама себя высекла…», — резюмировал Якунин.  

Страх за семью у Владимира Ивановича, кажется, принял характер мании. Из-за внуков отправил сына а в логово врага, а сейчас ради героически оставшихся на родине членов конфронтирует с родным правительством. Прочие доводы: права человека, суверенность личности, отказ от уравниловки — в устах патриота и государственника не просто неуместны, они звучат как непристойность.

И уж вовсе зря глава РЖД привлек в свидетельницы унтер-офицерскую вдову из бессмертного гоголевского произведения. «Ревизора» на него нет. И просто ревизоров.

Так что скрывает, теряя лицо, Якунин? Сколько стоит глава РЖД после десятилетия своего нахождения у руля монополии?

Тут нам, сам того не желая, поможет Якунин-младший и его гостиничный бизнес. Девять привокзальных отелей он готов продать за сто миллионов долларов. Объявленная рамочная цена - готовая рамка и для интересующей нас картинки. Масштаб. $ 100 000 000 за единичную сделку - это мера якунинского состояния.

Когда пару лет назад пронесся первый слух об уходе Якунина с поста президента РЖД, он лишь отмахнулся. Дескать, что за глупость? «Мы (с Путиным) сидели и ели глухаря», — заявил он журналу Forbes.

Десятилетие Якунин возглавлял РЖД. Как особа, приближенная к императору, он имел карт-бланш, что без устали подчеркивал. Чего он достиг за это время? Аналитик Максим Авербух коротко подвел итоги руководства Якунина в госкомпании:

- протяженность путей выросла на 400 км (0,3% );- скорость движения грузовых поездов упала на 5%;- сам Якунин стал долларовым миллиардером.

Это диво - дивное будет почище Благодатного огня.

И коль скоро мы снова вернулись к чудесам, поговорим о нашем чудесном новом мире, в котором возможен такой феномен. Откровенно неумный и очень надутый человек целое десятилетие правит бал в важнейшей отрасли. Делает это по общему признанию бездарно. И все это время мозолит обществу глаза и настырно учит жить.

Таких самозваных учителей духовности и идейности на нашу голову — пруд пруди. То Черкесов — дядя самых честных правил - предписывает России висеть на чекистском крюку — лучше для нее места он выдумать не мог. То бдительный глава Следственного комитета Бастрыкин обнаруживает в Конституции диверсию и крамолу - положение о приоритете норм международного права над национальным законодательством — и требует ее немедленно извести. То патентованный балабол Сергей Миронов напротив требует улучшить конституцию, вписав в нее норму обязательной государственной идеологии…

Нет, не один экс-глава РЖД у нас балуется идеократией. Или это что-то иное?

Невольно вспоминается один веселый американский фильм.

Военного библиотекаря капрала Джо Бауэрса и проститутку Риту выбирают для участия в экспериментах по заморозке людей… Впрочем, ни капрал, ни проститутка не имеют отношения к нашему повествованию, так что оставим в покое обоих. Но кое-что может нам пригодиться.

Фильм называется «Идиократия». Он о влиянии естественного отбора на умственные способности и о том, как расширяющаяся популяция глупости стремительно поглощает остатки ума и человечности… Довольно глубокая мысль для развлекательной ленты.

Такое происходит в каждой замкнутой системе. Советская номенклатура была чревата идиократией. Нынешняя система, когда все черти должны быть непременно из одного тихого «Озера», а все высшие государственные кадры родом из КГБ, куда более герметична. На тех, кто внутри, возложена сверхзадача — заморозить эту систему навечно.

Все государевы люди как на подбор патриоты — как в советские времена, и круче. Это технологично.

Патриотизм — универсальное средство поражения. Когда с идеями плохо, он всегда под рукой - как топор под лавкой. Разит любого, не сразит, так срежет. Безотказное оружие демагога, признанная индульгенция спекулянта.

Государевы люди — жрецы патриотизма. Они его не обязаны исповедовать. Они его проповедуют несознательному народонаселению.

Ритуал для верхов и канон для низов, неосоветский патриотизм этот однозначен и категоричен. Ненавидеть все чужое и терпеть свое. Как бы ни было оно плохо, свое лучше, выше и чище чужого. Это не какая-нибудь «Американская мечта», которая делает личность дерзкой и движет к новым рубежам. Все лучшее — не впереди, а сзади, в нашем великом прошлом. Главная добродетель - не инициатива и не свобода. Главное — покорность и долготерпение.

Сверхзадача системы — сохранение статус-кво. Это называется стабильность.

Потемкинские деревни на публику. Потемкинские поместья для себя. Такая у нас идиократия. Не самого высокого полета, сплошная имитация и лицемерие, если приглядеться. Зато все ее главные адепты — долларовые миллиардеры. Идиократия окупается.

Теги: РЖД, Якунин