Все записи
15:38  /  1.05.20

348просмотров

Импичмент как коронакризис

+T -
Поделиться:

Есть события и истории. А есть сверхсобытия и суперистории.

Импичмент действующего президента США, который состоялся и останется в веках (слова демократической «железной леди» Нэнси Пелоси) и/или провалился и только способствовал популярности Трампа (настаивают республиканцы) - такая именно  история. Достаточно сказать, что в истории этой страны (той, что с большой буквы) было всего три с половиной импичмента. Джон Тайлер, 10-й президент США (1843 год). Эндрю Джонсон, 17-й президент (1868). Билл Клинтон,42-й (1998 - 1999). И особняком - 37-й президент США Ричард Никсон (1974).Три с половиной - цифра условная, зависит от того, как считать - де-юре или де-факто и вообще как. Первый, кто удостоился этой высшей процедуры, имеющей целью отрешение президента от власти, Джон Тайлер вообще вышел сухим из воды - большинство в палате представителей проголосовало против импичмента. Следующие два - Эндрю Джонсон и Билл Клинтон получили это клеймо, однако в обоих случаях вердикт палаты представителей был отвергнут сенатом. (В случае Эндрю Джонсона не хватило одного голоса). Реальное отрешение от власти состоялось только с Никсоном, но он подал в отставку, не дожидаясь, когда против него откроется формальный процесс… Так что импичмент - событие во всех отношениях уникальное. А какой театр! Не Колизей, конечно, но Капитолий точно. Он и происходил в Капитолии - резиденции обеих палат Конгресса США.

 Сверхсекретный разговор

 Все началось со звонка Трампа Зеленскому 25 июля 2019 года. В Украине, которая, сама того не желая, оказалась болевой точкой европейской и мировой политики, произошли сенсационные события. Шалая молодая звезда на политической сцене, успешный комедиант в своей первой жизни выиграл вторые всеобщие выборы подряд, добавив к новообретенному президентскому посту еще и парламентское большинство. Самое время звонить новому украинскому лидеру!

Разговор получился… сверхсекретный. Отчет о нем администрация президента поместила в самые потайные анналы.

 Президент Трамп: «Мои поздравления с великой победой. Мы все следили из Соединенных Штатов, ты проделал потрясающую работу. То, как ты вырвался из-за спины, притом что все шансы были против тебя, и закончил убедительной победой... Фантастическое достижение. Мои поздравления».

 Президент Зеленский провинциально куртуазен: «Я должен признаться, у меня была возможность поучиться у вас. Мы применили кое-что от вашего искусства и знания… Да, это были уникальные выборы…»

Не упуская ни одной возможности подольститься к могущественному собеседнику, он однако торопится передать свою повестку.

«…сказать по правде, мы упорно работаем над тем, чтобы осушить болото у нас в стране. Мы призвали очень много новых людей. Не старых политиков, не типичных политиков, потому что мы хотим иметь новый формат и новый тип правительства. Вы для нас великий учитель и в этом отношении».

Трамп принимает комплименты как должное. И начинает выписывать счет.

«Да, очень мило с твоей стороны - все эти слова… мы многое делаем для Украины. Гораздо больше, чем делают европейские страны…  Я не стал бы говорить, что это должно быть всегда по необходимости взаимно… но Соединенные Штаты всегда хорошо относились к Украине…».

Зеленский: «Да, вы абсолютно правы. Не на 100 процентов даже, а на всю 1000… Я очень признателен вам… Я хотел бы поблагодарить вас за вашу огромную поддержку в области обороны. Мы готовы продолжить сотрудничество, перейти к следующим шагам. В частности, мы почти готовы купить больше «Джавелинов» у США для нужд обороны».

(Речь о противотанковых ракетных комплексах «Джавелин», которые США согласились поставлять Украине). «Джавелины» однако пролетели мимо. Разговор принял совсем иной оборот.

Президент Трамп: «Я хотел бы, чтобы ты оказал нам услугу однако. Потому что наша страна прошла через многое, и Украина многое знает об этом. Я хотел бы, чтобы ты разрыл… всю эту ситуацию с Украиной, то что называют «Croudstrike»… Сервер, говорят, он на Украине…»

(«Croudstrike» - американская компания, специализирующаяся на кибербезопасности. Расследовала взлом сервера в штабе демократической партии в кампанию 2016 года, откуда пошли многие неприятности для Хиллари Клинтон. Определила, что следы ведут к официальным «русским хакерам». Первая заявила о «российском вмешательстве в президентские выборы» - вывод, под которым подписалось все американское разведсообщество. Правда, он сильно не нравится Трампу. В последнее время его воображение захватила версия, что сервер демократов… оказался на Украине. И что «Croudstrike» смухлевала, объявила о российском вмешательстве, потому что глава компании — украинец. Между тем, о компании все известно. Ее основатель - американский гражданин Дмитрий Гальперович, выходец из СССР. Все свои разыскания «Croudstrike»передала в ЦРУ). 

Трамп: «Я хотел бы, чтобы (наш) генеральный прокурор позвонил тебе или твоим людям. Я хотел бы, чтобы ты докопался тут до самого дна. Как ты вчера видел, вся эта ерунда вчера закончилась очень плохим представлением человека по имени Роберт Мюллер, очень некомпетентным представлением. Однако все говорят, что многое началось с Украины. Все, что ты можешь сделать… Очень важно, чтобы ты это сделал, если можно».

(Речь о расследовании Мюллера, которое продолжалось два года, составило 448 страниц обвинений в адрес Трампа и действительно закончилось буквально вчера»). 

Трамп: «…Я слышал, у вас был прокурор, который был очень хороший, и ему заткнули рот, и это очень несправедливо. Очень многие говорят об этом, как убрали вашего очень хорошего прокурора, и у вас были очень плохие люди, которые были вовлечены в это. Г-н Джулиани - в высшей степени уважаемый человек. Он был мэром Нью-Йорка, великим мэром, и я хочу, чтобы он позвонил тебе. Я попрошу его позвонить тебе вместе с генеральным прокурором. Руди очень много знает, что происходит, и он очень способный парень. Будет здорово, если ты поговоришь с ним. Бывшая посол Соединенные Штатов, женщина, это была дурная история, и люди, с которыми она общалась в Украине, были дурная история. Так что я хотел тебе об этом сказать. Еще одна вещь. Очень много говорят о сыне Байдена, что Байден остановил расследование, и очень многие хотят разобраться в этом, так что все, что ты сможешь сделать в этом отношении вместе с (нашим) генеральным прокурором, будет замечательно. Байден хвастался, что он остановил расследование, так что если ты можешь обратить на это внимание… Для меня это звучит просто ужасно».

(Прервемся еще раз для пояснений. 

Руди Джулиани - давно уже не мэр. С некоторых пор он - адвокат Трампа по особым услугам, характер которых известен только им двоим. Впрочем из-за вольной и невольной огласки - уже и всему свету. Главная его миссия - накопить, накопать компромат на Байдена на Украине.

«Бывшая посол Соединенные Штатов, женщина…» - Трамп, похоже, не помнит ее имени. Но оно у нее есть. Это имя - Мари Йованович - станет широко известно по тому, что с ней произойдет).

Трамп: «Ну а ей предстоит пройти через кое-что. Я скажу, чтобы Джулиани позвонил тебе, и я скажу, чтобы генеральный прокурор Барр позвонил, и мы разберемся во всем этом до конца. Я уверен, что ты это сделаешь. Ваша экономика, готов предсказать, она будет лучше и лучше.  У вас есть возможности. Это великая страна. У меня много украинских друзей, это невероятные люди».

Зеленский: «Хочу сказать вам большое спасибо за вашу поддержку…»

Трамп: «Хорошо. Да, очень ценю.  Я скажу, чтобы Руди и генеральный прокурор Барр позвонили. Когда ты захочешь приехать в Белый дом, звони запросто. Сообщи дату, и мы подработаем. До встречи… До встречи в Вашингтоне и, возможно, в Польше, думаю, там мы тоже будем».

 «Окажи нам услугу однако…»

В том, что высокий разговор сразу же вошел (попал) в историю, все лавры принадлежат Трампу. Зеленский тут от силы отыграл роль актера второго плана.

Диалог этот, а фактически монолог Трампа потом разбирали по косточкам все, кому не лень. Люди чуткие к языку с удивлением обнаружили, что «самый могущественный человек на Земле» говорит на языке комиксов: мир делится на «хороших» людей против «плохих», у него набор слов школьника, прогулявшего все уроки литературы. Не равнодушные к психологии отметили причудливую игру текста и подтекста, сознания и подсознания, и как одно выдает другое, при том, что старательно маскирует. Бездну корма  получили ведущие юмористических шоу. 

Две фразы - одна за другой и вместе - стали чемпионами цитирования.

«Я не стал бы говорить, что это должно быть … взаимно…» И следом: «Я хотел бы, чтобы ты оказал нам услугу однако...» Особенно это неподражаемое «однако»…

Беспрецедентная ситуация, когда глава государства  уничижительно отзывается о после своей страны - в общении с иностранны лидером… Однако все бледнеет перед шокирующей, абсолютно недвусмысленной, назойливо повторяемой сутью разговора. В критический момент истории Украины президент Трамп позвонил ее молодому президенту, чтобы, шантажируя поддержкой США, заказать компромат на своего соперника на грядущих президентских выборах. 

И это не были просто слова. Конгресс США выделил  391 миллион долларов на военную помощь Украине. За день до разговора с Зеленским Трамп отдал команду остановить предоставление этой помощи.

Палата представителей начала дело об импичменте.

Не сразу.

 Детектив в святая святых

Этому предшествовали, как минимум, две драматические истории. Одна - просто детективная, зародилась в святая святых, причем сразу в двух точках.  

В августе в недрах разведсообщества обнаружился «свистун». Или «сигнальщик» - whistle blower на языке оригинала и можно сказать, на юридическом языке. Потому что в Америке это нынче понятие, защищенное законом. Человек, который сигнализирует о злоупотреблении! Тот, кто «выносит сор из избы». «Информатор». «Правдоискатель»… Как показывает опыт любых обществ, это может быть важная социальная миссия и очень опасная роль. Самый известный whistle blower в истории США - Дэниел Эллсберг, военный аналитик, в 1971 году передавший прессе секретный сборник, в прессе получивший имя «Документы Пентагона». Официальное его название «Американо-вьетнамские отношения, 1945—1967: Исследование». 

История поразительная.  Исследование делалось по заказу Роберта Макнамары. Бессменный министр обороны при Кеннеди и Джонсоне, «голова - компьютер», как его называли, был, как свидетельствуют его мемуары, человек интеллектуально честный. В ужасе от того, куда завела вьетнамская война, во всех решениях которой он принимал самое непосредственное участие, и в смятении от того, что он ничего не может поделать в настоящем времени, он и заказал это исследование. Группе независимых аналитиков (

Эллсберг в их числе) был

открыт полный доступ ко всем необходимым документам Пентагона

. Для чего?  Для истории. Следующее поколение политиков, считал Макнамара, должно знать факты… Благодаря Эллсбергу правду узнали современники. Что ему стоило ареста и обвинения в предательстве, которое могло закончиться приговором до 115  лет тюрьмы. Суд и история оправдали правдоискателя. С тех пор whistle blower - статус, имеющий официальную защиту. Начиная с права на анонимность, которая должна быть обеспечена при всех обстоятельствах.

Так что написал в своей жалобе анонимный информатор? То, что Трамп требовал от украинского президента расследовать деятельность сына своего политического оппонента Джо Байдена в обмен на предоставление военной помощи США Украине…

Одновременно в совете безопасности подал рапорт по службе сотрудник, отвечающий за украинское и российское направления. Подполковник Александр Виндман. Рапорт - на президента США! Необычно для подполковника… 

Эта ситуация, как и вся его американская  судьба, могут показаться сошедшими с пера голливудских сценаристов. Ветеран иракской войны, получивший ранение и награжденный медалью «Пурпурное сердце» - плакатный герой! Семья Виндманов эмигрировала в США из Украины, когда он был ребенком. Дальше еще больше похоже на литературный вымысел. У него есть брат-близнец Евгений. Оба выросли в США. Оба выбрали военную карьеру. Брат тоже подполковник и тоже служит в совете безопасности - военным юристом. 

Как главный профильный специалист подполковник Александр Виндман готовил тот самый разговор президентов США и Украины и потом принимал участие в нем в качестве свидетеля и регистратора. Реальный разговор поразил его абсолютной неадекватностью. И он подал рапорт. На удивление главный инспектор разведсообщества Майкл Аткинсон не положил его под сукно. Выступая за закрытыми дверьми перед комитетом по разведке Палаты представителей, он охарактеризует рапорт как «внушающий доверие» и «срочной важности»… Поступок Виндмана высоко оценил глава разведслужб Джозеф Магуайр. На слушаниях в Конгрессе он скажет: все, что написал Виндман, согласуется с тем, что содержится в расшифровке беседы двух президентов. Адмирал в отставке, ранее командовавший «морскими котиками», он добавит: именно так и должен вести себя настоящий американский гражданин… Это будет стоить Джозефу Магуайру карьеры. 

Все это однако будет позже, когда дело об импичменте закончится. А пока информация об этих сигналах проникла в печать и в Конгресс. Скандал разгорелся как лесной пожар. Трамп пытался загасить его, как всегда, односложными твитами, которые никогда ничего не доказывают, но очень хорошо воспринимаются его публикой. «У меня состоялся очень хороший разговор». «Зеленскому все очень понравилось». И наконец, окончательная формула: «Это был совершенный разговор». Теперь он будет твердить только ее. «Совершенный разговор»… 

25 сентября он дал команду опубликовать расшифрованную стенограмму. Лучше бы он этого не делал. 

Был ли импичмент неминуем? Судя по тому, как долго сопротивлялась ему глава палаты представителей Нэнси Пелоси, да. Политик с гигантским опытом и стажем, она прекрасно отдавала себе отчет, что при республиканском большинстве в Сенате конечная цель импичмента - отрешение президента от власти - невозможна. Это процесс, «приводящий к расколу, он может быть только двухпартийным», увещевала она однопартийцев. «Дональд Трамп не заслуживает импичмента» добавляла она к правде презрения. Ничто не помогало. Критическая масса демократов жаждала крови президента, который не просто нарушил все нормы, он сделал нарушение норм нормой. И демократы в Конгрессе перешли Рубикон. 

24 сентября Нэнси Пелоси объявила: В Палате представителей приступают к расследованию по импичменту в отношении президента Трампа с целью установить, свидетельствуют ли его действия в отношении Украины о его непригодности к своему посту.

 «Война и мир» или «Клан Сопрано»?

 Но почему, если доклад Мюллера - детальное обстоятельное расследование - остался холостым выстрелом, один эпизод - беседа Трампа,пусть и крайне циничная, станет «серебряной пулей»? Именно поэтому. Как выразился один из старших демократов в комитете по разведке, «Российское дело Мюллера сродни толстовскому роману: действие происходит на нескольких континентах, десятки участников, даже внимательным читателям за ними трудно уследить. Украинское дело - довольно простая история. Все равно что эпизод «Сопрано». («Клан Сопрано» - популярная криминальная теледрама). 

Комитет Палаты представителей по разведке приступил к слушаниям. Сначала закрытым - под крики республиканцев про тайное судилище и нарушение всех традиций. Затем открытым, где конгрессмены от обеих партий и их юридические представители имели равные возможности задавать вопросы и высказываться. 

Начавшееся действо широчайшим образом освещали все каналы, кабельные транслировали целиком. Это было посильней «Клана Сопрано».

Главным героем был, естественно, Трамп. Все публичное пространство он заполнил собой. Постоянными обещаниями - угрозами - дразнилками появиться на процессе, «чтобы посмотреть в глаза этим негодяям», которые, естественно, так и остались обещаниями. Каждодневными указаниями как себя вести - лидерам республиканцев, проклятиями противникам - демократам, предельно нестесненными комментариями для широкой публики… 

Первым делом он обрушился на whistle blower. «Где этот свистун, от которого пошло столько фальшивой информации?..» «Пусть даст показания!» (Неважно, что это противозаконно).

«Открыть свистуна!.. И закрыть весь балаган!»

Адвокат информатора заявил, что его клиент готов дать письменные показания Конгрессу. Не тут-то было. 

«Хотелось бы знать, кто это дал свистуну информацию, потому что это равносильно предательству. Вы знаете, что в былые дни, когда мы были умней, мы делали со шпионами и предательством! Не так ли?» (Из выступления на митинге). 

«Фальшивка», «подделка», «вранье», «фабрикация», «липа»…

Что именно не так, Трамп не уточнял.

Лишь однажды Трамп привел нечто конкретное: «The whistleblower said ‘quid pro quo’ eight times». «Этот свистун восемь раз сказал: «quid pro quo». Какой однако эрудированный «свистун»… Восемь раз? Может, хотя бы четыре или два? На самом деле - ни разу! У информатора вообще нет этих слов.

Зато сам Трамп использовал их бессчетное число раз.

Quid pro quo? - риторичеси вопрошал он изо дня в день. - Какое quid pro quo? Не было никакого quid pro quo… 

С чего это вдруг он перешел на латынь?

Это то, что можно назвать методом Трампа. Каждую фразу он повторяет минимум три раза. Словно гвозди вколачивает. Одно и то же твердит до умопомрачения. Заговаривает… И главное, он никогда не опускается до доказательств. Он не спорит с оппонентами, он побивает их камнями. В любой теме, которая оказывается полем боя, он выдергивает факт - не факт, создает ярлык - анекдот, кличку, клич - нечто яркое, прилипчивое, как наклейка на бампер автомобиля, что может настроить воображение массы на нужную волну и завести толпу.

Quid pro quo - по-своему идеальный довод. Трамповская аудитория, в которой есть все, кроме древних римлян, ничего не понимает и потому понимает все как надо: то, в чем обвиняется Трамп, это абракадабра.

Между там, в оригинале это предельно простое выражение - предложение сделки с указанием пальцем на предметы мены. Quid pro quo - Это за то. Буквально. По мере того, как сделки выходили за пределы простого обмена, quid pro quo обретало образность в переводе. Скажем, «баш на баш»…

Или, как предложил гарвардский профессор психологии Стивен Пинкер, разбирая семантику фразы «Окажи нам услугу, однако» - «Почеши спинку мне, а я тебе» или «Жизнь или кошелек!» Правда, уточнил профессор, в некоторых обстоятельствах - в проституции, при подкупе или вымогательстве - вслух это не произносится. Для участников однако ни малейшей двусмысленности в подобных предложениях нет.

Писательница Моника Гессе подтвердила это на живом примере - эпизодом из дела Вайнштейна. Что тот говорил актрисе Амбре Гутьеррес, пытаясь затащить ее в свой номер. «Ты можешь разрушить нашу дружбу из-за каких-то пяти минут». «Я очень много могу». «Если уйдешь сейчас, никогда мне больше не звони». Одного только он не сказал, заключила писательница свою изящную параллель: «Это quid pro quo - ты переспишь со мной или твоей карьере конец». Суд счел это убедительной уликой.

Мертвой латынью однако сыт не будешь, и Дональд Трамп переходил с нее на очень живой английский.

«Демократы сбесились…» «Совсем свихнувшаяся Нэнси…» «Пелоси спятила…» - бомбардировал Трамп общественность.

Это - «попытка распустившихся демократов переписать итоги выборов 2016 года, поскольку они не могут побить меня в урнах для голосования… Чем большего достигает Америка, тем в большую ненависть и ярость впадают эти сумасшедшие демократы. Они совсем сошли с ума…"

«Чем больше я изучаю день за днем, тем больше прихожу к выводу, что то, что происходит, это вовсе не импичмент, это ЗАГОВОР, имеющий целью отнять власть у народа, его ВЫБОР, его Свободы, его Вторую Поправку (к конституции), Религию, Армию, Пограничную Стену и Богом данные права Граждан Соединенных Штатов Америки».

Это «безумная, бредовая, деструктивная охота на ведьм»…  Демократы становятся «все более тоталитарными, подавляя инакомыслие, пороча невинных, устраивая показательные суды и пытаясь свергнуть американскую демократию, чтобы навязать свою социалистическую повестку дня».

«Больной щенок» Шифф… «Бешеная как постельный клоп» Пелоси…

 Слушания: голоса и лица

Под этот неслабый аккомпанемент комитет Палаты представителей по разведке проводил свои слушания - вызывал и опрашивал свидетелей.  Цель - собрать информацию, подтверждающую преступное злоупотребление президентом своей власти (задача демократического большинства) или аргументы, которые помогут отвергнуть это (задача республиканского меньшинства).

Кто мог быть свидетелем в таком специфическом деле? По определению, только те, кто был причастен к нему - чиновники разного ранга. С самого начала конгрессмены однако натолкнулись на непреодолимое препятствие.

8 октября Белый дом уведомил спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси, а также председателей профильных комитетов, что не собирается сотрудничать с ними в рамках процедуры импичмента президента. Администрация Трампа запретила действующим сотрудникам Госдепа и Белого дома, получившим соответствующие повестки, участвовать в слушаниях Конгресса. 

Некоторые показания просто напрашивались. Пора вспомнить «казус Малвэни». И.о. главы президентской администрации Мик Малвэни в очередном телеинтервью  сказал буквально следующее:

«Упомянул ли он (президент) также коррупцию по линии сервера в штабе демократической партии? Абсолютно. Именно так. Вот почему мы задержали деньги». И еще добавил: « Мы делаем это всегда во внешней политике. Так что у меня есть новость для всех: не топчитесь на этом. Политическое влияние будет всегда во внешней политике».

Бомба!

Естественно, он хотел как лучше, но невольно проговорился. Позже он спохватился, заявил, что его исказили, хотя вот он с экрана говорит именно эти слова. И буквально по слогам произнес правильные слова: «Никакого quid pro quo не было». 

Все ждали, что Трамп уволит его сразу. Но это было бы равносильно признанию с его стороны. Он уволит его после процесса.

Конгрессменам было бы интересно выслушать, что Малвэни скажет обо всем этом под присягой. Но такой возможности у них не было.

То, что вереница свидетелей все-таки прошла перед конгрессменами, можно назвать чудом. Или бунтом. И уж точно это была драма, уже хотя бы потому что каждый, кто появлялся на трибуне, немедленно объявлялся тайным или явным ненавистником Трампа. Череда удивительных и очень индивидуальных драм.

Подполковник Виндман с его модельной американской историей был объявлен украинским агентом уже в силу своего происхождения. 

Посол Билл Тейлор не подходил под этот аршин ни с какого бока. Выпускник Вест-Пойнта, офицер, командир взвода во Вьетнаме… На дипломатической службе с 1985 года. Три года при президенте Буше-младшем был послом на Украине. В 2009 году ушел с дипслужбы, однако в июне 2019 года госсекретарь Майк Помпео призвал его вновь возглавить освободившееся место главы дипмиссии. Как он признается в ходе слушаний, у него были большие сомнения и как раз по поводу того, как освободилось это место. Но госсекретарь Дональда Трампа был настойчив, и чувство долга возобладало. Служака, педант, ведет подробные записи, фиксируя каждое событие.

Внешне полная противоположность ему - заместитель помощника госсекретаря Джордж Кент. Блестящий молодой аппаратчик, все знающий изнутри и поработавший в поле. В Киеве, где он был вторым номером в посольстве, и главным координатором антикоррупции по Европе - две главные темы в данных обстоятельствах.

Мари Йованович. Та самая «женщина» и «дурная история» из беседы Трампа с Зеленским, которой «предстоит пройти через кое-что». Посол США в Украине, решением собственного правительства фактически  объявленная персоной нон грата. Уникальный случай! Вылететь из Киева первым самолетом, было сказано ей. 

Фиона Хилл - советник совета безопасности по европейским и российским делам, зам помощника президента по безопасности Джона Болтона. Строгая, сдержанная она предварила свои показания неожиданным признанием. По моему говору, сказала она, вы легко определите, что я родом с шахтерского севера Англии. С таким происхождением в Англии мне пути не было. В Америке это мне не помешало, за что я бесконечно благодарна этой стране… 

Дипломаты - особая каста. Инсургенты - это не про них. Служат при разных президентах и при всех сменах режима. Идеологические привязанности глубоко запрятаны, чтобы никто при исполнении их не заподозрил. Если уж они взбунтовались, то для этого была причина.

То, с чем столкнулся Билл Тейлор, было ни на что не похоже. Он - посол, по определению, первая скрипка политики своего государства в стране пребывания, однако от него ничего не зависит. Почему-то его функции переданы послу в ЕС Сондланду и/или спецпредставителю Волкеру. Впрочем, как выяснилось, те тоже в растерянности. Реальные рычаги, как они понимают эмпирически, в руках человека, который не имеет ни малейшего отношения ни к госдепу, ни к внешней политике и вообще не имеет никаких официальных полномочий - к личному адвокату президента Руди Джулиани. 

Все свидетельствуют в один голос: кто бы ни заходил к президенту с украинским вопросом, ответ один: «Обратись к Руди».

Когда в их огород лезут посторонние, «профаны», конец терпения может наступить и у самых вышколенных дипломатов. Да и чем занимается этот Руди?

 Чем занимается Руди?

Пора выйти на сцену главному закулисному действующему лицу.

Итак, Руди Джулиани. Траектория карьеры фантастическая. Бывший главный прокурор по южному округу Нью-Йорка. Громкие дела создают ему образ «борца с коррупцией». Образ «борца с коррупцией» помогает десантироваться в кресло мэра Нью-Йорка. Дальше все круче некуда: на конец его мэрства приходится 9/11. Ореол трагедии и героизма осеняет его чело. Он в эпицентре национального внимания, и Джулиани пытается капитализировать его - в 2008 году выдвигает свою кандидатуру на пост президента, впрочем дальше первого праймери не проходит. На выборах 2016 года он активно предлагает свои услуги Дональду Трампу, рассчитывает на награду, уже было объявляет себя госсекретарем, но пост пролетает мимо… С Трампом у него немало общего, в том числе - три громких брака, два скандальных развода. О последнем разводе его жена узнала из его пресс-конференции…Все это время Джулиани, подобно бабочке Мавроди, перелетает из света в тень и обратно. Делает деньги, активно иочень дорого продает свои услуги в самых темных углах мира.Отметился на Украине, где и обрел сверхценную идею, перед которой Трамп просто не мог устоять.

У Трампа - «комплекс Путина». Чем яростней он отрицает то, что на выборах 2016 года Путин был на его стороне и русские (ГРУские) тролли ему всячески помогали, тем больше он выдает этот комплекс. Кто бы освободил от него? И тут появляется Руди: Говорят, знаменитый сервер из штаб-квартиры демократической партии находится на Украине. Он готов его поискать. У него все там схвачено… Идея, безусловно, достаточно фантастическая, чтобы… отвлечь от «русского следа». 

Вторая его идейка будет даже «почище», в том смысле, что под ней есть некоторое основание. Хантер Байден - младший сын Джо Байдена - доил украинскую коровку. Не так, как Пол Манафорт, бывший начальник избирательного штаба Трампа. И уж совсем не так, как Иванка, любимая дочь Трампа и его чрезвычайный и полномочный зять Джаред Кушнер - китайские сосцы. Но ведь был грех - он состоял в правлении украинской энергетической компании «Буризма», получая 50000 долларов в месяц. За что? Коррупция… А за его спиной - ясное дело - папаша. Вот это грязь так грязь. В ней можно утопить бывшего вице-президента с головой. 

Одним махом решить проблему прошлых выборов, а заодно и будущих! Гениальный парень этот Руди. И надо-то всего ничего. Чтобы Украина объявила о том, что начинает расследование. 

Вся украинская политика США отныне подчинена этой задаче. Сама по себе она уже вторична. Политическое сотрудничество, военная помощь - лишь средства в решении этой главной цели.

Дипломаты в шоке. «Подчинять стратегию национальной безопасности конспирологической теории про Байдена и коррупцию… это не то, что мы должны делать», свидетельствует Волкер на слушаниях в Конгрессе.

 Задерживать военную помощь ради внутриполитической выгоды - «глупость» и «сумасшествие», пишет посол Тейлор коллегам, те согласны. С глазу на глаз он жалуется Болтону, тот советует обратиться непосредственно к Помпео. Он посылает телеграмму госсекретарю. Никакого ответа.  Тейлор понимает, что действует «неофициальный канал политики», и «возглавляет его Джулиани».

В очень резких для дипломата выражениях Джордж Кент отозвался о снятии посла Йованович с ее поста, «основанием для которого стали фальшивые обвинения, исходящие от людей с крайне сомнительными мотивами, в чрезвычайно важный момент двусторонних отношений». Руди Джулиани, добавил он, проводил «кампанию лжи», чтобы оклеветать Йованович. 

Руди Джулиани «проводил теневую внешнюю политику на Украине, отстраняя американских чиновников и карьерных дипломатов, чтобы лично услужить … Трампу», - заявила Фиона Хилл. 

«Ручная граната, которая разнесет всех».

Так, п

о ее словам, высказался о Джулиани

Джон Болтон. А саму эту схему - публичное заявление о расследовании Байдена в обмен на военную и дипломатическую помощь - он назвал «наркосделкой, которую Сондленд и Малвэни пытаются сварганить и в которой он не участвует».

 Показания на миллион долларов

 И все же «Оскар» за яркую роль характерного плана и самые пикантные подробности я бы дал другому - не кадровому - персонажу. Его имя только что упомянул Болтон. Это были показания на миллион долларов - в буквальном смысле слова.

Гордон Сондленд - посол. Вернее - отельер. Точнее отельер, ставший послом. Владелец гостиничной сети на тихоокеанском побережье США, от отметился тем, что после победы Дональда Трампа внес миллион долларов на его инаугурационные торжества. За что тот назначил его послом. Такая практика имеет место, хотя обычно посольские синекуры раздаются в более симпатичные, чем значительные места на этой планете. А тут миссия при ЕС… Нам однако важно другое. Посол Сондленд - доверенное лицо Дональда Трампа. В отличие от кадровых дипломатов такому можно доверить деликатную миссию. Он и исполнял ее - в меру своего понимания. Сначала, разъясняя  украинской стороне, что от слов, которые произнесет Зеленский, зависит примет ли его Трамп в Вашингтоне. Потом, когда понял, что этого мало, что военная помощь и вообще все на свете обусловлено продиктованным объявлением…

А еще посол Сондленд отличается от своих коллег тем, что он может запросто позвонить президенту Трампу. Например, во время ланча, из киевского ресторана. Что он и сделал. Он торопился доложить президенту то, что тому будет приятно услышать: до Зеленского все донесено, и он на все согласен. 

Далее интригу лихо подкручивает и вовсе проходной персонаж - сотрудник американского посольства в Киеве Дэвид Холмс, единственным, но бесценным достоинством которого в данном случае является слух. Не то, чтобы какой-то исключительный слух, просто голос из Белого дома звучал так громко, что слышно было и на открытой веранде киевского ресторана. Так что на слушаниях по импичменту он смог пересказать этот разговор во всех деталях. Они того стоят. 

«Я потом услышал, как президент Трамп спрашивает: «Так он собирается провести расследование?» Посол Сондленд ответил, что да, «он собирается сделать это», что «он сделает все, что вы его попросите», ибо President Zelenskiy "loves your ass»…

Президент Зеленский «готов лизать вам задницу». 

Верно ли свидетель передал разговор, переспросили Сондленда.  «Звучит как что-то, что я мог сказать», ответил тот не без самодовольства. «С президентом я разговаривал на его языке».

Дэвид Холмс  добавил, что, обсуждая с Сондлендом телефонный разговор, он еще удивился, почему в нем не прозвучали «важные вещи» (big stuff), как он выразился, которые происходят на Украине, типа войны с Россией. На что посол Сондленд ответил, что президенту Трампу «на… (ругательство) на Украину» и что они обсуждали как раз «важные вещи», именно то, что интересует президента - «расследование Байдена, которое проталкивает г-н Джулиани».

«Г-н Джулиани требовал, чтобы Украина сделала публичное заявление, свидетельствовал Сондленд в Конгрессе - объявила о расследования выборов 2016 года/сервера штаба демократической партии и «Буризмы». Г-н Джулиани выражал желания президента Соединенных Штатов, и мы знали, что эти расследования были важны для президента». 

При этом, уточнил он, Зеленский «должен был именно объявить о расследовании, реально его можно было не проводить». 

Неслабая подробность. Для того, чтобы развернуть кампанию по дискредитации Байдена, достаточно громкого объявления. И бог с ним, с самим расследованием. Реальные факты никого не интересуют.

Посол Сондленд дважды предстал перед конгрессменами. В первый раз он не мог припомнить ничего конкретного. У него однако было время подумать. Показания в Конгрессе под присягой - не Страшный суд, но могут обернуться чем-то вроде. Лжесвидетельство чревато тюремной карой… Ко вторым показаниям память посла Сондленда прояснилось. Думается, он уже понял, что его европейская лафа за миллион превращается в мираж, но своя шкура ближе к телу. Теперь он выражался с поразительной определенностью.

На вопрос конгрессменов, а были ли посвященные в эту операцию, сообщники, он ответил: «Все были в доле. Это не было ни для кого секретом». Имена? Пожалуйста: вице-президент Пенс, госсекретарь Помпео, и.о. главы президентской администрации Малвэни. 

Для полной ясности он даже перешел на сакральную латынь:

«Я знаю, что члены этого комитета часто сводили эти сложные вопросы к простому вопросу: Имел ли место quid pro quo? Как я уже свидетельствовал ранее, касательно просьбы, которая содержалась в телефонном разговоре из Белого дома и возможной встречи в Белом доме, ответ: Да». 

 Первый тайм отыграли

 3 декабря спецкомитет по разведке Палаты представителей США одобрил доклад по импичменту. 

4 декабря состоялось заседание судебного комитета Палаты представителей с приглашением профессоров-юристов. Задача: проанализировать факты, изложенные в докладе комитета по разведке, и выстроить из них юридически корректное «дело по импичменту». Обвинение может быть одно или несколько, оно должно строго соответствовать канону, который оставили «отцы-основатели». А они определи его как: «государственную измену, взяточничество или другое высшее преступление и проступок». Этот канон занесен в Конституцию.

10 декабря Палата представителей выдвинула официальные обвинения в рамках процедуры импичмента Дональда Трампа. Их два: Злоупотребление властью. И воспрепятствование работе Конгресса (обструкция).

18 декабря Палата представителей провела финальные дебаты. Голосование

проводилось отдельно по

каждой из двух статей обвинения против Трампа. Оба обвинения набрали требуемое большинство голосов.

«Злоупотребление властью»: 230 «за» - 197 «против».

«Воспрепятствование расследованию Конгресса»: 229 «за» - 198 «против».

Голосование прошло по партийному водоразделу. Ни один республиканец не проголосовал «за» импичмент. У демократов ситуация была сложной. За спиной, как минимум, четырех десятков из них округа с протрамповскими настроениями. Тем не менее только трое проголосовали «против» импичмента. Два - по обеим статьям. После чего один из них объявит, что переходит из демократов в республиканцы. Третий проголосовал «за» по первой статье и «против» по второй.

Результат в принципе ожидаемый. 

Демократы получили свое. Теперь мяч должен был переместиться на другую половину поля - в республиканский Сенат. 

(Окончание следует. В следуещем блоге: Слушания в Сенате. Что дальше?)