Все записи
16:03  /  18.08.14

9304просмотра

Об иллюзии невозвратных потерь и бесконечном терпении граждан

+T -
Поделиться:

Периодически приходится слышать или читать о том, что, как только негативные последствия санкций затронут простых граждан, рейтинг власти начнет снижаться, люди предъявят спрос на более адекватную экономическую, а значит и международную политику, честные выборы и качественные институты. Приведу еще один аргумент, объясняющий, почему не стоит на это слишком сильно надеяться.

Но для начала немного отвлечемся на один пример из экспериментальной экономики. Несколько лет назад профессор психологии Макс Базерман (Max Bazerman) провел необычный эксперимент. Он собрал своих студентов (MBA-программы, кстати) и предложил им поучаствовать в аукционе. В качестве лота была выставлена обыкновенная 20-долларовая бумажка. По правилам аукциона уплатить свою ставку должен был не только победитель, но и участник со второй по величине ставкой (есть разновидность этого же аукциона, в котором платят вообще все, кто делал ставку — all-pay auction). Сумму можно было поднимать на 1 доллар за ход. Логика подсказывает, что никто не должен быть готовым заплатить за этот лот больше 19 долларов, ну или в крайнем случае, 20, чтобы хотя бы ничего не потерять. Однако, когда, после недолгих торгов на арене остались только два активных участника, они бодро перешагнули за отметку в 20 и доторговались до того, что победитель был вынужден заплатить 204 доллара, а проигравший, соответственно, 203.

Можно приводить разные объяснения этого явления (которое повторяется из года в год - говорят, Базерман уже смог заработать на этом порядка 17тыс долларов за десять лет), но наиболее популярное из них основано на так называемой «иллюзии невозвратных потерь» (sunk cost fallacy). Это психологическое явление состоит в том, что люди оценивают эффективность дальнейших вложений в некоторое предприятие не на основе текущей ситуации и того, какую прибыль она обещает, а на основе объема уже вложенных денег/времени/ресурсов/усилий. Логика примерно такая: «Я стою на остановке уже 20 минут, значит автобус точно скоро должен приехать, поэтому нужно продолжать стоять», хотя движение автобуса никак не зависит от того, сколько вы уже стоите на остановке. Или применительно к описанному эксперименту, «пусть я вложу еще один доллар и буду иметь шанс выиграть, чем проиграю свои 100 наверняка». Это явление почти каждый ощущал на себе так или иначе: многие люди продолжают работать на работе, которая по всем параметрам не сулит продвижения, или учатся на нелюбимой специальности, потому что уже вложили в неё четыре года из пяти, или продолжают потреблять то, за что уже заплатили, даже если им оно перестало нравиться.

Какое же отношение это всё имеет к сегодняшним российским реалиям? Больше половины населения страны поддерживает присоединение Крыма, как и в целом международную политику России в данный момент. Но проблема заключается не в самом этом факте, а в том, что такая поддержка длится уже достаточно давно. Много вложено сил, времени и эмоционального ресурса в то, чтобы обозначить свою точку зрения и защитить её перед оппозиционно настроенными друзьями, родственниками, а также случайными людьми из интернета или где-то существующей либеральной общественностью. Не говоря уже о том, что для начала необходимо объяснить её и самому себе, решить для себя какие-то внутренние противоречия. В условиях длительного спора, как и в условиях долгого ожидания автобуса, срабатывает иллюзия невозвратных потерь — чем дольше споришь или чем более эмоциональна дискуссия, тем меньше желания пересматривать свою точку зрения, так как для этого придется обнулить весь накопленный банк своей репутации.

Представим теперь, что ухудшение внешней ситуации, которое теоретически могло бы заставить человека пересмотреть свою точку зрения, происходит постепенно. На каждом небольшом этапе он встает перед выбором - отказаться от своей позиции или же немного напрячься и придумать очередное объяснение, почему это небольшое ухудшение не так страшно или даже, наоборот, полезно. Говоря на языке эксперимента, — потерять уже вложенную сумму наверняка или вложить дополнительный доллар и иметь шанс выиграть. Если человек подвержен иллюзии невозвратных потерь, конечно же он выберет второе. Причем, как видно, некоторые готовы терпеть потери, в 10 раз превышающие потенциальный выигрыш.

Думается, что если бы у этих 80% людей год назад спросили «готовы ли вы поддержать политику, в результате которой Россия окажется в изоляции от остального мира, а с полок в магазинах исчезнут иностранные продукты, будут введены дополнительные налоги, а рост экономики будет равен нолю с риском рецессии?», ответ был бы очевиден. Точно так же ни один здравомыслящий человек не согласился бы купить 20-долларовую банкноту, заплатив за нее в 10 раз больше.

Но реальность, как обычно, сложнее, и мы имеем ситуацию, в которой у власти есть еще огромное поле для маневра в виде закручивания гаек и ухудшения условий жизни в стране. Если продолжать аналогию с экспериментом, заметим, что его условия невероятно выгодны для самого аукциониста, который без особого напряжения получает сумму, в 20 раз превышающую его затраты. Это также очень напоминает нынешние российские реалии. Пока либералы и консерваторы всё дальше втягиваются в споры о политическом курсе и санкциях, выгоду от этого процесса продолжают получать совсем другие люди.

Перепост.

Комментировать Всего 2 комментария

Спасибо, Ксения.

Да, именно этот механизм тут и работает... (Может, и еще какие-то, но этот - точно).

Правда, как участник множества аукционов, отмечу, что чаще на аукционах выходит совсем наоборот...

Эту реплику поддерживают: Ксения Паниди

Я с некоторого момента подозреваю, что когда и если станет совсем худо желудкам и кошелькам, то виноватым в этом будет не свой родной, с которым столько уже пудов соли съедено, а... пиндосия, совдеп, гомосеки, гейропа и все по списку, которые уже заранее были предусмотрительно заявлены во враги. Проще нести самый бредовый бред, чем признать свою ошибку и взять на себя отвественность за все наши общие грехи... И чем больше крови пролито, чем страшнее рана Донбасса, тем невозможнее признать, что это не киевские фашисты породили зло, а мы сами своей ненавистью и неразумностью...

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов