Все записи
11:10  /  20.03.20

443просмотра

Как вернуть равновесие, если ты перегрелся?

+T -
Поделиться:

Сначала я хотела просто перечислить те меры, которые помогли мне полностью восстановиться. Но у меня не получилось. Дело в том, что в любом вопросе крайне важно учитывать этап, на которым ты сегодня находишься, и его отличия от предыдущего периода.

 

Начало истории:

Часть 1: Необъяснимая психосоматика, или Разгадка длиною 5 лет

Часть 2: Сказ о том, как я лечила шею, а вылечила душу

Часть 3: Сверхчувствительная нервная система. Моя история восстановления

В начале этой истории, в состоянии сильного перегрева нервной системы, я отказалась от всей (всей!) спортивной активности и мне это заметно помогло. Но как только я почувствовала себя чуть крепче именно в психическом смысле, хотя до полного восстановления было еще далеко, я первым делом начала возвращать в свою жизнь практику. И это тоже было правильным решением. Так стоит ли ограничивать занятия спортом в ситуации заметного истончения нервной системы?

Любимый пример

На этот счет у меня есть любимый пример — о том, как правила и принципы развития малого бизнеса могут угробить средний бизнес. И наоборот. Возьмем начинающего предпринимателя. Задумал он свое дело открыть, но начать решил не с того, чтобы засучить рукава и шустрить, как полагается до тех пор, пока в конце туннеля не просветлеет, а сразу с комфорта устоявшегося предприятия — офис, секретарь, кофе принесите… Далеко ли он уедет, наш новоиспеченный?

Абсолютное большинство успешных историй начинаются как раз с противоположного: когда на первом этапе ты все делаешь сам. И швец, и жнец, и на дуде игрец. Но самое интересное следует дальше. Если вдруг он задумает расширяться. Вчерашняя стратегия успеха не просто не даст ему это сделать, а может и угробить то, что он успел воздвигнуть. Дальнейший рост — это расширение команды, искусство делегирования, разворачивание бизнес-процессов. Без подобной перестройки, просто опираясь на былые, пусть и крайне эффективные в прошлом меры, можно существенно надломить то, что уже было сделано.

И подобные метаморфозы присутствуют во всех сферах жизни.

Человек, который не учитывает разные витки собственного развития и переходы между ними, обречен, однажды столкнувшись с тупиком, пробуксовывать в нем вечность.

Поэтому…

Поэтому я изменила структуру этого материала. Решила показать не только меры, которые я применяла, а непосредственно — этапы, которые проходила. И хочу попросить вас учитывать их, так же, как и общие принципы восстановления нервной системы. Попытка просто опереться на мой опыт не будет успешной. Но если обращаться к сути, а не только к деталям — самостоятельная адаптация мер не станет проблемой.

Дисклеймер

Ну, и дисклеймер, без которого я опять буду разгребать сообщения, что психозы и депрессию нельзя лечить самостоятельно. Друзья, дорогие, конечно! Психозы, депрессию и любые серьезные диагнозы нельзя лечить самостоятельно.

Озвученные здесь меры касаются не клинических психических заболеваний, которые необходимо лечить и контролировать только у специалистов. Я говорю о тех «перегревах», которые случаются со здоровыми людьми.

Наоборот, я предлагаю вам пойти к врачу, так же как сделала я с самого начала. Другой вопрос, как мне предстояло выяснить за несколько лет этого непростого пути, что методы традиционной медицины не могут восстанавливать тонкие настройки более-менее здоровых людей. Сложные меры в виде транквилизаторов и антидепрессантов имеют ряд серьезных побочных эффектов, они недопустимы без прямых, непосредственных показаний. И сегодня я очень благодарна тому психотерапевту, который отказал мне в их назначении со словами, что в целом, я в порядке.

На этих страницах я лишь констатирую факт: однажды я «перегрелась», специалисты помочь не могли (а я ходила по ним несколько лет) и мне пришлось искать выход самой. Я знала, что то, что со мной происходит – не норма. Ничего очень страшного на самом деле не было. Люди годами живут в таких состояниях, ничего не предпринимая. Но это была не моя норма. И знаете, я его, этот выход, нашла. Нашла и офигела, если говорить не фильтруя, — так много новых граней он мне открыл.

Например, что в йоге и аюрведе издревле известны подобные дисбалансы у здоровых людей. То есть легкие формы «перегревов», которые тем не менее, начинают ухудшать качество жизни, особенно если продолжать давать себе привычную нагрузку без учета новых факторов.

Картина маслом

Вот есть, например, нога. Когда она здорова, все у нее хорошо функционирует, двигается, сгибается там, где надо. И возьмем дисбаланс — травму. Перелом ноги. Здесь требуется врач, операция, период восстановления. Но ведь одним переломом все виды повреждений ноги не ограничиваются, так?

Существуют десятки промежуточных повреждений, от легких до средних, которые способны нарушить работу этой части тела. Ушиб, растяжение, обширное внутреннее кровоизлияние, тромб или сильный порез. В каких-то случаях можно обойтись без врачей и уж точно без госпитализации, но помощь все равно нужна, в зависимости от тяжести повреждения. Не обращать внимания, а то и продолжать нагружать ногу в таком состоянии, до добра не доведет. Если не лечить даже простой порез (не промыть, не продезинфицировать), он может загноиться и принести существенные неприятности. А иногда он начинает гноиться, несмотря на предпринятые меры обработки. В этом случае помощь должна усложняться и соответствовать состоянию.

Нечто схожее происходит и с нашей психикой. Условный «перелом», то есть тяжелое повреждение — это психоз или депрессия. Дело поправимое, но в этом случае обязательна квалифицированная помощь врача и серьезные препараты. Никакого самолечения.

Но, помимо сложных случаев, существуют еще десятки различных промежуточных встрясок нервной системы, разной степени интенсивности и с разными последствиями. Те самые ушибы и растяжения, только на уровне психики. Согласитесь, что ложиться на операцию при ушибе — достаточно странно? Так же странно применять тяжелую артиллерию медикаментов к психике без веских оснований. Но и оставлять без внимания эту проблему не очень благоразумно и может привести к неприятным последствиям.

И здесь, как выяснилось, в западной медицине большой пробел. Даже сильный предменструальный симптом врачи в Штатах лечат антидепрессантами. Серьезно? В свое время именно этот факт стал последней каплей в моем развороте в сторону востока. Я поняла, что традиционная медицина не в состоянии мне помочь. Просто. Не знает. Как.

В России ситуация другая. Если прямых показаний нет — значит, ты здоров. Свободен. Само пройдет. Или отправляют тебя к психологу (не к врачу). Но проблема перегрева имеет биологическую, а не психологическую основу. Восстановить психофизическое равновесие одними разговорами невозможно. Говорю это не умозрительно, а как человек, который искренне пытался этого достичь на протяжении месяцев и лет. Не работает.

Вот и получается черно-белое кино: или депрессия — или здоров. Или невроз, или не выдумывай. Все. А на востоке эти промежуточные состояния прекрасно знают. Ты можешь перегреться, залететь в психологический кювет, столкнуться с выгоранием или перенапряжением. Твои нижние, витальные центры, могут ослабнуть, а верхние, наоборот, накалиться сверх меры. Эти состояния описаны, рассмотрены и подлежат выравниванию мягкими методами. Моя причина была «от и до» биологической. Когда я осознала это в полной мере и разложила все на составляющие — я смогла себе помочь.

Меры, которые мне помогли

Этапы моего восстановления растянулись по времени на несколько лет. Большую часть этого периода я действовала вслепую, по наитию, не зная до конца, что именно со мной происходит. И только финальные полгода я занималась восстановлением уже прицельно, точно понимая, в чем именно дело. Но учитывать стоит всю полноту картины. Здесь я акцентирую только те пункты, которые в большей или меньшей степени, но все же ощутимо помогли мне на каждом конкретном этапе.

Этап первый

(не знаю, что именно со мной происходит)

Состояние — перегрев нервной системы после длительной бессонницы. Проявления: обостренные реакции на все раздражители, даже незначительные; агрессивный ПМС; болевые ощущения в шее и спине (МРТ не показывает серьезных проблем); частые болезни. Я регулярно посещаю врачей. Анализы и результаты обследований в целом в порядке. Лечусь локально по каждому конкретному случаю, но понимаю: то, что со мной происходит — не нормально. Добавляю свои меры — пока по наитию.

Полное снятие спортивной нагрузки

Я отменила все. Бег, зарядку, йогу, даже ходьбу — на какое-то время. Все. Я видела, что эти меры не только не помогают, но и усугубляют мое состояние при интенсивной нагрузке. Первым звонком было повышение температуры на следующий день после практики йоги. Полуторачасовое занятие давалось мне очень тяжело, но я себе заставляла, а на следующий день слегла. Тогда я сделала перерыв, но меня постоянно подгрызала идея, что здоровья без спорта не бывает. И через время я опять начала предпринимать попытки к возвращению в спортивную колею — с переменным успехом.

Финальной каплей стала интеграция в свою жизнь домашнего фитнеса. Через два месяца занятий трижды в неделю мне стало заметно хуже: все реакции были обострены до предела. Пресловутые 10 000 шагов не давали прилива бодрости, а как-будто ее забирали. Тогда я отодвинула все окончательно. Да, меня продолжало мучить чувство вины за отсутствие спорта и полноценного движения в жизни. Но теперь я его пресекала. Восстановление first.

Отказ от кофе

От кофе я отказывалась в своей жизни несколько раз, и каждый раз очень мучительно. Проблема в том, что в невосстановленном состоянии не хватает естественной бодрости, а кофе всегда рядом, чтобы «прокредитовать» тебя дополнительной энергией. А так как период восстановления не отменял рабочих процессов, ты иногда нет-нет, да и сдашься новой порции «быстрой бодрости».

Такой подход не то что не помогал процессу восстановления — он ему активно мешал. По сути, я своими руками раскачивала маятник от сильного возбуждения до следующего за ним сильного торможения и активно мешала нервной системе вернуться в устойчивое динамическое равновесие.

После чашки кофе меня поднимало в хорошее и высокотворческое состояние, порой даже с перебором в виде учащенного сердцебиения, а через несколько часов опускало в туман и вялость. Да, я успевала сделать нужные мне задачи, но платила за это слишком большой ценой. Но главное — проблема усугублялась. От месяца к месяцу моя реакция на кофе становилась все тяжелее. Доходило до того, что после одной чашки крепкого кофе у меня начинался тремор.

Так как это был не первый в моей жизни отказ от кофе, я знала, что меня ждет синдром отмены — минимум неделя головной боли во второй половине дня. Но на этот раз, видимо в связи с обостренным состоянием, головная боль, туман и слабость продолжались около трех недель после полной отмены кофе. В сложные дни я спасалась таблеткой обезболивающего, но продолжала терпеть. Долго ли коротко, но меня отпустило. Организм начал нормально бодрствовать и без этого стимулятора.

Отказ от частых переездов и перелетов

На тот момент наша жизнь состояла из сплошных переездов и перелетов. Мы проводили дома в лучшем случае два месяца в году. Приняв решение восстанавливаться, я сократила все поездки, которые могла, оставив только самые-самые необходимые. И впервые за несколько лет начала преимущественно находиться дома, на одном месте.

Сильно забегая вперед — через полтора года я вычитаю в источниках по аюрведе, что частые перелеты и переезды (так же, как и бег, например) противопоказаны при подобных состояниях, так как увеличивают ветер. А именно этот первоэлемент отвечает за работу нервной системы. Ветер надо успокоить, а не раздувать его еще больше. Звучит, ненаучно, я знаю. Но я искала реальный выход из реально сложившейся ситуации, а не просто красивые факты доказательной медицины, чтобы все одобрительно кивнули. И нашла его, в конце концов. Но обо всем по порядку. Пока я максимально ограничивала переезды и перелеты.

Отказ от будильника и жестко заданного ритма

Если раньше я несколько лет вставала по будильнику и следовала заданному расписанию дня, то сейчас я, в первую очередь, не хотела ограничивать себя во сне. Я ложилась спать и так достаточно рано, до 11 вечера. Но если утром мне хотелось спать — я спала. В тот период мне требовалось минимум 9 часов сна, а то и больше, хотя моя норма всегда была — восемь часов. Но я отдавала себе отчет, что я не в порядке и сон в данном случае лечит.

Поиск убежища

Убежище — это термин Элейн Эйрон, который она ввела в контексте сверхчувствительной нервной системы. Это возможность скрыться от глаз и побыть в одиночестве в моменты сильной перестимуляции.

Тогда я еще не была знакома с темой сверхчувствительности и применяла эту меру интуитивно. В момент острого накала, который держался несколько дней и грозил выйти из берегов, я уезжала в какой-нибудь отель на 1–2 дня. Побыть в полном одиночестве, восстановиться. Благо, муж относился к таким поворотам с пониманием.

В ситуациях попроще убежищем могло служить любимое кафе или место в парке, куда я уходила работать или гулять, чтобы переключиться. В идеале убежище должно быть и в доме — своя комната, кабинет, а еще лучше отдельная спальня, где можно отдышаться в моменты перевозбуждения.

Сегодня я бы сделала только одну поправку: убежище для коротких перезагрузок на 1–2 дня должно быть знакомым и любимым. Опробованным. Где вы будете отдыхать, не отвлекаясь на новые ощущения. Иначе такая поездка может превратиться просто в поток новой интенсивной стимуляции, что в ситуации перегрева будет только напрягать.

Интервальное голодание

Эта мера самая неоднозначная в ситуации перегрева, и вы можете ее пропустить, сразу обратив внимание на аюрведические методы, речь о которых пойдет в следующем материале. Но моя дорога шла именно через интервальное голодание, и я хочу показать картину целиком. Как, с одной стороны, подобное питание мне существенно помогло, а с другой — застопорило в дальнейшем восстановлении.

Дело в том, что интенсивное чувство голода, так же, как и переедание, — это не норма для нашего организма. Это две крайности, которые имеют стимулирующее и тормозящее действие, но не способствуют обретению равновесия нервной системы, особенно если она длительное время находится вне этого равновесия. Умеренный голод тормозит нервную систему, а интенсивный, наоборот, достаточно сильно ее стимулирует. В моем случае было противопоказано и то, и другое. Но я об этом еще не знала.

Тогда я перешла на двухразовый режим питания: завтрак и поздний обед с 16-часовым перерывом между ними. И пробыла в таком распорядке около четырех месяцев. Сначала эта мера дала очень ощутимый эффект — как будто сняла один слой с моей психики и заметно улучшила мое состояние. Именно в тот период у меня пройдут болевые ощущения в спине и шее. Но на этом прогресс и остановился.

Этап второй

(по-прежнему не знаю, что именно со мной происходит)

Итак, я чувствую себя намного лучше, но до полного восстановления еще далеко. С одной стороны, прошли все болевые ощущения. Шея и спина, которые беспокоили почти два года, больше не ноют. Я перестала постоянно болеть и ходить по врачам. Но реакции на раздражители все равно выше нормы. Предменструальный синдром очень агрессивный. Я хорошо себя чувствую в покое и в одиночестве, но все еще плохо держу бытовые стрессовые ситуации и общество людей. Общее здоровье в порядке. Но равновесие шаткое. Прогресс застопорился. Продолжаю искать ключи к личному восстановлению.

Возвращение в йогу

Я ощущала свое восстановление как снятие очередного слоя с психики. Когда добрая часть симптомов ушла и первый слой был отброшен, я начала задумываться о возврате спортивной активности. Мне, наконец-то, стало ее не хватать. Но перерыв подвел меня к пересмотру ценностей. Я больше не хотела делать то, чего я не понимаю и не умею. Не хотела стоять в кривом воине в группе тех, кто стоит в кривом воине (вирабхадрасана или поза воина – одна из асан в йоге, прим. автор) и тешить себя иллюзией работы над телом.

«Я пришла сдаваться, Алена. Давай сделаем из меня человека. Я осознала, что в йоге нельзя ставить цели. Ни здоровья, ни внешней формы. Эта практика совсем о другом. Я хочу попробовать начать все с начала», — так началась моя перезагрузка с йогой. Я начала все заново, с самого нуля. На этот раз индивидуально с учителем.

Мы начали с самых-самых азов, постепенно наращивая темп. Преимущественно три раза в неделю. Прозанимались несколько месяцев. А затем произошло странное: мне опять стало заметно хуже.

Предменструальный синдром обострился до предела. Около 10 дней в месяц я не переносила никакой нагрузки — ни физической, ни психической. С новым циклом легчало, но ненадолго. Я не могла вечером возвращаться домой после йоги. То был так называемый холодный сезон на Бали, и после заката заметно холодало. Я надевала джинсы на леггинсы, две кофты и куртку, и меня все равно трясло от холода. Не могла согреться. А речь о 23 градусах тепла и небольшом ветре от езды на мотоцикле. Могла расплакаться в любой момент— просто так, без причины. Благо, мне хватило ума обсудить свои симптомы с преподавателем, а ей — опыта и знаний, чтобы понять, что происходит.

Честно сказать, у меня и мысли не было, что дело в йоге. Я скорее пожаловалась и объяснила, почему я отменяю занятие то тут, то там. Но преподаватель стала расспрашивать подробнее обо всех симптомах и предыстории. И сразу объявила о корректировке в наших упражнениях. В том состоянии, в котором я находилась, добрая часть классических практик мне была противопоказана. И, да, ухудшению моего состояния способствовали именно некоторые практики йоги.

Ограничение неподходящих практик, выбор подходящих

Мне очень повезло с преподавателем.

Когда мне становилось хуже от фитнеса и даже от длительных прогулок, мне говорили: «Продолжай». Когда я жаловалась врачам, что симптомы не проходят, даже после лечения, они намекали: «Не выдумывай». Мол, анализы-то в порядке. Когда я уточняла у психологов, что что-то мне не легчает, мне давали понять, что может потребоваться очень много времени. Сколько — неизвестно. А сейчас мне сказали: «Останавливаемся». Останавливаемся в некоторых практиках.

Я опишу основные меры, которые внесла мой инструктор Алена Дудко. Но не как руководство к действию. Я не являюсь преподавателем йоги и не могу консультировать на этот счет. Лишь с целью поделиться личным опытом — в той мере, в которой я могу его осмыслить.

Итак, перво-наперво были ограничены пранаямы.

Капалабхати, уддияна бандха, бхастрика, попеременное дыхание через правую и левую ноздрю. И прочие. Как активизирующие, так и сильно расслабляющие. Из дыхательных упражнений осталось только полное восстановительное дыхание и уджайя при выполнении асан. Как сказала Алена: «Это надолго. Пранаямы я тебе верну еще очень нескоро».

Для справки: весь комплекс утренних пранаям является активизирующей практикой, нацеленной на возгонку энергии вверх, что в моем случае было противопоказано. Мне требовалась стабилизация нижних центров и нисходящего потока праны.

Помимо этого, были временно ограничены интенсивные динамические связки, в том числе и Сурья Намаскар, которая также является сильно активизирующим комплексом. Подобная раскачка была сейчас лишней. Плюс — сильные прогибы назад и наклоны. Мышцы спины играют особую роль в вопросе активизации и расслабления нервной системы. Считается, что прогибы активизируют, а наклоны успокаивают нервную систему, но если сильно вытягивать, тоже пойдет активизация.

Мы перенесли практику с вечера на день — занятия вечером меня «разносили» еще больше — и сократили до двух раз в неделю. Мне было рекомендовано воздержаться на время от любых интенсивных занятий, в том числе и длительных медитаций. При этом были рекомендованы спокойные прогулки и, особенно, плавание. Отдельной строкой шло воздержание от крайних температур — жары и холода.

В рамках занятий у нас остались как некоторые динамические связки, так и статика, но отдельной строкой шла интенсивность практики. Было выведено правило: 70% от своей нормы. Не заходить в напряжение до своих максимальных пределов. Не более, чем на 70%.

Отмечу, что у меня было негласное право в любой момент отказаться от любого занятия, если я чувствовала сильный спад. Что называется, без лишних вопросов и косых взглядов. Если бы не эта опция, наверное, и йоги бы в моей жизни до сих пор не было. Я бы просто искала другие пути до полного восстановления.

Опять забегая вперед. Алена порекомендует мне автора Дэвида Фроули, у которого я перечитаю практически все, что вышло на русском языке. Могу сказать, что в книгах «Аюрведическая терапия», «Аюрведа и Ум», а также «Йога от А до Я: практика асан с позиции аюрведы» можно найти достаточно развернутые комментарии как по ограничениям, так и по рекомендованным нагрузкам и практикам в период восстановления перегрева нервной системы. За такое состояние отвечает в первую очередь дисбаланс Вата Доши.

В следующих материалах — третий и четвертый этап моего восстановления. Тогда я уже наконец-то детально разобралась в причинах происходящего со мной и начала действовать с открытыми глазами — прицельно не допуская перегрева и возвращая себя к естественному, динамическому балансу, при этом без притупления и угнетения высокой чувствительности моей нервной системы.

Вместо заключения

Вместо заключения я буду занудничать. Мне так дорог хрупкий смысл некоторых понятий, что лучше я буду чрезмерно разжевывать. Этим материалом я не хочу сказать, что йога или отдельные пранаямы не подходят людям со сверхчувствительной нервной системой. Это совсем не так.

Огромный арсенал практик йоги способен как эффективно регулировать состояния, так и расширять возможности нашего тела и психики, планомерно их укрепляя. Был бы неподдельный интерес разбираться в вопросе. Но вместе с тем, да, большинство манипуляций с энергией — инструменты достаточно острые и порезаться ими очень и очень просто. К тому же, любой здравомыслящий человек должен отдавать себе отчет, что чем эффективнее практика — тем длиннее к ней перечень противопоказаний. У медитации и пранаям есть ограничения именно при разбалансировке нервной системы. У асан — в дисфункциях тела. Заниматься продвинутыми или слишком интенсивными практиками можно только в крепком как физическом, так и психическом, состоянии. Ну, и только с теми преподавателями, которые такими противопоказаниями владеют.

И вот еще какой момент.

Я здесь все время говорю о генетической сверхчувствительности, но дело в том, что сверхчувствительность бывает приобретенная… И приобретается она порой именно от неумелой и неуемной практики сильно активизирующих энергетических упражнений.

Недаром в йоге первой и второй ступенью идут яма (нравственность) и неяма (самоконтроль), только затем асаны (укрепление тела) и потом пранаямы (возгонка энергии вверх с помощью дыхательных практик).

Некрепкий физически и морально человек, который начинает активно экспериментировать с сильными практиками, может «поплыть». Как морально — «мир — иллюзия, я тут хозяин», так и физически, что ощущается, в первую очередь, как обретенная сверхчувствительность — обостренные реакции, повышенная нервозность, неспособность переносить общество людей, резкое сопротивление другому мнению и тому подобное.

Вы наверняка встречали таких «активно практикующих», которые, не воздвигнув прочный физический, психический и нравственный фундамент своего тела и личности, пытаются «обхитрить систему» и сразу интенсивно «духовно расти». Еще сто лет назад это было невозможно, так как учителя строго дозировали передачу знания, а сегодня, в век открытой информации, этим уже почти гарантированно занимается кто-то из ваших знакомых. А подобные выпады не на шутку опасны как для тела, так и для психики. Метафора от моего преподавателя – это как выход в открытый космос без скафандра. Если вовремя не остановиться в энергетических экспериментах, которые не по карману твоему сегодняшнему состоянию, ты просто сгоришь и никто не сможет тебе помочь.

Но вернусь к своей ситуации.

Моя сверхчувствительность — история генетическая, я нахожу много следов ее появления на протяжении всей жизни, с самого детства. А катализатором к ее обострению стала длительная бессонница. После чего передо мной и встала задача возвращения в равновесие. Не избавиться от сверхчувствительности как явления, нет. Сверхчувствительность — моя данность. А вернуться в то состояние, которое я знаю, как свою норму. Очень чувствительную, но при этом достаточно энергичную и вполне крепкую.

Продолжение следует.

В следующем материале 3-й и 4-й этапы моего восстановления.

Оригинал материала и подробное обсуждение по этой ссылке

Олеся Власова

Автор блога Re-self.ru, сооснователь проекта Вернись другим и начинающий строитель ретритного центра на Сумбаве

P.S. Что еще почитать по теме? Моя подборка ресурсов по физике и метафизике осознанных перемен: 23 статьи, 10 сайтов, 9 фильмов, 8 видео + кое-что личное. Ловите здесь