О расследовании ФБК

Впервые за 16 лет мы услышали: быть богатым в России не стыдно; иметь детей, которые занимаются бизнесом — не плохо. Это был сигнал Путина для его электората, тех самых 89 процентов: «Перестаньте придираться к тому, что кто-то богат, давайте разбираться в том, почему он богат. Если богат, потому что папа помог, или потому, что занимался коррупцией, предъявите доказательства».

В дорогущем расследовании ФБК, которое стоило от 1,5 до 2 миллионов долларов, нет ничего особенно сложного и нового, оно написано по материалом известных в Европе фирм, по которым можно восстановить структуру собственности. Но в нем нет ни одного факта, подтверждающего вину Юрия Чайки, ни одного прямого доказательства, которое можно было бы обратить против генпрокурора. Путин избирателю об этом и сказал: если вор — генпрокурор, давайте ловить генпрокурора, зачем вы ловите его детей? Не надо считать каждого богатого человека вором, говорит Путин.

Коррупционные расследования Навального устанавливают, что кто-то из окружения генпрокурора был связан с кем-то из окружения Цапков. Замечательно, конечно, факт доказан. Но какое это имеет отношение к тому, что Чайка или его заместитель должны покинуть свои посты? На это не было потрачено ни копейки из тех двух миллионов, которые понадобились для доказательства того, что у сына генпрокурора есть отель в Греции. И об этом Путин четко сказал.

О своих дочерях

Такой же четкий ответ прозвучал и по поводу детей президента. Когда заговорили о Кате — я специально говорю «Катя», sapienti sat — Путин заявил, что он не смешивает свою публичную жизнь с личной. В этом смысле он абсолютно европейский политик. Я хочу привести пример, о котором мало кто знает в России: когда хоронили французского президента Франсуа Миттерана, у его гроба стояли жена, дети и официальная любовница. У народа Франции это не вызвало никакой истерики, все понимают, что есть частная жизнь политика и публичная жизнь политика. Такие вещи в приличном обществе не смешивают, а Россия хочет быть приличным обществом. Поэтому ответ Путина был предельно европейским и деликатным.

О расследовании избиения Олега Кашина

Олега я знаю лично, он долгое время работал в издании, которым я руководил. Я отношусь к нему с огромным уважением, хоть и не сторонник его нынешней политической позиции. Но то, что с ним произошло, это очень серьезная человеческая драма, я ему очень сочувствую и никому не желаю пройти тот путь, через который прошел Кашин. Но если сегодня по такому эпизоду — без прямых доказательств — губернатор Турчак будет вынужден уйти хотя бы в отпуск, я ожидаю, что в течение десяти дней на столе президента появится два десятка дел, по которым таким же образом надо будет снять нынешних чиновников. Оппоненты губернаторов начнут штамповать подобные дела одно за одним.

Даже после Курска, когда были абсолютно очевидны виновные, первые отставки Путин провел спустя полгода. Почему? Потому что он никому не давал возможности использовать себя для решения внутрикорпоративных и внутрирегиональных споров. Демонстративная отставка или отпуск Турчака приведет только к лавине подобных дел, целью которой станет отстранение от власти действующих чиновников. Такое бывает в японской политической традиции, но совершенно исключено в США, Германии или Франции. Вспомните скандал с мэром Чикако, который происходит на наших глазах. Уйти в отставку на время расследования было бы очень оскорбительно, ведь он заявляет о своей невиновности.

Президент — не только тот, кто принимает решения, но еще и очень важный инструмент давления. Попытка его ослабить в одном месте приведет к лавинообразному развитию ситуации и обрушит платину.

О важнейшем дипломатическом прорыве между Россией и США

Путин пролил свет на то, что происходило во время визита Джона Керри в Москву. Все обсуждали подаренного ему Деда Мороза с новогодней елки. А самый важный дипломатический прорыв между Россией и Америкой за последние несколько лет остался незамеченным.

Путин рассказал, что Америка готовит резолюцию по Сирии, а Россия готова ее поддержать. Рассказал об изменениях, которые были внесены, чтобы резолюцию поддержали. Американская риторика по поводу того, что Асад должен уйти, сохраняется, но при этом Асад сегодня принимается как легитимный представитель Сирии и как участник переговоров. Это условие Москвы, которое будет в резолюции соблюдено. Еще одно: все, кто воюет с ИГИЛ, признаются властями России как легитимные союзники — сегодня Путин сказал, что он координирует военные усилия еще и с армией Объединенной сирийской оппозиции. Хотя военные источники США уже об этом упоминали ранее, на высшем уровне российской власти это звучит впервые. Это заслуга Керри и его визита. Кроме того было сказано, что и Россия, и Америка поддерживают конституционную реформу в Сирии. В переводе на язык обывателя это означает другое устройство по отношению к курдам и друзам.

Если обобщить вышесказанное, получается, что впервые за два года США и России удалось согласовать, хоть и минимально, общую позицию по Сирии. Теперь это сотрудничество можно пронести через международные организации, в частности ООН, чтобы его легитимизировать. И это важнейшее дипломатическое заявление, которое не должно остаться незамеченным на фоне других острых тем, о которых сегодня спрашивали журналисты.

Подготовила Анна Карпова