Ни одна из версий уголовного преследования Владимира Евтушенкова, которые сейчас активно обсуждаются, не выдерживает критики.

Первая из них заключается в том, что бюджету очень нужны деньги. Для этого решили пересмотреть старые дела по приватизации и занялись «Башнефтью». На это есть два серьезных возражения: во-первых, это не те деньги, которыми можно сколько-нибудь заметно покрыть бюджетную дыру; во-вторых, выбранный способ — это стрижка свиньи: визга много — шерсти мало. Получить много денег не удастся, а напугать крупных бизнесменов и заставить их уйти в «нероссийский кэш» очень легко. Таким образом, реальные финансовые потери и реальное изъятие денег из экономики будут очень большими.

Вторая версия, которая сейчас часто звучит, заключается в том, что Владимиру Владимировичу очень вовремя положили на стол давно заготовленную папочку, пользуясь тем, что доллар падает уже неделю. Но Владимир Владимирович — это не Борис Николаевич, он такие решения спонтанно не принимает. В свое время командующего Северным флотом после «Курска» он снял только через полгода. У этого есть очень простое объяснение: Путин никогда не допускает, чтобы его использовали в качестве инструмента в чужой игре.

Остается третий вариант, который на первый взгляд кажется странным, но при этом очень многое объясняет. Важной деталью здесь становится тот факт, что претензии предъявлены лично Евтушенкову, а не АФК «Система». Это серьезное, принципиальное отличие от дела ЮКОСа. Таким образом складывается картина из плохого менеджера и белой и пушистой компании.

Вторая важная деталь связана с тем, что само преследование Евтушенкова выглядит странно. Он преследуется подчеркнуто унизительно, но при этом так, чтобы не лишить его дееспособности: возможности встречаться, говорить по телефону, общаться. Обычно в таких ситуациях человека либо полностью изолируют, сажая в тюрьму, либо не трогают вообще.

Сложив эти два фактора, можно с большой вероятностью утверждать, что речь идет о том, чтобы сменить реальное управление компанией. Возможно, даже формально оставив его в руках Евтушенкова.

Кому это нужно? Конечно же, это не рейдерский захват: в России нет рейдерских структур, способных захватить АФК «Система». Это бесспорно ход государства. И здесь логично вспомнить, что АФК «Система» — это последний российский частный чеболь, последняя корпорация, которая имеет многопрофильное и многоотраслевое присутствие.

Сейчас такая корпорация, будучи частной, крайне нужна государству, потому что санкции Запада оказались не отраслевыми, а «квадратно-гнездовыми», то есть бьющими по конкретным предприятиям и конкретным людям. В этой ситуации невозможно предположить, по каким государственным интересам Запад ударит завтра. И поэтому нужна компания, которая под эти санкции не попадет. А АФК «Система» санкции гарантированно не затронут, потому что она никак не связана с политикой: Евтушенков последние десять лет не делал ни одного политического заявления. И эту компанию сейчас очень сложно загнать под санкции.

Более того, АФК «Система» может легко перехватить государственные интересы, если они выпадают из-за санкций в любой отрасли: завтра это могут быть телекоммуникации, послезавтра банки, еще через несколько дней — интернет. В этих условиях реальный управленческий административный контроль над АФК «Система» для государства очень важен. И он становится, грубо говоря, ключевым элементом национальной безопасности.

Почему это сделано так грубо, нахраписто и беспардонно, почему с Евтушенковым просто не договорились, непонятно. Наверное решили, что так будет проще и надежнее. Но единственная версия, которая объясняет и странный недоарест Евтушенкова, и ситуацию, когда обвиняется глава компании, но к самой компании нет и малейших претензий, — это переход в руки государства структуры, которая распределена по всем отраслям экономики и застрахована от санкций Запада.