Все записи
14:33  /  18.06.15

2489просмотров

Выборы сентября 2016: взгляд из 2018-го

+T -
Поделиться:

Во всем разнообразии вариантов объяснения, почему ВВ инициировал процесс переноса выборов в Госдуму с декабря на сентябрь 2016 года, предположу, не хватает одного важного варианта.

Все другие варианты исходят из аксиоматичности того факта, что Путин принял решение идти на четвертый срок в 2018 году. Но попробуем предположить, что это не так. Что ВВ решил «сменить галеры»; что уже выбран преемник (и вся страна его знает), способный гарантировать действующей элите накопленные бонусы – примерно в том объеме, как сам Путин сумел их гарантировать ельцинской элите; что уже произошел исторический разговор на прогулке в Бочаровом Ручье и теперь вопрос только в тактике.

Тогда перенос выборов на осень 2016 года становится более чем логичным – он становится почти обязательным элементом нетравматичной трансформации власти.

Действительно, лучшая стартовая точка для президентской кампании – пост премьера. Это проверено и самим Путиным (дважды) и им же при временной передаче власти Медведеву. Но отставка кабинета и его главы – это серьезный политический и, что еще важнее, внутриэлитный кризис.

За исключением одного варианта – когда кабинет штатным образом слагает свои полномочия перед новым составом Государственной Думы. Здесь и преемника удобно обозначить, и Медведеву есть маневр для формально достойного ухода – в судебную или, менее вероятно, академическую сферы. В конце концов, идею Высшего судебного присутствия, венчающего пирамиду судебной ветви власти в стране, не для пастуха Данилы выпестовывают.

Если новый премьер и его команда – новый кабинет – появятся после выборов декабря, то при самой высокой скорости вхождения в кампанию весну 2017 года можно считать пропущенной – она уйдет на знакомство страны с кабинетом и с преемником в новой, премьерской роли. Дальше летняя информационная пауза – и сразу после нее сверхкороткий (а потому сопряженный с большими напряжениями и форсажем) избирательный сезон осени 2017 года, упирающийся в зимнюю информационную паузу, сразу за которой – выборы.

Два месяца осени 2016 – на первый взгляд, немного. Но они в действительности полностью переформатируют календарную логику. Введение во власть преемника и его кабинета становится повесткой 2016 политического года; президентская избирательная кампания из сверхкороткой превращается в обычную, длиной в год – «весна 2017 – весна 2018 года».

Оценивать вероятность вариантов предлагаю «политическим аналитикам». Политические инженеры оценивают, можно ли такой вариант предложить заказчику, нет ли в нем дыр и внутренних противоречий. Изложенный здесь вариант – вполне продаваем, а потому вполне реалистичен на практике.

Комментировать Всего 1 комментарий
уже выбран преемник (и вся страна его знает), способный гарантировать действующей элите накопленные бонусы – примерно в том объеме, как сам Путин сумел их гарантировать ельцинской элите

Путин - не Ельцин, и с поста президента он не уйдёт - побоится.

Иначе зачем вообще он возвращался после Медведева? Затем, видимо, в том числе, что за медведевский срок Россия слишком далеко сползла к Западу, и вскоре, при сохранении тенденций, дело могло бы дойти до реально свободных выборов, а там - и до полной утраты влияния, чего Путин никак не мог позволить.

А уж Крым и донбасская авантюра окончательно расставляют все точки: это не затем, чтобы уходить. Это чтобы оставаться.