Теория административных рынков Симона Кордонского, указывая на сословный, а не классовый принцип построения современного российского общества, мало внимания уделяет т.н. «креативному сословию», сосредоточившись на других, экономически и политически более значимых сословиях – тех же силовиках, например, или новых отходниках, или самозанятых городских кустарях.

Между тем именно креаклы являются по определению потребителями любой социальной теории, и их монтаж в сословную теорию важен хотя бы потому, что дает им почву для самоопределения в рамках этой теории.

Гносеология рекомендует для познания любого явления сперва построить его модель, а затем уже изучать не само явление, а эту модель = куда более простой и ясный предмет. Разумеется, возникновение задачи соотнесения явления и модели увеличивает риски ошибок = но приз в виде четкого и понятного описания стоит того, чтобы над этим потрудиться.

С моей точки зрения, наиболее точная модель, которая описывает место креаклов в современной сословной структуре общества по Кордонскому = это новое жречество. Креаклы настолько тождественны в своих социальных ролях жрецам прошлого, что даже удивительно, почему они сами этого не отрефлексировали.

Прежде всего, жрецы в любом обществе существуют вне рынка. Они не оказывают услуг, они не продают свои навыки и не берут на себя обязательств по сделкам. Их экономика = это доля от жертв обывателя, принесенных им тому идеалу, которому эти жрецы служат.Креаклы, современные жрецы, также получают свою долю от жертв, которые платятся современным обывателем – Дизайну, Социальным Медиа, Современному Искусству, Урбанистике, Тим Билдингу, Нетворкингу = пантеон новых идеалов довольно широк, постмодернистская культура способствует его стабильному расширению.

Многочисленные исследования, показывающее экономическую бессмысленность всего этого духовного разнообразия, воспринимаются его адептами как примитивизм уровня «Гагарин в космос летал, Б-га не видел». Собственно, они обречены изначально – рационализм никогда не победит идеал. И адепты платят не жрецам, - они, как и положено, платят идеалу, и мирятся с тем, что от их жертв живут жрецы, - те, кто к идеалу ближе них самих.

Креаклы, как и положено в любом жречестве, сформировали сложные обряды, язык, символику и систему посвящений. Так же, как и у жрецов прошлого, это не было коварным планом – просто логика жречества требует обособления от мира, иначе причастность к таинствам трудно мотивировать даже себе.

Как и в любом жречестве, у креаклов сформировалась своя культура во всех ее форматах – философия, итория (не идеала – история мира с точки зрения служителей идеала), искусство, литература. Сформировалась своя педагогика. Сформировалось свое подвижничество, конфликты, культура апокрифов и даже войны.

Модельный ряд можно было бы продолжать еще долго, но задача этого текста = не игра воображения, а выработка предельно практического инструментария.

Соотнесение креаклов и нового жречества ценно тем, что жречество как таковое = достаточно хорошо исследованный и описанный в разных гуманитарных дисциплинах феномен. Эти описания базируются на опыте разных эпох и цивилизаций, снабжены методологиями и понятийным аппаратом.

Именно эта возможность = использовать накопленный аппарат и опыт описания жречества для описания и прогнозирования развития креаклов = представляется сегодня наиболее ценным в предложенном методе.