Кэрри жалеет, что завела детей. В первые годы ей нравилось быть матерью, но теперь она постоянно запирается на кухне и думает: кто я и что я тут делаю? Она не может устроиться на работу, потому что ей нужно ухаживать за двумя детьми 10 и 12 лет, которых нужно еще и водить на терапию из-за аутизма. Часто она представляет, как уезжает к друзьям на Гавайи и не возвращается. Из-за того, что такие мысли — табу в обществе, Кэрри просит представить ее в тексте только по имени, без фамилии. Но на самом деле эти чувства среди родителей — не такая уж и редкость. 

В 2013 году американских родителей спросили, завели ли бы они детей, если бы у них была возможность начать все заново. 7% ответили отрицательно. В Германии в 2016 году 8% родителей не завели бы детей, а 11% скорее всего не завели бы. В 2021 году 8% британских родителей жалели, что у них есть дети. В Польше таких родителей — от 11 до 14%, говорится в исследованиях лектора психологии из польского Университета социальной психологии и гуманитарных наук Конрада Пиотровски. Так что о решении завести детей жалеют миллионы людей. 

Эксперты считают, что причин этому сожалению обычно две. Часто это выгорание. Обычно эффективные родители, столкнувшись с новыми обязанностями, начинают думать, что они не созданы для воспитания детей. Одно из исследований Пиотровски показало, что нередко такие мысли возникают у перфекционистов. Он также обнаружил, что жалеют о решении завести детей семьи с финансовыми проблемами, родители-одиночки и люди, пережившие домашнее насилие в детском возрасте. В другом исследовании говорится, что выгоревшие родители чаще других игнорируют или бьют своих детей. Даже если этого не происходит, в таких семьях у детей чаще появляется депрессия и тревожное расстройство. 

Еще одна причина родительского невнимания в том, что некоторые из них вообще никогда не хотели детей. В 2014 году Мэри случайно забеременела и родила мертвого ребенка. Примерно в то же время умер близкий ей человек. Гормоны и горе заставили ее попробовать снова родить. Когда ее сыну исполнилось 9 месяцев, она снова случайно забеременела. 

«Я ненавижу все это, — говорит Мэри, — Я вообще не люблю детей». Она читает своим детям, готовит для них и читает книжки по воспитанию. Но в то же время она представляет, чем бы она могла заняться, если бы была бездетной, и считает дни до того, как они станут взрослыми. Когда ее друзья вслух сокрушаются, как быстро выросли их дети-подростки, Мэри думает: «Вот же тебе повезло, сволочь». Изабелль Роскам, медик и исследователь родительского выгорания из Лувенского католического университета, говорит, что у многих ее пациентов это чувство сожаления позже проходит. На это Мэри отвечает, что ее психотерапевт уже исключил постродовую депрессию и выгорание. Для Мэри это чувство не будет временным. 

Израильский социолог и автор книги «Материнское сожаление: исследование» Орна Донат проинтервьюировала 10 отцов, жалевших о решении завести детей. 8 из них ответили, что завели детей только потому, что этого хотели их партнеры. Но это решение не сделало никого счастливым: несколько матерей, которых опросила Донат, говорили, что несмотря на то, что их мужья поддерживают их, они все равно чувствуют себя обузой. 

Пиотровски видит связь между высоким процентом родительского сожаления в Польше и недоступностью абортов. Эту идею поддерживает исследование Калифорнийского университета в Сан-Франциско: матери, которые родили ребенка из-за отказа в аборте, чаще чувствуют негатив по отношению к своим детям, чем те, кто сначала сделал аборт, а уже позже завел ребенка по своему решению. Эти чувства были еще распространеннее среди старшего поколения матерей, не имевших доступа к контрацепции. 

Некоторые люди просто не созданы для родительства. Но остальным общество могло бы помочь, если бы так сильно не усложняло весь процесс воспитания детей. Чтобы меньше родителей жалели о рождении детей, нужен доступ к абортам, лечение выгорания, правительственная помощь в содержании, отпуска по уходу за детьми, подходящие рабочие расписания, сокращение разницы в зарплатах между мужчинами и женщинами и увеличение шансов женщин на повышения по работе. 

А еще нужно прекратить заставлять женщин становиться матерями. Женщинам говорят: ну ничего, в первые годы сложно, а потом легко. А если легко не становится, так это потому, что женщина эгоистична или с ней что-то не так. Если мы начнем говорить о том, что большая доля родителей жалеет о том, что завели детей, те, кто уже завел ребенка, не будут думать, что все вокруг прекрасно справляются с воспитанием детей и только они все делают неправильно. После того, как я завершила разговор с Мэри, она прислала мне письмо: «Я положила трубку и проплакала с час. Мне правда было нужно, чтобы кто-то мне сказал, что есть и другие матери, которые мучаются от того же, что и я».

Перевод The Atlantic